147

Опять скрипит потёртое седло

Мой велосезон в этом году начался активно. Даже слишком активно... четырехдневным велопоходом.

"На велосипедах надо кататься, а не возить их в поездах" - таким недружелюбным возгласом встречали нас пассажиры поезда N603 "Москва-Осташков", когда мы загружали туда 8 велосипедов. А знаете, как трудно без сноровки разместить на третьей, багажной, полке плацкарта 4 велосипеда, причем так, чтобы не трястись всю ночь от страха, гадая, грохнутся они или не грохнутся. На обратном пути эти действия получались у нас гораздо быстрее и ловчее.

Кручу, кручу педали, кручу...

Велопоход - относительно дешевый, современный и доступный даже для школьников вид туризма. Да и каких-то специальных знаний и навыков для него не требуется. Проверено на себе! Крутить педали-то умеет, наверное, каждый. Правда, осмелюсь дать совет: если вы не выезжали на велосипедах дальше границ своего города и тем более не катались дольше трех часов в день, не рвитесь сразу в месячный мегатур по всей России, а организуйте для "разминки" поход выходного дня - выберитесь на день-два за 50-100 км от дома. Этот "походик" покажет вашу физическую и моральную подготовку к более трудным испытаниям, а также проверит, насколько силен ваш интерес к такого рода вылазкам. Может быть, уже после первых двух часов пути, тебе захочется выть: "Мама, забери меня домой!" а, может, душа истинного путешественника попросит более острых ощущений...

На майские праздники мы, бравая команда из восьми человек смешанного состава, отправились в велопоход под громким названием "Вокруг Селигера".

Когда в половине восьмого утра в Осташкове мы буквально вывалились из вагона вместе со своими восемью велосипедами, было холодно. С неба сквозь тучи "нехотя" светило солнце. Еще час мы, стуча зубами от холода, прикручивали великам передние колеса, педали, крылья, кому-то - сломанный багажник, складывали чехлы, подкачивали шины. Когда мы наконец-то отправились в путь, резкий холодный ветер сердито напомнил, что до лета еще целый месяц - моментально замерзли руки, шея и голова, а в развевающихся волосах запутаться можно было похлеще, чем в лабиринте Минотавра. Хорошо, что рядом оказался хозяйственный магазин, где мы оптом накупили перчаток для хозработ - не по-байкерски, конечно, зато тепло.

Было запланировано проехать около 150 км. Основная цель - посетить исток Волги. Мы проехали 185 км, но... не вокруг Селигера, а скорее рядом... По пути маршрут корректировался в зависимости от обстоятельств. А обстоятельства "выходили" разные...

Первое: информация на карте не всегда соответствовала действительности. Как у хорошо подготовившихся туристов, у нас было аж две карты: одна - Селигера, без Верхневолжских озер, поэтому первая часть нашего маршрута на ней не значилась; вторая - Тверской области, 2002 года издания, но, видимо, за четыре года "в реале" все очень изменилось. Выяснилось, что "дорога с хорошим асфальтовым покрытием" на карте может на деле оказаться грязной тропинкой в лесу с множеством огромных луж. Хуже - некоторых дорог, указанных на карте, мы вообще найти не смогли. И пробираться приходилось буквально на ощупь. Недаром еще Гоголь писал: в России две беды - дураки и дороги...

Так мы и ехали, глотая ветер с пылью, летящих навстречу насекомых и изредка останавливаясь попить воды и съесть по конфетке - не еда, но желудку все же приятно. Асфальтовое дорожное покрытие вскоре сменилось грейдером (песок вперемешку с камнями). Мы планировали доехать до моста через реку и добираться до Волговерховья (деревня, где начинается Волга) по другой стороне Верхневолжских озер. Однако... До моста мы так и не добрались... В очередной раз сверившись с картой, мы поняли, что едем по ложной дороге, хотя ни разу никуда не сворачивали. Такая вот мистика! Мысль повернуть назад и искать все-таки нужный поворот была отвергнута в момент ее появления. Внешний вид "новой" дороги внушал доверие.

Только ее бесконечность ужасала. Дорога упиралась в самый горизонт, убегая от нас то в гору, то под гору, и неизвестно было, как поведет она себя за той линией, за которой прячется на ночь солнце. А еще ее безлюдность... Машины проезжали (вернее, проносились) редко... но метко, покрывая нас с головы до ног песком и пылью. Я тогда гадала: наши коричневые "загорелые" лица - результат действия солнца или все-таки дороги?

К слову, для велосипедиста дорога важна, как дождь для грибника. А бывают они разные: асфальтовые и грунтовые. Грунтовое покрытие в свою очередь может представлять собой: обычный грунт (лесные тропы), песчаное, песчано-гравийное (грейдер). Сухой песок - убийство для велосипеда и велосипедиста. Ехать по такой дороге оказалось невероятно трудно: колеса то и дело увязали в песке и буксовали, поэтому на прокрутку педалей уходило вдвое больше сил, а при спуске с горы на скорости приходилось просто впиваться в руль, чтобы вовсе не занесло. Ну, в общем, сами прокатитесь по песку и все поймете! Но дорога была, во-первых, широкая, во-вторых, единственная.

Через некоторое время выяснилось, что не одни велосипедисты и редкие машины "путешествуют" по этой дороге. Среди следов велосипедных и автомобильных шин контрастом четко вырисовывались следы медвежьих лап: маленькие и большие - наверное, медведицы с медвежонком. А ближе к Волговерховью - отпечатавшиеся на песке лосиные копыта.

Проезжая деревню Ширково, мы любовались величественным храмом и верили, что цель уже близко. Верили мы, когда "добротная" дорога сузилась с двух полос до одной, верили, когда из песчаной она перешла в земляную, верили даже тогда, когда она увела нас в лес и "баловала" одними кочками и ямами, и тогда, когда на пути стали все чаще появляться огромные лужи, которые приходилось не переезжать, а переходить. Мы почему.-то не задумались, что ни одна машина, кроме трактора, здесь уже не проедет, и упрямо, как морские пехотинцы, шли вперед. Верили мы, когда ноги еле крутили педали от усталости, а живот настойчиво скулил: "Хочу есть!", верили и когда солнце уже начало потихонечку готовиться "ко сну" и клониться все ниже к горизонту. Перестали верить только тогда, когда выйдя из леса, увидели наконец деревню, до которой так долго и упорно добирались... Нас от нее отделяло озеро... Оно "иронически" поблескивало в лучах закатного солнца и справа, и слева, и впереди, будто смеясь над нами, уставшими, своим пресным смехом. Мы оказались на мысу... Тогда же родилась смелая идея обойти озеро по берегу, вдоль которого, кстати, не было видно ни одной тропинки. Да что уж говорить - ничего не было видно - сплошной бурелом. Может быть - нет, я уверена, - мы смогли бы его преодолеть, "прорубая" себе путь велосипедом, как ледоход среди льдов, но все-таки мы решили сначала "немного" отдохнуть и, вернувшись на несколько километров назад, заночевали на берегу красивейшего озера Вселуг. Название его означает "вода на лугу". И действительно: по берегам озера раскинулись ковром луга и поля.

А ехать надо...

Предполагая, что даже в лесу могут найтись люди, мягко говоря, неблагородные, готовые взять, что плохо лежит, мы решили, что класть свои вещи надо хорошо. Велосипед, в отличие от документов и денег, не сунешь в карман и не положишь под голову, поэтому его участь - ночевать на улице. Оставляя велики на ночь, мы скрепили их друг с другом замками, накрыли чехлами (можно замаскировать еще еловыми ветками и сделать вид, что это толстая елка) и привесили железную гремящую посуду. Хотели еще веревочки от велосипедов в палатки протянуть, чтоб уж наверняка, но посчитали это все-таки лишним.

Утром второго дня дал знать о себе весь переезд первого. Вернее, он не только дал знать, но и прочувствовать, так сказать, всем телом. Заставлять себя сесть на велосипед приходилось волевым усилием - то место, на котором обычно сидят, болело страшным образом и просто отказывалось снова прикасаться к сиденью. Но ехать было надо...

Церковь Иоанна Предтечи в Ширково, мимо которой мы проехали снова и которую смогли получше разглядеть отдохнувшими после ночи глазами - уникальный образец русской архитектуры. Ширков погост - последний из редчайших на Руси деревянных храмов с ярусным покрытием. Говорят, родина этого стиля русской деревянной архитектуры именно Селигер. По преданию, строили погост знаменитые плотники, братья Ширковы. Они решили сделать ее "три в одном": чтоб была церквушка и храмом, и колокольней, и маяком, показывающим рыбаку издалека путь к родному дому.

Во второй день мы увидели лес "во всей красе" и смогли вдоволь "налюбоваться" им. Лесные дороги - явление очень загадочное и непредсказуемое. Оказалось, что в начале мая в лесу еще зима, а дороги, видимо, рассчитаны только на лето, поэтому не раз приходилось переходить лужи вброд, таща за собой довольно тяжелый велосипед, искать способы переправить на другой берег велосипеды и себя, желательно с минимальным ущербом для обоих. Один раз даже пришлось по колено в ледяной воде переходить на другой берег речки.

Есть женщины в русских селеньях!

Мы никогда бы не подумали, что нужный нам поворот - это мало похожая на дорогу тропка в черный глухой лес, если бы не одна девушка... В деревне Палехи мы, уверенные в своей правоте, ради того, чтобы еще раз в ней убедиться, спросили у работавшей в огороде женщины: "Доедем ли по этой дороге до Городка?" - "Не-е-ет. В это время года там река сильно разливается - вы не проедете". А показать нам правильную дорогу вызвалась ее дочь-школьница Настасья.

Есть же женщины в русских селеньях! Эта девушка запомнилась всем. Волочившиеся далеко позади унылым караваном, мы искренне завидовали ее ловкости и умению взбираться на своем обычном бесскоростном велосипеде в крутые неровные горки, виртуозно объезжая на большой скорости неровные колеи, оставленные тракторами. А она, поднявшись на очередной холм, минут по десять ждала и молча ухмылялась, грызя семечки. Восхищались мы и ее силой. Пройти глубокую лужу в лесу, когда велосипед увязает в грязи, "настойчиво" таща за собой тебя, для меня казалось настоящим испытанием. Она же, посмотрев, как я вожусь со своим железным конем посередине лужи, погибая в неравном бою с трясиной, оттолкнула меня, ловко вырвала из моих рук велосипед и одним легким движением вытащила его из грязи и доставила на другой берег. Весь ее вид говорил, что она могла бы с такой же легкостью прихватить еще пару-тройку велосипедов с далеко нелегкими рюкзаками и велосипедистами впридачу.

"Я Волги посетил исток!"

Так написано на кожаном вымпеле, который я в качестве сувенира приобрела у истока Волги.

От города Осташков - негласной столицы Селигерского края до истока Волги - 71 км по прямой, качественной дороге. Но мы решили, что ехать по прямой - слишком просто для диких туристов. И поэтому через несколько километров свернули в сторону деревни Пено. Ударно проехав за первые два часа 25 км, мы решили, что в таком темпе "одолеем" весь Селигер, и еще останется время погулять по Осташкову. Ан нет! До деревни Волговерховье, откуда и берет начало Волга, мы добрались к вечеру второго дня. Я - почти без сил, особенно, если учесть, что последние 15 км мне казались сплошным подъемом в гору. И это неудивительно: исток Волки находится на высоте 228 метров над уровнем моря.

Мы практически не слезали с велосипедов целый день, потом еще день, и еще, и еще... На третий день похода мягкое место уже не просто болело, оно ничего не чувствовало и стало будто каменным. А еще болели ноги, руки, спина - моему организму, наверное, казалось, что я решила за четыре дня наверстать те полгода, которые я не посещала спортзал. И если во второй день я еще могла пересилить боль от вчерашней поездки и все-таки крутить педали, то на третий-четвертый, предпринимая очередной рывок в гору на самой первой скорости, неожиданно понимала, что ноги отказываются подчиняться и приходится идти пешком и тащить за собой велик, а вместе с ним и тяжеленный рюкзак, прикрепленный к багажнику.

Мы заночевали "на фоне" женского монастыря на берегу Волги. Не такой Волги, какую мы привыкли видеть, например, в Твери, Ярославле или Самаре, не такой Волги, по которой ходят пароходы и через которую по километровым мостам ездят машины, а Волги, через которую можно запросто перешагнуть, Волги, между двумя берегами которой можно стоять по колено в воде. Именно так начинается Великая река, мать русских рек. Она, проходя через Верхневолжские озера, становится полноводной и могучей. Первое из этой цепочки - большое озеро Стерж. О нем ходит интересное поверье. "Если посмотреть на озеро с высокого холма в тихую погоду, то можно увидеть посередине него русло, по которому "стержнем" течет Волга, оставляя воды озера неподвижными; и поэтому де озеро получило название "Стерж".

Кстати, в народе издавна бытовало поверье об очистительной силе источника, способной исцелить от многих болезней. Сюда шли лечиться богомольцы, твердо веруя во всемогущество маленького ручейка. А в 1649 году по указу царя Алексея Михайловича неподалеку от источника на месте разрушенной церкви был основан женский монастырь. А на месте самого истока - небольшая избушка. Искупаться в ледяной воде, от которой немеют руки, несмотря на ее целительность, не решились.

А есть еще интересная легенда... Ильмень, Селигер да Волга шли по дороге. Решили отдохнуть, но пока Ильмень спал, Селигер с Волгою задумали бежать от него. Проснувшийся Ильмень разгневался и крикнул вслед: "Пусть у тебя на спине вырастут сто горбов!" Селигер стал тогда озером с множеством островов, а Волга превратилась в речку и утекла прочь.

А я теперь готова спорить с кем угодно, что перешагну Волгу!

Один мой знакомый, велопутешественник со стажем, рассказывал, что перед тем, как отправиться в велопоход, он всегда по телефону связывается с людьми, отвечающими за дороги на выбранном маршруте, и узнает об их состоянии и вообще наличии. Мы этого делать не стали. Может, зря, а может, и к счастью. Потому что наш поход получился гораздо остросюжетнее, чем мог бы, если бы мы все предусмотрели. В итоге мы узнали, что велосипед способен передвигаться не только по асфальту, но и по песку вперемешку с камнями, по лесным дорогам, по снегу, по лужам (и довольно большим!), по глубокой грязи, может пробираться через чащу леса - по веткам, цепляющимся за колеса и педали, по поваленным деревьям, в изобилии "растянувшимся" по лесному полу. Ну разве это не удовольствие?! Находить на свою голову (а также руки, ноги и т.д.) все новые и новые испытания и с блеском преодолевать их! Кстати, в хорошей компании с веселыми друзьями даже трудные переходы-переезды кажутся проще!

Смотрите также:

Также вам может быть интересно