74

Чей друг Михаил Лапшин?

РУКОВОДИТЕЛЬ Республики Алтай и лидер Аграрной партии России убежден, что давно ответил на вопрос, вынесенный в заголовок.

Два стула и Дума

- НЕ УСТАЛИ сидеть на двух стульях, Михаил Иванович?

- Мог бы ограничиться вполне искренним, хотя и достаточно формальным ответом об успешном, на мой взгляд, совмещении двух постов - в партии и в регионе...

- Успешном для кого?

- Для партии и для региона...

Не хочется отделываться отговоркой, я вообще человек прямой, говорю, что думаю, не боюсь пострадать из-за излишней откровенности. Так всегда было - и двадцать лет назад, и тридцать. Вечно меня словно черти за язык тянули: выходил на трибуну и начинал резать правду. Нередко вместо крупного ордена (а совхоз мой был блестящим и мы собирали отличный урожай!) получал нагоняй, а то и строгий выговор. Спасибо, находились наверху люди, которые брали меня под защиту, иначе особо рьяные товарищи с удовольствием разорвали бы еретика на части...

Так вот: два стула - это несерьезный разговор. Буду делать все, чтобы Аграрная партия победила на грядущих парламентских выборах, создала самостоятельную фракцию в Государственной думе, а что касается работы на постоянной основе в Охотном Ряду, то давайте вернемся к этому вопросу в декабре.

- Готовы ради Думы оставить пост председателя АПР?

- Нет, я сконцентрируюсь на проблемах Алтая, однако роль старшего товарища, если можно так сказать, духовного наставника сохраню, предоставив возможность коллегам защищать интересы крестьянства в Госдуме. У нас в партии много достойных людей, которые справятся с ролью руководителя фракции и решением повседневных вопросов, а я займусь стратегическим планированием. Кстати, и Владимир Путин прямо спрашивал о моих предпочтениях. Ответил ему, как вам сейчас: "На Алтае меня уже выбрали. Не могу обманывать людей". Владимир Владимирович улыбнулся: "Значит, республика будет иметь целую фракцию в Думе? Любопытный вариант".

- Другими словами, президент уверен, что вы непременно преодолеете установленный для партий барьер?

- Во всяком случае, очень рассчитываем, что сможем повторить успех выборов 1993 года, когда АПР получила поддержку четырех с лишним миллионов россиян и создала парламентскую фракцию, которая в итоге оказалась самой многочисленной. Мы тогда даже получили право выдвинуть из своих рядов кандидата в спикеры, и я лично рекомендовал Ивана Рыбкина. Иван Петрович, на мой взгляд, отлично справился с обязанностями председателя палаты, блестяще вел пленарные заседания, вот только зря он прогнулся перед Ельциным. Мы решительно осудили Рыбкина за то, что он пошел на поводу у тогдашнего президента, нанесшего большой вред селу. И я вынужден был общаться с Ельциным, но никогда не смотрел ему в рот...

Впрочем, речь сейчас о другом. Увы, достигнутое в 1993-1995 годах нам не удалось закрепить должным образом. В Думе двух последующих созывов аграрии оказывались в роли сателлитов КПРФ, что в конечном счете сослужило нам скверную службу.

- Что вы не поделили с Зюгановым? Электорат?

- Вы говорите о внешней стороне дела, а наши разногласия носят глубинный характер. К примеру, коммунисты много шумят о недопустимости введения в России частной собственности на землю, сознательно не упоминая тот факт, что на самом деле эта норма была записана еще в Конституции РСФСР 1990 года и подтверждена тремя годами позже в основном законе Российской Федерации. Я всегда повторял, что не против любых форм собственности, но главная наша задача заключается в том, чтобы исключить процесс свободной купли-продажи, который пустил бы народное богатство на распыл, обезземелил бы крестьян. Этим и надо заниматься, а не кричать на митингах об отмене частной собственности...

- А что за конфликт возник у вас во Владимире?

- Не сошлись с КПРФ в оценке ситуации в агропромышленном комплексе области. Депутат-аграрий Геннадий Чуркин прямо заявил, что государственная политика по-прежнему остается антикрестьянской, позволив себе среди прочих малость покритиковать и владимирского губернатора Николая Виноградова. На мой взгляд, в этом нет ничего страшного. К примеру, я сейчас много делаю для поддержки алтайских селян, и все равно положение остается очень тяжким, за что земляки меня критикуют. Я их слова воспринимаю спокойно. А вот во Владимире почему-то обиделись на справедливые слова депутата Госдумы. В КПРФ восприняли это как удар в спину, мол, аграрии пошли против губернатора-коммуниста.

Тут какая штука... Коммунисты продолжают откровенно заигрывать с нашими избирателями, рассчитывая завоевать новых союзников среди селян. В принципе это объяснимо. Строго говоря, Государство Российское возникло благодаря крестьянину, он и сегодня остается солью земли, ее основой.

Cоль земли

- И СКОЛЬКО у нас этой соли в численном выражении?

- В сельской местности живет около 48 миллионов человек, из них свыше тридцати миллионов имеют право голоса на выборах. Отсюда и наша уверенность, что найдем в городе и деревне нужное количество сторонников для победы.

- В свете всего вышесказанного о вашем союзе с коммунистами можно и не заикаться?

- Тема закрыта окончательно и бесповоротно. Мы самостоятельная сила, ни к кому примыкать, ни с кем сливаться и объединяться не собираемся. Это пройденный этап. Альянс с НПСР ничего нам не дал, поскольку действительность показала: Народно-патриотический союз - лишь закамуфлированное название КПРФ. Какой нам резон обслуживать чужие интересы, работать на Зюганова или кого-то еще? Повторю слова классика: мы пойдем другим путем...

- А с Российским аграрным движением, которое возглавляет вице-премьер правительства и министр Алексей Гордеев, вам почему не по дороге?

- Если бы Алексей Васильевич за годы работы в Министерстве сельского хозяйства хоть как-то продемонстрировал отношение к Аграрной партии, поспособствовал в нашем становлении, можно было бы о чем-то говорить. В конце концов, мне уже 68 лет, пора подумать и о преемнике. Прояви Гордеев заинтересованность к делам партии, я сам пришел бы к нему и предложил возглавить АПР. Но Алексей Васильевич не сделал ни единого жеста в нашу сторону. Не исключаю, аграрное движение и создавалось с целью развалить партию и переманить из нее лучшие кадры. Гордеев, видимо, рассчитывал пройти с РАД в Думу, оттянув на себя голоса избирателей, но принятый недавно закон о политических партиях автоматически исключил все движения из борьбы за власть. После этого Алексей Васильевич обратил взор на АПР. Если самому дворец возвести не удалось, почему бы не воспользоваться избушкой, которую мужик по соседству построил? Но в жизни так не бывает. Нечего на чужое добро зариться! Сперва самому потрудиться надо.

- Словом, не отдадите партию?

- С какой стати? Я жизнь посвятил созданию АПР, через баррикады и обстрелы прошел, в октябре 93-го дважды у стенки стоял... Да что рассказывать?!

Недавно встречались с господином Гордеевым, и я напомнил ему фразу из кинофильма "Москва слезам не верит". Героиня, которую играет Ирина Муравьева, позавидовала генеральской жене, а та и сказала: "Голуба моя, чтобы стать генеральшей, надо выйти замуж за лейтенанта и тридцать лет помотаться за ним по дальним гарнизонам..." Никто не обязан дарить Алексею Васильевичу пост председателя партии. Нет у меня для такого случая блюдечка с голубой каемочкой. Хочешь стать лидером, заслужи это право, поработай...

Это, так сказать, политическая сторона дела, а есть еще и профессиональная. Как доверить руководство АПР человеку, который, на мой взгляд, провалил аграрную политику правительства, более того, регулярно вводит в заблуждение и президента? Не удивлюсь, если завтра Владимир Путин снимет Гордеева с должности и тот перестанет быть главой Минсельхоза.

- Полагаете, для этого есть достаточно оснований?

- Вспомним хотя бы прошлогоднюю ситуацию с зерном. Министерство не сумело вовремя спрогнозировать высокий урожай, а когда стало ясно, что зерна соберем много, не предприняло защитных мер, определенных российским законодательством. Надо было вывести излишки с рынка, чтобы стабилизировать цены, этого не сделали, в итоге крестьяне понесли колоссальные убытки. А вдруг в этом году случится неурожай? Запас зерна не создали, отдали его по демпинговым ценам... Словом, претензии к министерству и ее руководителю серьезнейшие.

Дорога к храму

- А ПАПА римский вам чем не угодил?

- В общем-то, у меня к понтифику вопросов нет, кроме одного: конфессионально мир давно разделен, и не надо нарушать сложившиеся границы...

- Чтобы сохранить статус-кво, вы и запретили строительство католического храма на Алтае?

- Знаете, в наших краях живут православные, мусульмане, буддисты. Есть и католики. Последних, правда, очень мало, но никто не собирается оспаривать право каждого молиться своим богам. Не мое дело в эту сферу вмешиваться. Проблема в ином. Первоначально было обращение с просьбой построить базу отдыха и уже при ней соорудить что-то вроде небольшой церквушки. Я не возражал, пока не выяснил, что турбаза нужна для отвода глаз. На самом деле группа людей решила возвести некий храм всех религий. Не очень понимаю, что это...

- Есть такие храмы в мире, Михаил Иванович, есть...

- Я же не спорю, а делюсь сомнениями. Честно говоря, не слишком хорошо разбираюсь в подобных вопросах. Я ведь до сих пор некрещеный...

- Собираетесь?

- Вот только церковь в родном селе дострою... Когда мне было шесть лет, в Советском на моих глазах разрушили храм. Свои же, местные, и крушили. Наверное, за бутылку мужиков наняли... Уж не знаю, чем церковь не угодила Советской власти, но наверху приняли решение: снести. Помню, верующие падали в обморок, жуткий плач стоял по селу... Мне те картинки врезались в память, я решил, что когда-нибудь обязательно восстановлю храм. Вроде бы чужой грех, но кому-то ведь надо устранить несправедливость, искупить вину... Сруб уже стоит, идут отделочные работы. Бог даст, освятим церковь к 1 сентября.

- К вашему дню рождения?

- Ну да. Тогда же, если морально созрею, и покрещусь.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно