Примерное время чтения: 4 минуты
139

Наши гении кормят Запад

КАК зовут российского ученого, имя которого недавно гремело на весь мир? "Жорес Алферов, - ответим мы. - Два года назад он получил Нобелевскую премию". Это так. Но есть еще одно имя - Владимир Воеводский, год назад получивший Филдсовскую премию по математике за создание нового способа решения систем уравнений. Открытие нового способа позволило ему доказать теорему, которая ждала решения 30 лет. Почему мы об этом ничего не слышали? Потому что он живет и работает в США.

Математики-повара

"Я ВСЕРЬЕЗ решил заняться доказательством этой теоремы, еще когда учился на четвертом курсе механико-математического факультета МГУ, - рассказывает Владимир Воеводский. - Решил и перестал ходить на занятия. В сессию пришел в деканат и сказал об этом декану. Он ответил, что его не волнует, доказываю я что-то или нет, главное - ходить на занятия и вовремя сдавать зачеты. Вскоре меня исключили. Выпускники нашего факультета в то время работали поварами в геологических экспедициях. Я же хотел заниматься математикой и поехал доучиваться в США. Первые 5 лет сильно тянуло назад. Думал, что еще немного - и в России снова станут уважать ученых и нормально им платить. Со временем эта надежда пропала".

Сейчас Владимир работает в Институте передовых разработок в Принстоне, там в свое время работал Эйнштейн. Окна его кабинета выходят на парк с прудом, где гуляют олени, а по деревьям прыгают белки. Он все реже навещает Россию, хотя свое открытие сделал в самолете по пути из Галича в Принстон.

"Научный котел" сохнет

ИМЯ выпускника Московского физико-технического института Михаила Лукина тоже знает весь мир. В 1996 году в лаборатории Гарвардского университета США ему удалось остановить луч света. Правда, всего лишь на тысячную долю секунды. Но уже и этого достаточно, чтобы создать квантовый компьютер, по всем параметрам превосходящий любой из ныне существующих. Сейчас Михаил преподает физику в Гарварде.

"Науку можно сравнить с котлом, в котором смешаны разного рода идеи, подогреваемые спорами, обсуждениями, успешными или неудачными экспериментами, - рассказывает он. - Время от времени из этого котла "выскакивает" какое-нибудь ценное открытие. В СССР такой котел существовал. Но в 1991 году финансирование науки резко сократилось. Часть ученых ушла в бизнес, чтобы прокормиться, а те, кто хотел продолжать научную деятельность, уехали за границу. Научная атмосфера пропала. Поэтому я решил уехать и написал письмо в Гарвард. Мне выслали специальную анкету (что-то вроде резюме) и вскоре пригласили туда работать. Теперь я круглые сутки общаюсь с высококлассными специалистами и со своими аспирантами, среди которых, кстати, довольно много русских".

Максим Васильев, один из группы российских ученых, которым в 2001 году в швейцарском Центре ядерных исследований удалось разделить атом на самые мелкие частицы - кварки (это дает возможность производить энергию или создать новый вид ядерного оружия), эмигрировал из-за того, что "жизнь проходила стороной".

"Для того чтобы прокормить семью, я был вынужден ездить преподавать в Германию, - рассказывает он. - На житье давали 60 марок в день. Если особенно не тратиться, то в месяц оставалось 800-900 долл. Их я высылал жене в Россию. По телефону узнал, что у меня родился сын, что он начал ходить, говорить. В конце концов так жить надоело. И сейчас я работаю в Национальной лаборатории в Чикаго. Здесь у меня собственный кабинет, гранты на исследования и возможность ездить на любые конференции по всему миру. Часто звонят студенты МИФИ и просят помочь устроиться на работу в лаборатории. Я не отказываю".

Неутешительные выводы

МНОГИЕ выпускники престижных российских вузов, особенно с физико-математическим образованием, продолжают покидать Россию. Если так пойдет и дальше, то научная база в нашей стране может исчезнуть совсем.

Эксперты Комиссии по образованию Совета Европы сложили стоимость рабочих мест и исследовательских программ, которыми наши ученые занимаются за границей, и подсчитали, что за 10 лет от "утечки мозгов" Россия потеряла 50 млрд. долл.

В 2002 г. из России уехали 100 тысяч ученых. Ректор МГУ Виктор Садовничий считает, что, для того чтобы остановить этот процесс, достаточно поднять ученым зарплату до 500 долларов в месяц.

Выходит, что повышение заработка российским интеллектуалам обошлось бы государству ровно в тысячу раз дешевле, чем ныне обходится "утечка мозгов".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно