Примерное время чтения: 6 минут
335

Обстановка нормальная: стреляют!

Окончание. Начало в N 33.

...В ЦЕНТРЕ Грозного меня остановили две пожилые русские женщины, каким-то чудом оставшиеся до сих пор в городе. Узнав, что я из Москвы, одна из них тяжело вздохнула и сказала: "Бедненькие, как же вы там живете, в Москве-то? По телевизору показывают страхи из столицы. Там каждый день то взрывают, то стреляют. Просто ужас! Вы не боитесь?"

Мирный Грозный

С МОМЕНТА последнего свидания с Чечней зимой 1995 года особых изменений не заметно. Те же палатки, те же полевые кухни, те же автомобильная техника и вооружение. И даже уникальная чеченская грязь, очень похожая на быстрозатвердевающий цемент.

Полуразрушенный Грозный давно стал обитаем, и ныне в городе достаточно много машин с новыми номерами региона - "95". Женщин в городе почти не видно, зато множество мужчин. Они сидят на лавочках вдоль дорог, смотрят на военных, о чем-то разговаривают.

В Грозном есть всего два более-менее оживленных места - это район, прилегающий к Дому правительства, и городской рынок. К слову, на рынке можно купить все, что душе угодно. От огурцов до телевизора.

Людей в военной форме в Грозном почти не встретишь. Лишь милиция на немногочисленных блокпостах.

Закрытый военный гарнизон "Ханкала", хотя и находится на окраине Грозного, достаточно хорошо защищен от возможного нападения боевиков. Вся прилегающая к нему территория в радиусе нескольких километров тщательно заминирована. Все это позволяет командованию дивизии и самой группировки не бояться непрошеных гостей.

Как рассказал мне сотрудник Регионального оперативного штаба, непримиримые боевики, численность которых вместе с иностранными наемниками на сегодня составляет около 1300 человек, перешли к минной войне. Для борьбы с федеральными войсками используются мины-ловушки, фугасы, артиллерийские снаряды и авиационные бомбы. К сожалению, из-за халатности многих командиров эти бесхозные снаряды можно найти практически по всей Чечне, особенно в местах бывшей дислокации воинских частей. Для местных жителей это способ заработать. Тем более что, по данным ФСБ, только в конце июля к Басаеву в Чечню по тайным каналам поступило 200 миллионов фальшивых долларов, которыми и будут расплачиваться за проданные снаряды.

Вместе с тем следует признать, что не брезгуют "бизнесом на оружии и снарядах" и отдельные военнослужащие федеральных сил. Мне показали прапорщика, который был арестован сотрудниками ФСБ во время несостоявшейся продажи восьми гранат и килограмма взрывчатки одному из боевиков.

На особом положении

УДАЛОСЬ побывать во многих солдатских казармах, побеседовать с новобранцами и "дембелями". Спешу уведомить родителей: ни один из солдат срочной службы не попал сюда без собственного желания. И то при условии, что до этого он уже прослужил полгода в учебке. В большинстве своем срочники соглашаются ехать для того, чтобы заработать деньги. Если в линейной части в Подмосковье солдат получает около 60 рублей, то в Чечне его зарплата увеличивается почти в... 60 раз. Зарплата офицера возрастает почти в четыре раза.

Так как военный гарнизон в Ханкале закрытый, ни о каких увольнениях в город разговора быть не может. Согласно штабным документам только за последний год в самоволку пытались бежать два солдата срочной службы. Они не поверили офицерам, что вокруг гарнизона многокилометровое минное поле...

Поэтому солдаты с нетерпением ждут положенный законный отпуск, который дают в конце службы, отпуская на месяц раньше домой.

Добраться, к примеру, в Москву уволенные в запас солдаты могут с вокзала Махачкалы или Ростова-на-Дону. Для этого всех отправляют "подкидышем" до Моздока. Но самые "умные" берут в Грозном такси и за 100 долларов отправляются сразу в Махачкалу. В лучшем случае они доедут до дагестанского вокзала, в худшем - окажутся пленниками какого-нибудь местного боевика.

Но военный гарнизон в Чечне - это не только рядовые. Это в первую очередь офицеры. Во многом благодаря именно им вырос военный городок - казармы и учебные классы для солдат, офицерские столовые и жилые дома. Всю грязь скрыл толстый слой асфальта, появился небольшой стадион, клуб и даже кафе.

Первый огромный по местным меркам пятиэтажный пятиподъездный жилой дом для офицеров сдавали в день, когда в клубе шел фильм "Титаник". Так что кто-то из гарнизонных острословов назвал этот светящийся всеми огнями светло-голубой дом именем суперкорабля. О фильме ныне уже давно все забыли. Дом называют "Титаником" и поныне.

До недавнего времени эвакуация раненых и доставка новобранцев в дивизию производилась с помощью вертолетчиков. Их огромный "Ми-26", в просторечии "корова", мог брать на борт более 100 человек. Но, после того как он был сбит летом 2002 года, командир дивизии запретил военнослужащим соединения пользоваться вертолетами. Вместе с новобранцами на борту вертолета были женщины и дети...

Однако трагедия в небе над Ханкалой не остановила женщин. Сегодня в военном городке уже построено 4 жилых дома для семей офицеров и прапорщиков, работает средняя школа на 250 учеников, открыт детский сад на 30 детей.

Один из офицеров сшил своему 4-летнему сыну полевую камуфляжную форму. Маленький Дима даже не представляет для себя другой жизни - без военного городка, солдат, боевой техники. Три из его четырех лет жизни он живет вместе с родителями-военнослужащими в этом закрытом военном городке и уверен, что это самое мирное, красивое и замечательное место на земле.

Начальник гарнизонного госпиталя, принявшего уже только в первом полугодии более тридцати родов, говорит о целесообразности открытия в Ханкале акушерского и родильного отделений. Все это говорит о том, что мирная жизнь в Чечне налаживается.

К слову, в офицерской столовой все столики накрыты одинаковыми цветными скатертями. На всех - одна и та же картинка. Кусочек панорамы Нью-Йорка с двумя небоскребами-близнецами в центре. Быть может, случайность, а быть может, лишнее напоминание офицерам о том, что контртеррористическая операция все еще продолжается...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно