Примерное время чтения: 4 минуты
68

Свидетель обвинения - волосы

Версия отравления Наполеона не нова. Канадский миллиардер Бен Вейдер, основатель и президент Международного наполеоновского общества, выдвинул ее сорок лет назад. Он посчитал, что официальный диагноз - рак желудка - не выдерживает критики, так как до самой смерти Наполеон оставался полным, а это совершенно несовместимо с такой болезнью. Кроме того, по свидетельству лиц, сопровождавших императора в изгнании, вырисовывалась картина, подтверждающая все симптомы отравления мышьяком.

Бен Вейдер написал книгу "Был ли Наполеон отравлен?", которая переведена на 44 языка и продана в количестве более миллиона экземпляров. Но все его подозрения оставались лишь любопытной версией. Для серьезного утверждения требовались неопровержимые доказательства.

И вдруг в токсикологии происходит неожиданное открытие - новый метод анализа состояния организма по волосам. Оказывается, волосы в течение своего роста фиксируют все чужеродные вещества: лекарства, наркотики, яды, которые откладываются в них навсегда.

Большинству из нас - рядовым посетителям районных поликлиник - известны лишь анализы мочи и крови, дающие биологическую информацию о состоянии организма всего за несколько дней до взятия пробы. По волосам же, в зависимости от их длины, можно узнать, что происходило с организмом на протяжении многих лет. Так, в волосах трехтысячелетней перуанской мумии, к примеру, были найдены следы кокаина.

Волосы биологически не распадаются и хорошо сохраняются даже спустя много лет после смерти. Поэтому они являются благодатным материалом для исследований.

В чем суть метода? Примерно полсотни волос срезают у основания, как можно ближе к коже. Затем их тщательно очищают от веществ, способных повлиять на результат анализа. Потом волосы размалываются, чтобы высвободить содержащиеся в них вещества. Далее начинается анализ, при котором используется система разделения массы на составляющие и оценивается их количество по молекулярному весу.

Более подробно описать процесс простыми человеческими словами невозможно из-за обилия научных терминов и понятий, доступных только специалистам.

Дату попадания в организм токсичных веществ определяют, разрезая волос на сантиметровые отрезки, поскольку известно, что волос вырастает, примерно, на один сантиметр в месяц. Поэтому, сравнив концентрацию вещества у корня волоса (самое близкое по времени поглощение) и у кончика (самое давнее поглощение), можно проследить эволюцию и сделать соответствующие выводы.

Естественно, этот метод очень заинтересовал судебно-медицинских экспертов, и уже лет десять, как его с успехом используют для установления истины во многих запутанных и спорных уголовных делах.

Конечно же, Бен Вейдер сразу обратил внимание на этот метод. Как только он узнал о возможностях аналитической токсикологии, то сразу же загорелся идеей проверить волосы Наполеона. Недостатка в материале не было. Культ императора был столь велик, что и при его жизни, и после смерти, его поклонники с почти религиозным чувством хранили пряди его волос в ларцах и медальонах.

Вейдер приобрел несколько образцов волос времен ссылки Наполеона и передал их в британскую ядерную лабораторию "Харвелл", а также в токсилогический отдел ФБР. Результаты подтвердили подозрения Вейдера: дозы мышьяка в 20-30 раз превышали физиологическую норму.

Однако, версия Вейдера неожиданно встретила сопротивление, и что особенно удивительно, - во Франции. Тогда, чтобы окончательно убедить противников, он решает обратиться к одному из лучших специалистов-токсикологов в мире - доктору Паскалю Кунцу из Страсбурга.

Чтобы читателям был понятен энтузиазм Вейдера, придется пояснить: любовь к Наполеону он унаследовал от своего отца - портного, выходца из польских евреев. Перед смертью тот заставил сына поклясться в том, что он всегда будет защищать память императора. Вот почему Вейдер тратит столько сил, времени и денег на доказательство своей версии.

Вейдер передал Кунцу прядь волос Наполеона. И вот результат: в обследованных образцах волос содержание мышьяка от семи до тридцати восьми раз больше нормы, и, следовательно, их владелец долгое время подвергался воздействию мышьяка.

Казалось бы, все ясно. Но подтвердить диагноз отравления ученые пока остерегаются. Для окончательного решения загадки необходимы дополнительные экспертизы и абсолютная уверенность в подлинности волос. Дело оказалось настолько серьезным, что, вполне возможно, скоро встанет вопрос об эксгумации тела Наполеона.

Что ж, подождем. И не будем забывать, что все тайное рано или поздно становится явным.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно