151

Иркутск: жатва скорби

ПЕРВОЙ в Иркутске хоронили Ольгу Ким - сотрудницу ГипродорНИИ. Под ее руководством проектировались сложнейшие участки федеральной автодороги. Она летела с похорон матери из Екатеринбурга в Иркутск и наверняка не думала, что так быстро вновь "встретится" с ней.

Встречу своей жене Марине Марченко, летевшей на Ту-154 с дочерью- студенткой Любой, готовили в Иркутске ее супруг и два сына, 12 и 14 лет. Они собирались в Читу - отдыхать. Не удалось. Из машины в зал аэропорта, где разместился штаб, 40-летнего мужчину сыновья вели под руки.

26-летний Владимир Югай ездил в Новотроицк Оренбургской области к матери, у которой случился инсульт. В Иркутск за его телом приехали тетя и жена Елена. "Он сильно обгорел, но я его сразу узнала. В морге все гробы малиновые, вот и наш Володя в малиновом лежит. Вот какой груз везу его семье..."

Работники городской и областной администрации Иркутска, сотрудники психолого-психиатрической лаборатории Центра медицины катастроф во главе с заведующим Сергеем Жангалеевым не спали несколько суток кряду. Работали с родственниками погибших, которые прибывали на опознание близких не только из Владивостока и Екатеринбурга, но и из разных концов России - Ижевска, Челябинска, Набережных Челнов, Москвы, Читы, Усолья-Сибирского, Ангарска. Встречать их было очень тяжело.

- Оказывали не только экстренную специализированную помощь, - рассказывает Сергей Жангалеев, - люди полностью были поглощены своим горем, неадекватно воспринимали происходящее. Падали в обмороки, бились в истерике. Случались и агрессивные действия, но врачи с пониманием относились к ним, кололи транквилизаторы, антидепрессанты и сердечные препараты. Затем подключались психологи. Пытались, выражаясь медицинским языком, вывести из эмоциональной сферы в рациональную. Ведь людям было нужно опознавать тело и заниматься его отправкой.

Деньги погибших

ОТ ВИДА "поленницы" из полутора сотен грубых деревянных ящиков и цинковых гробов может стать плохо не только тем, кому выпала доля провожать в них своих родных. "Бушлаты" из дерева для цинка делали заключенные из местных колоний. Официально морг Иркутска работает до 12 ночи, но в данной ситуации о перерывах не может быть и речи. Каждому опознанному присваивается свой порядковый номер.

Отдел криминалистики милиции занимается личным ценным имуществом разбившихся на самолете, в частности деньгами. Даже то, что не сгорело, представляет собой внушительную сумму в рублях и долларах. Родственники пока не могут получить все это. Позднее будет работать претензионная комиссия. Придется выяснять принадлежность тех или иных денежных сумм. А все ценности, ювелирные украшения в морге выдают родственникам погибших. Расследование подобной трагедии - процесс не из легких. Следователю пришлось опрашивать обезумевших от горя родственников погибших: во что были одеты, приметы, характерные особенности, какие при себе имели вещи, ценности.

ИЗ ИСТОЧНИКОВ, приближенных к комиссии, расследовавшей иркутскую трагедию, есть информация, что, вероятно, перед самой посадкой один из пилотов вышел из кабины, полностью доверив управление самолетом другому пилоту, который и совершил ошибку. Об этом говорит самописец: судя по последним трем минутам расшифровки, была слышна одна нецензурная брань и вопрос одного из летчиков: "Что ты наделал?.."

Смотрите также:

Также вам может быть интересно