Примерное время чтения: 7 минут
132

Дудаев, Закаев, Басаев - ко мне!

Утренний "стриптиз"

ВЫЙДЯ на рассвете из палатки, я увидел такую картину: за соседней палаткой стоял совсем голый десантник и обливался водой. Сказали, что это и есть профилактика простудных заболеваний.

Снизу, из чеченского села, раздались крики петухов. Постепенно из палаток стали выходить и другие военнослужащие. Гора, приютившая на своем хребте десантников самого элитного полка ВДВ ("сорок пятого"), начала оживать.

После завтрака - развод: каждому бойцу дали задание, а потом прошел политурок. Ребятам рассказали о том, что творится в Москве, на Северном Кавказе, за рубежом. Политинформация, как ни странно, оказалась весьма содержательной и оперативной.

- Мы же информацию получаем из штаба ВДВ, Минобороны и даже из СМИ, - объяснили позднее офицеры. - У нас ведь и телевизоры есть. Ретрансляция идет через спутниковую тарелку. Откуда "тарелка"? Журналисты из НТВ подарили. Они и американскую портативную систему связи нам привезли, благодаря которой многие разведчики остались в живых.

Самое "прикольное" - на общее построение явилась... кошка. "Перебежчица" - ее тут так называют. Несмотря на свое "чеченское происхождение", она давно стала полноправным членом боевой семьи десантников: живет в их палатке, поставлена на довольствие.

Единственное: ее в разведку не берут. Хотя в их действиях очень много общего. Разведчики, как и кошка, работают ушами, глазами, носом и мозгами: у них даже имеются специальные таблицы "видимости предметов невооруженным глазом" и "слышимости отдельных звуков". К примеру, танк можно увидеть (без бинокля) в пределах двух километров, движение рук и человека - в пределах одного километра. А бряцание оружием, котелками, негромкий разговор и кашель слышатся в пределах 100-300 метров.

Этот полк долгое время был секретным. И до сих пор является самым боеспособным подразделением. Причем не только в ВДВ. Руководит им спецназовец со стажем полковник Виктор Калыгин, прошедший через все войны последнего времени, включая Анголу. Ребята считают его своим вторым отцом. За всю чеченскую кампанию (с осени 1999-го по февраль 2000-го) полк потерял 5 человек. Официальные данные потерь по всему ВДВ - 59 погибших. Это говорит об их профессионализме на фоне общих потерь.

Тем не менее Воздушно-десантные войска могут скоро прекратить свое существование. Генштаб задумал реформу ВДВ, согласно которой 242-й учебный центр (где готовят кадры для ВДВ, механиков-водителей, операторов-наводчиков и артиллеристов) хотят полностью расформировать и на его базе создать мотострелковую дивизию. Из 31-й отдельной десантной бригады (составная часть ВДВ) планируют сделать 2-й аэромобильный корпус. А 7-ю гвардейскую "новороссийскую" дивизию переподчинить Северо-Кавказскому военному округу. Реформы должны коснуться и знаменитой кузницы офицерских кадров ВДВ (военного института имени В. Маргелова в Рязани): офицеров переведут на трехгодичное обучение.

Я покидал десантников уже под вечер. Они попросили выразить через "АиФ" благодарность студентам и учителям Оренбургского педуниверситета и кондитерской фабрике "Орские сладости" за новогодние подарки. А также сказать большое спасибо администрации г. Одинцова и префектуре Восточного округа Москвы, помогающим им медикаментами, продовольствием и одеждой.

Стреляли в Кошмана

ГУДЕРМЕС - первый чеченский город, сдавшийся без боя. Поэтому он не подвергался ни бомбардировкам, ни массированным артобстрелам. Так что в бывшей вотчине Салмана Радуева власть поменялась. Мэром, вопреки шариату, за который так ратовали боевики и ваххабиты, стала женщина - Малика Гезимиева. Здесь живет и муфтий Чечни Ахмед-Хаджи Кадыров.

Тут "поселились" и все важные политические фигуры Чечни, в числе которых представитель правительства России Николай Кошман. Город заполнен военными: здесь и милиция, и внутренние войска, артиллеристы, военные железнодорожники, МЧС, спецназ Минюста. С 18.00 до 6 утра запрещены все передвижения в городе. Но комендантский час и многочисленность "федералов" боевикам не помеха. На прошлой неделе они (где-то 10 человек) проникли в город и обстреляли дом Кошмана. К счастью, обошлось без жертв - лишь один охранник получил контузию.

С гор город прикрывается артдивизионом. Сибирские артиллеристы прибыли сюда недавно, устроились на горе и окопались. Живут в землянках, топят буржуйки. Столовая - на свежем воздухе. Пиломатериалами помогла гудермесская милиция, а дрова сюда поставляют аж из Ульяновской области! "Если бы не артиллеристы, то боевики попытались бы взять Гудермес", - утверждают местные жители.

В Гудермесе неплохо работает комендатура зоны безопасности, возглавляемая генерал-майором Александром Столяровым. Генералу удалось наладить взаимодействие как с российскими военными, так и с местным населением, с чеченскими политиками. А это, надо признать, не каждому под силу. Подчиненные Столярова до сих пор с теплом вспоминают новогоднее "явление" Владимира Путина: "Новый год с Путиным никогда не забудется!"

Кстати, в комендатуре имеется сауна, жару и чистоте которой позавидуют многие. Здесь и телевизоры: показывают РТР и ТВ-6.

Возле комендатуры, как только истечет срок действия комендантского часа, ежедневно скапливается народ. Хотят получить разрешение на проезд личного транспорта по территории Чечни и России. Дело доходит до курьезов. В один из таких дней работник комендатуры вышел на улицу и начал делать перекличку: "Дудаев! Закаев! Басаев! Ко мне!" Тут же вокруг него образовалась толпа. Только это были не боевики и не первый президент Чечни, а их однофамильцы.

Свыше 90 боевиков (тех, что угодили в ловушку) взяты в плен. Позднее их число пополнил и министр здравоохранения Чечни Ислам Халимов. Сотрудники ФСБ утверждают, что именно он оказывал хирургическую помощь Басаеву. Но Халимов настаивает во время допросов, что Басаева видел в последний раз 3 месяца назад. Отрицает он и свое "пособничество террористам": "Я врач, принимал клятву Гиппократа, согласно которой обязан оказывать медицинскую помощь каждому нуждающемуся. В прошлую войну я оперировал и российских военных".

Что будет с Халимовым дальше - пока неизвестно.

Весьма туманна и судьба других боевиков (среди них 20 женщин), выходивших в ту ночь из Грозного. Размещенные в родовом селе Руслана Хасбулатова - Толстой-Юрт - отрицают свою связь с боевиками. Но сейчас не до следственных экспериментов. Главное на сегодняшний день - спасти жизнь тем из них, кто болен и ранен. Врачи говорят, что более 50% из них подвергнутся ампутации той или иной конечности. (У многих нет стоп и кистей.)

Вагон в никуда

В ХАНКАЛЕ, на базе российских войск, журналисты живут в железнодорожных вагонах. Женщины-проводники, чьи вагоны никуда не едут, каждому гостю выдают чистое постельное белье, готовят чай. И от журналистов узнают все последние новости. ОРТэшники прямо здесь разместили свою монтажную мастерскую - монтируют сюжеты, а потом перегоняют в Москву. Когда они пишут закадровый текст, раздается команда: "Тише! Идет запись!" - и все дружно замолкают. Это уже, как в армии, - выработана жесткая дисциплина.

Свет горит не в каждом отсеке вагона, но никто на это не жалуется - тексты пишут при свечах. Война есть война. В вагонах жили и иностранные журналисты. Но со взятием Грозного они уехали в Москву: "Теперь здесь делать нечего!" Боевые действия на равнине завершены. Теперь предстоит горная война в Веденском и Аргунском ущельях. Но она, как заверяют генералы, будет недолгой.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно