Примерное время чтения: 3 минуты
235

С улыбкой о знаменитостях (26.07.2004)

Наполеон и книга

Как-то Наполеон, находясь в своей библиотеке вместе с несколькими приближенными, обсуждал план очередной военной компании. Для конкретизации своего замысла ему потребовалась книга, которая стояла на верхней полке. Он попытался её достать, но из-за небольшого роста не смог этого сделать. Тогда он приказал подать себе стул.

- Позвольте, Ваше величество, - решил помочь ему один из его высокорослых приближенных, - я достану. Я выше вас на голову.

- Вы, вероятно, хотели сказать, длиннее, - заметил император. - Впрочем, если вы будете настаивать на своей версии, то легко можете лишиться этого преимущества.

Агата Кристи и археология

Агату Кристи спросили, почему она выбрала себе в мужья археолога, а, к примеру, не физика или дипломата.

Мастер детектива ответила:

- Я просто подумала о будущем. Ведь, чем старее становится жена, тем больший интерес будет проявлять к ней археолог. Так что муж-археолог - это тот муж, о котором может мечтать любая женщина.

Козловский и Сталин

Выдающийся советский тенор Иван Семёнович Козловский, зная, что Сталин благоволит ему, однажды обратился к генералиссимусу с просьбой:

- Я никогда не был за границей. Хотелось бы съездить.

- Не убежишь?

- Что вы, товарищ Сталин, родное село мне намного дороже, чем вся заграница.

- Правильно, молодец. Вот и поезжай в родное село!

Бернард Шоу и дама

Во время одного из приёмов к Бернарду Шоу подошла дама и спросила:

- Почему Бог создал сначала мужчину, а уж потом женщину?

- Потому, - ответил великий остроумец, - что не хотел, чтобы в момент сотворения мужчины женщина давала ему советы.

Аркадий Аверченко и цензор

Цензура не есть изобретение советской власти. В России она существовала во многие времена, и извивы мысли цензоров порой повергали в глубокое изумление тех, кто с ними соприкасался.

Например, как-то во время Первой мировой войны писатель-юморист Аркадий Тимофеевич Аверченко принёс цензору свой рассказ на военную тему.

Прочитав рассказ, цензор дал добро на его публикацию, вычеркнув всего лишь одну фразу: "Небо было синее".

- Почему? - удивился писатель, постоянно переживавший и не такие цензорские экзекуции.

- Эта фраза наверняка наведёт противника на мысль, что военные действия происходят на южном участке фронта расположения русских войск. А это - военная тайна! - невозмутимо объяснил бдительный страж государственных и военных секретов.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно