Примерное время чтения: 5 минут
227

Радуева охраняют от казни

В ЭТОМ году, богатом на громкие судебные процессы, самый громкий - над Салманом РАДУЕВЫМ. Что сейчас происходит в Махачкале - "беспредел в духе 1937 года", как опасался террорист N 2, или "торжество закона над терроризмом", как пообещал лично генпрокурор Устинов? Большое политическое шоу с элементами полицейского боевика - так видится этот процесс на месте событий.

...ВЕСЬ город встал, как по приказу. Еще бы - суд идет. Махачкалу наводнили БТРы, спецназ, крутые генералы, журналисты с блокнотами, теле- и фотокамерами. Возле "дворца правосудия" постоянно толпится народ. Автоматчики очищают проезжую часть от зевак...

- Это не Радуев! - возмущается старик возле здания Верховного суда. - Любой из Гудермеса то же самое вам скажет. Салман лично мне на бумаги печати ставил. Когда префектом был. У него у одного печать с волком была. Радуев высокий был и с галстуком. А этот за решеткой монгол какой-то маленький. Кого судят, не знаю...

Задержание Радуева 13 марта 2000 г. было представлено как триумф российских спецслужб. Но сразу возник вопрос: того ли поймали? Сам обвиняемый, который и на скамье подсудимых не снимает темных очков, говорит по поводу задержания: "Меня сдали. Свои. И не низшие чины. Меня сдали как конкурента".

Террорист, блин...

- АЛЛАХ, зачем его к нам привезли?! - кричит пожилая женщина. - Отдайте убийцу людям Кизляра! Пусть порвут, так честно будет!

"Жителям Кизляра банда Радуева причинила ущерб на сумму почти в пять миллиардов неденоминированных рублей". Это строки из обвинительного заключения. Из 3027 потерпевших 1900 по разным причинам отказались участвовать в процессе.

Страсти, эмоции то утихают, то разгораются вновь. Милиционер-кинолог с термосами протискивается сквозь спецназ у входа в суд. "Пустите, собаке поесть несу!" - "Какой собаке? Бородатой, что ли, в очках?" - "Нет, нашей, служебной". - "Проходи..." Общественного защитника Радуева потерпевшие встречают криками: "Сволочь! А ты наших детей почему не защищал?!"

- Что Салман мне скажет, то и буду делать. Я по правде его духовный помощник, образования нет, - шепотом признается этот самый защитник Яхиев Лом Али. - Не думаю, что Салман так виноват, чтобы дали 25 лет. Наверное, десять, не больше. Суд идет по-человечески. Я всем доволен.

Радуев тоже, в общем, доволен: "Чувствую себя как дома, хотя я и в тюрьме". Его сестры, приехавшие на процесс, пекут брату очередную порцию чеченских блинов и делают "жижи галныш" - что-то вроде мяса с галушками и чесночной приправой. Сестрину стряпню заключенному передают адвокаты.

- Мы будем защищать Радуева всеми способами и методами, которые предусматривает российское законодательство, - говорит адвокат Радуева Салман Якубович. - Меня попросили принять участие в этом процессе родственники Салмана. Мне сказали: "Соглашайся, раз ты чеченец, знаешь наши традиции, законы". У меня тридцатилетний стаж, но таких громких дел не было. Здесь такой психоз нагнетается, что работать очень тяжело. В соответствии со старым Уголовным кодексом, да и с новым тоже, по совокупности преступлений (терроризм и бандитизм) ему грозит смертная казнь. Но она сейчас не применяется. В нашем случае будет, надеюсь, так же.

"Вышки" не будет?

А ВОТ генеральный прокурор Владимир Устинов, взявшийся быть главным обвинителем на процессе, неоднократно выражал сожаление по поводу того, что высшая мера наказания сейчас не применяется. Но прогнозов по делу Радуева не делает.

Ему самому сторонники Радуева угрожают смертью. Недавно была задержана группа боевиков, которая намеревалась, добравшись до Махачкалы, сорвать процесс, убить генпрокурора. Один из ее членов, бывший морпех Сергей Тиунов, заявил, будто бы по заданию Хаттаба готовится еще несколько таких групп. Несмотря на это, Устинов собирается быть на процессе до конца. Его, конечно, усиленно охраняют. На подлодке "Курск" Устинова постоянно опекали два охранника. В поездке в Чечню понадобилось два вертолета. По словам генерального прокурора, охрана ему не мешает, он к ней привык.

- Для обеспечения порядка на ноги поднят весь махачкалинский гарнизон, порядка 2000 человек. Также привлечены силы из близлежащих районов, - говорит начальник пресс-службы Дагестана Абдул Мусаев. - Основное внимание уделяется приграничной зоне с Чеченской Республикой - это 540 км и 10 городов и районов. Все операции проводятся совместно с прокуратурой, ФСБ и УИН.

Охраняют обвиняемого несколько сотен человек и два БТРа. Конвой, что привозит Радуева в суд, малочислен: несколько человек. До изолятора рукой подать, меньше километра. Главное - зачистить дорогу, на это и брошены основные силы.

- Не беспокойтесь, в городе его не отобьют, - продолжает Абдул Мусаев. - Осудим, отправим в колонию, пусть его там и отбивает кто хочет. Сидеть в Дагестане он не будет...

Следственный изолятор расположен на холме. Ночью город отсюда похож на большой мангал. Снизу поднимается дымок, и где-то вдалеке тлеют угольки окон. Молодые солдаты у шлагбаума шутя затеяли потасовку.

"Как служба?" - "Как в сказке!" - "Нападения не боитесь?" - "Да кому он в Чечне нужен? Его никто не уважает - выскочка! Сейчас сидит себе тихо и у всех извинения просит. Попросит, попросит, да как начнет хохотать..."

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно