87

Шахтеры больше не бастуют

В ПОСЛЕДНЕЕ время, слава богу, шахтеры не стучат касками перед Домом правительства. Значит ли это, что они добились своего? И если так, возникает следующий вопрос: почему же многие регионы замерзали прошедшей зимой?

Веерные отключения

ОБЫЧНО зима - единственное время в году, когда шахтеры могут быть уверены, что государство их послушает. Нет угля - нечем топить. (Есть еще, правда, мазут, но углем отапливается треть регионов.) Именно в это время власть идет на любые уступки.

Но в этот раз, впервые за последние несколько лет, люди замерзали не из-за шахтерских забастовок. Из-за чего? Идет борьба энергетиков за "живые деньги". А средство - веерные отключения. И, кстати, в шахтерском крае Кузбассе всю зиму отапливались и школы, и больницы, и жилые дома. И если, например, чтобы согреть Приморье, власти гнали топливо из Хабаровского края, то в Кемеровской области губернатор Аман Тулеев назначил местным угольным предприятиям внутреннюю цену для продажи угля на кузбасском рынке - 200 руб. за тонну, а на внешнем рынке - 300-330 руб. И каждому предприятию ограничил объем, который уходил на внешний рынок. Остальное шло российским потребителям.

Угольные займы

ТАК почему шахтеры не бастовали? Еще несколько лет назад в Кузбассе две трети шахт работали себе в убыток, а долги по зарплате переваливали за полгода. Два года назад по просьбе администрации области Международный банк реконструкции и развития выделил кемеровчанам 100 млн. долл. на структурную перестройку угольной промышленности. Суть "перестройки" - закрыть убыточные шахты и "смягчить социальные последствия перемен".

И шахты начали закрываться. Закрывающаяся шахта обязана отдать все долги по зарплате и потом еще 3 месяца платить среднюю заработную плату. Выбить из кого-то деньги - целая проблема. Однако более чем с 75% сокращенных рабочих администрация рассчиталась. Для примера: на Сахалине две трети уволенных ждут денег до сих пор.

Когда власти начали ликвидировать опасные производства, не приносящие прибыль, а вместо них строить современные угольные предприятия, огромное количество людей потеряло свои рабочие места. А шахтер - человек особый. Особенно в Кузбассе. Работу здесь менять никто не хочет. "Мой дед работал на этой шахте, и отец тоже работал, пока не погиб, - рассказывает молодой человек. - Теперь вот я сюда после школы устроился".

"От государства денег ждать бесполезно, поэтому практически за несколько месяцев угольная компания "Киселевскуголь" на свои собственные средства построила разрез "Майский" на Ерунаковском месторождении, - говорит ее генеральный директор Петр Герман. - Сразу же 190 человек получили работу. На 60% уже построена шахта "Котинская". Чтобы достроить ее до конца, не хватает 500 млн. руб.".

Аман Тулеев ищет иностранцев, готовых вложить свои деньги в наше производство. По идее, это возможно, считает Герман, так как в Кузбассе добывается более 100 млн. тонн угля в год. В последнее время угля в Кузбассе стали добывать намного больше. Зарплату горнякам повысили. Сегодня шахтер в Кузбассе получает в полтора раза больше, чем, к примеру, сахалинский или ростовский.

"Ребята бастовать не настроены, - говорит член профсоюза. - Да и мало чего этим добьешься". Возможно, еще пара лет без забастовок - и в угольные края рекой потекут иностранные инвестиции?

Смотрите также:

Также вам может быть интересно