Примерное время чтения: 4 минуты
190

Русский рок "обломался"

ЛЕТОМ 1983 года член Политбюро ЦК КПСС Константин Черненко выступил с докладом "Актуальные вопросы идеологической и массово-политической работы партии". Так была объявлена война русскому року.

"НЕ ВСЕ удовлетворяет нас и в таком популярном искусстве, как эстрадное, - утверждал генсек. - Нельзя, например, не видеть, что на волне этой популярности подчас всплывают музыкальные ансамбли с программами сомнительного свойства, что наносит идейный и эстетический ущерб". Чуть позже на закрытом заседании Минкульта прозвучали вполне конкретные установки: в стране действует около 30 тысяч самодеятельных коллективов. "Наш долг, - было сказано там, - состоит в том, чтобы снизить число этих групп до нуля".

Санкции последовали незамедлительно. Кого-то выгоняли из института или с работы, других "определяли на лечение" в психушку или сажали в тюрьму. Одним из серьезно пострадавших в этой войне стал лидер питерской рок-группы религиозного толка "Трубный зов" Валерий Баринов. Музыканта отправили на "реабилитацию" в психушку, где кололи аминазин - препарат, применяемый в лечении буйнопомешанных (кстати, с Жанной Агузаровой поступили примерно так же). Дальнейшая жизнь лидера "Трубного зова" напоминала шпионский детектив со слежками, обысками, допросами и проч. Понимая, что следующий альбом записать на родине не удастся, музыкант решился на отчаянный шаг - нелегально записаться в Финляндии. Но пограничный вертолет настиг его с товарищем на советско-финской границе, которую они пересекали на лыжах. В результате - два с половиной года исправительно-трудовых лагерей.

Другим нашумевшим процессом стала расправа над лидером группы "Воскресение" Алексеем Романовым. В 1984 году во время одного из допросов, случившихся сразу же после концерта, лидера "Воскресения" упекли в "Бутырку", где и предъявили обвинение по статье "Частное предпринимательство с использованием государственных средств производства". Ни один адвокат не желал браться за столь одиозное дело, поэтому Романов несколько месяцев просидел за решеткой в ожидании суда. Приговором стали три с половиной года лишения свободы с конфискацией имущества. (К счастью, отсидел музыкант гораздо меньше срока.) Музыканты "ДДТ", "Аквариума", "Машины времени", "Браво" и другие преследовались органами КГБ, милицией, партийными структурами.

Многие натерпевшиеся от советского государства ныне получили признание на официальном уровне (Юрия Шевчука приглашают в Совет по культуре при Президенте РФ, Андрей Макаревич сидит рядом с Путиным на концерте Пола Маккартни и т. д.), но большинство рок-ветеранов сегодня чувствуют себя неуютно. Концертов мало, клипы на телевидение берут неохотно. (Когда вы в последний раз видели "Алису" или "Пикник" на ТВ?) А чтобы выпустить альбом, рокерам приходится унижаться, убеждая издателей в конкурентоспособности своего музпродукта. Тот же Юрий Шевчук сокрушался по поводу того, что двойной альбом "ДДТ" - "Единочество" фирмы долго отказывались выпускать по причине его некоммерческого содержания. В результате куча талантливых музыкантов, прошедших суровую школу борьбы с системой, остается на обочине музпроцесса. Одни уходят в виртуальное пространство или занимаются домашним музицированием, как лидер "Центра" Василий Шумов в Лос-Анджелесе или Петр Мамонов в подмосковной деревне. Другие перебиваются случайными заработками, играя по мелким клубикам, как Михаил Борзыкин ("Телевизор"), Дмитрий Ревякин ("Калинов мост"), Вячеслав Бутусов, Армен Григорян ("Крематорий") или Жанна Агузарова. А иные, как Андрей Горохов (группа "Адо"), и вовсе оставили музыку как средство заработка на жизнь. Попробуйте сегодня купить последние альбомы Петра Мамонова "Шоколадный Пушкин" или "Мыши" или спросите у торговцев дисками про Василия Шумова. Они вытаращат от удивления глаза: а разве такие музыканты вообще существуют?

Поэтому и ходит "матерщинник" Сергей Шнуров с лаврами главного рок-бунтаря страны, а королями русского панка нарекают музыкантов "Короля и Шута", поющих безобидные сказочные былины для тинейджеров. На безрыбье, как говорится, и Шнур - Че Гевара.


Анекдот в тему

На приеме. Доктор:

- Ну-с, милочка, разделись? Теперь давайте я вас послушаю!

- Ой, цветет калина-а-а-а-а!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно