123

Цветы подземелья

ВРАЧ медцентра для беспризорников перебирала немытые волосы Оли Антоновой - искала вшей. На столе лежала история болезни: "вульвовагинит, хламидиоз, хронический пиелонефрит, подозрение на туберкулез, чесотка...". Оле - 16, она беспризорник со стажем (6 лет). Но весь букет болезней она приобрела еще дома, когда о ней "заботились" мама и ее мужчины.

СОВРЕМЕННЫХ уличных детей делят на "натуральных беспризорников" и таких, как Оля, - "безнадзорных", то есть имеющих родителей, но не живущих с ними. Таких подавляющее большинство. Только на улицах Санкт-Петербурга проживает около 5 тысяч детей-бомжей и около 30 тысяч тех, кого родители побоями, насилием и голодом просто вынудили уйти жить на улицу.

Человек в пакете

...НОЯБРЬСКИЙ вечер в Питере - не лучшее время для прогулок: ветрено и промозгло. Лариса Кузьмина, бывший реставратор Эрмитажа, а ныне - сотрудник медико-социального центра для беспризорников, созданного "Врачами мира. Франция", "идет по тусовкам".

В одном из безлюдных темных дворов-колодцев Лариса окликает сидящего на скамейке мальчика в безразмерной грязной куртке: "Леша!" На вид ему лет 10, хотя может быть и все 14 (у многих "детей улиц" сильная задержка роста). Мальчик поднимает на нас глаза: он абсолютно невменяем. Пахнет клеем. Лариса требовательно указывает на урну: "Выбрасывай пакет!" После отнекиваний и отбрыкиваний Леша все-таки вытаскивает из рукава коричневый от клея, слипшийся пакет и бросает его в урну.

На вопрос: "Почему ты нюхаешь клей?" - подавляющее большинство детей отвечает: "А че... Все нюхают..." Клей и алкоголь - часть уличного образа жизни, и ребенок его принимает, только чтобы не быть изгоем.

В Питере токсикоманят 31,1% "уличных детей", курят - 79,2%, 61,7% - пьют, 32,2% - употребляют наркотики. Средний возраст - 13-14 лет.

Зубастая мама

В ПОДВАЛЕ "все, как полагается": толстые трубы над головой, зеленые стены, сплошь оклеенные картинками машин и фотомоделей, тусклый свет. Есть два раскуроченных стула и стол - на нем спят, когда начинают наглеть крысы. От стены до стены - холмик из грязных покрывал и пальто. При нашем появлении от него отделяются три девочки лет 13-15.

Всего здесь живут человек десять, но остальные сейчас "на работе". Основных видов заработка у "уличных детей" пять: попрошайничество, воровство, подсобная работа на рынке, проституция (для обоих полов) и участие в криминальных группах (от распространения наркотиков до группового разбоя).

Старшей обитательнице "подземелья" - симпатичной блондинке Вике - 15 лет. Она из многодетной семьи, ее родители - типичные "жертвы реформ". Чтобы заработать на все семейство, они начали торговать около метро. Многочисленные дети весь день крутились рядом, постепенно привыкли к улице. С ведома родителей перестали ходить в школу. Для девочки, ушедшей на улицу, существует только один "труд" - проституция.

71% из них начали половую жизнь до 14 лет. В половине случаев это было изнасилование.

На стол, болтая голыми ногами-спичками, садится 13-летняя Маша. На дворе - плюс четыре, на девочке - летнее платье и замызганная джинсовая куртка. На мой, наверно, не очень умный вопрос, не холодно ли ей, она флегматично отвечает: "Да я домой потом пойду. Мне мама сказала, чтобы я до двенадцати не приходила". Соцработники "Врачей мира" давно мечтают заняться матерью Маши, чтобы она или вспомнила о своих родительских обязанностях, или отказалась от них. Весь вопрос в том, как застать ее трезвой...

Еще одна проблема - как сообщить 12-13-летнему ребенку его диагноз: "ВИЧ-инфекция". Только за первые полгода врачи центра поставили его 11 детям (это 10% от 110 обследованных только из одного района!).

Обучить их навыкам безопасного секса практически невозможно: специальные брошюры часто не могут прочитать. Не умеют... "Им что грипп, что СПИД - разницы никакой, - говорит координатор проекта "Врачи мира. Франция" Михаил Акимов. - В детской среде ВИЧ распространяется очень быстро, а ведь при такой жизни он приведет их к смерти за год-два. А до СПИД-центра самостоятельно доходит около трети..."

Что для меня - страшная картинка, для Ларисы Кузьминой - ежедневная работа. Она уже переболела желанием забрать всех домой. И она, и ее коллеги уверены: детскую безнадзорность можно ликвидировать: "За шесть лет наш центр вернул в семьи не один десяток детей - надо было только поработать с их родителями. Если бы еще власти нам помогли..."

По всей стране работа по организации приютов и ночлежек ведется не на государственном уровне, а общественными организациями.

Конечно, эти дети - давно не ангелы. Но ведь никто из них не мечтал о том, чтобы жить в подвале, есть из мусорного бака, заниматься сексом с престарелым извращенцем. И если им дать лист бумаги - нарисуют дом и маму.

Это будет женщина с большими зубами, но все-таки мама...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно