177

Психологически опасная картина

16 января 1915 года в московской галерее Третьякова произошло чрезвычайное происшествие. Высокий молодой человек с криком "Довольно крови!" набросился с ножом на картину И.Е. Репина "Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года" и тремя ударами разрезал ее.

Злоумышленника тут же арестовали. Им оказался Абрам Балашов, психически неуравновешенный человек, недоучившийся художник. Картине были нанесены значительные повреждения. Позже усилиями реставраторов картину восстановили, но в несчастье, случившемся с этим репинским шедевром, есть что-то роковое. Словно давняя трагедия отразилась и на судьбе полотна.

Идея картины родилась у Ильи Ефимовича в 1882 году, когда художник находился под сильным впечатлением от трагических событий - убийства революционерами в марте 1881 года императора Александра II и последующей публичной казни цареубийц.

Сюжет картины хорошо всем известен. События происходят в царских палатах. Опрокинуты и разбросаны предметы: кресло и подушка, сдвинутый ковер свидетельствует о борьбе между отцом и сыном. На переднем плане - орудие, которым был нанесен роковой удар: тяжелый, окованный металлом позолоченный посох с окровавленным острием. Темные одежды царя контрастируют с золотистой парчовой ферязью царевича. Глаза царя в ужасе широко раскрыты, он целует умирающего сына, поддерживая его правой рукой, а левой зажимает кровоточащую рану. Царевич плачет и прижимается к отцу. В картине явно главенствует мысль о преступности убийства. Грозный изображен в минуту осознания содеянного и наивысшего раскаяния.

Что же послужило поводом для ссоры между ними? Вряд ли мы когда-нибудь точно об этом узнаем, ведь свидетелей убийства не было. Есть три версии событий. Трудно сказать, почему, но в основу своей картины Репин положил так называемую "польскую версию", написанную поляками якобы со слов своих лазутчиков в Москве.

В то время в Прибалтике шли активные боевые действия между русскими войсками и войсками польского короля Стефана Батория. Согласно польской версии, 16 ноября царевич якобы попросил у отца дополнительные войска для помощи осажденному Пскову. Но Иван Грозный обвинил сына в заговоре с боярами для захвата власти и в гневе ударил посохом по голове. Эта версия попала в Псков, что подтверждает городская летопись. В ней записано, что царевича отец "остнем поколол, что ему учал говорите о выручении града Пскова". Однако авторы абсолютно не знали характера царевича Ивана, который полностью находился под влиянием отца и, что самое главное, никогда не командовал войсками. На ложность этой версии указывает и неправильная дата смерти царевича. Согласно большинству источников, он скончался 19 ноября. Цель этой ложной версии - оказать психологическое давление на жителей Пскова, убедить их, что помощи из Москвы не будет, и склонить к сдаче. Впрочем, затея не удалась. Зимой поляки вынуждены были с большими потерями отступить от города.

Другая версия принадлежала послу римского папы в Москве, выступившему посредником в мирных переговорах между Россией и Польшей. Он записал события со слов переводчика-шпиона, вхожего в царский дворец. По его рассказу, царь зашел в покои сына, и ему на глаза попалась сноха, которая лежала на скамье в одной рубашке, в то время как по дворцовому этикету требовалось не менее трех одежд. Иван Грозный поколотил беременную царевну за непочтение. На ее крик прибежал царевич и попытался остановить отца, но был смертельно ранен посохом в висок. На пятый день он умер, а царевна родила мертвого ребенка. При этом дата смерти царевича Ивана, согласно Московской летописи, указана верно - 19 ноября.

Третья версия записана московским дьяком Иваном Тимофеевым, хорошо знавшим порядки и обычаи царского двора. По его рассказу, 8 или 9-го ноября в Александровской слободе Иван Грозный на утренней службе в дворцовой церкви заметил, что нет снохи, и решил выяснить причину ее отсутствия. Сам царь неукоснительно соблюдал обряды и требовал того же от всех родственников. Пройдя в покои царевича Ивана, он застал спящую царевну в ночной рубахе в постели и набросился на нее с упреками. Та подняла крик, и Грозный ударил ее. На шум прибежал царевич и попытался заступиться за жену. Пришедший в ярость царь сбил сына с ног ударом кулака в висок и стал избивать его. В итоге он сломал ему несколько ребер, и у царевича, судя по всему, началось внутреннее кровотечение. 9 ноября во второй половине дня бояре поехали в Москву за лекарями, но царевич угасал. На одиннадцатый день он скончался.

Нетрудно заметить: вторая и третья версии описывают преступление Грозного как сугубо бытовое убийство на почве семейного скандала. Это, конечно, не устраивало биографов царя, и поэтому на последующие века недостоверная польская версия становится фактически официальной, поскольку придавала делу политический оттенок. Она преподносила убийство как случайное преступление жестокого царя и описывала дальнейшие переживания и раскаяние царя. Вероятно, по этой причине Илья Ефимович и положил в основу своего произведения польскую версию трагедии.

Картину Репин закончил в 1885 году и представил ее в мастерской своим друзьям. Полотно произвело на всех ошеломляющее и одновременно гнетущее впечатление. Гости дома И.Н. Крамской, И.И. Шишкин, Н.А. Ярошенко и П.А. Брюллов долго молчали. Молчал в прессе и лучший друг художника, критик В.В. Стасов - ни строчки, ни слова. Царь-убийца на полотне взволновал и правительственные круги. Лишь Л.Н. Толстой и некоторые критики одобрили картину.

Полотно было представлено на официальной выставке в Петербурге, и реакция широкой публики мало отличалась от реакции друзей художника и критиков. Реализм, граничащий с натурализмом, испугал многих зрителей. Президент Академии художеств Великий Князь Владимир Александрович сказал жене: "Не пугайтесь, подготовьтесь, сейчас вы увидите эту страшную картину".

Через тридцать лет покушение Балашова снова вызвало интерес к картине. Опять стали писать о безответственности работы художника, о том, что этой картине место в паноптикуме среди восковых фигур, об общественно-психологической опасности, которую таит в себе репинское полотно, и что Балашов просто жертва натурализма художника.

Впрочем, не все относились к творению Репина столь отрицательно. После покушения на картину в печати выступил Н.К. Рерих: "Даже не верится, что такая могучая картина, как Иоанн Грозный, могла пострадать. Характерное выражение реализма, бесконечно сильного для размаха Репина. Именно эта картина жила в памяти особенно сильно. Национальное достояние, произведение искусства не оценивается денежными суммами. Ими гордится народ, и нападение на них - кощунство, достойное величайшего осуждения".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно