Примерное время чтения: 4 минуты
215

Лебедь вертолетом не рулил

14 АВГУСТА в Красноярском краевом суде начались слушания по делу об авиакатастрофе вертолета Ми-8. Апрельская трагедия унесла жизни губернатора Красноярского края Александра Лебедя и семерых пассажиров. Еще 9 человек - остальные пассажиры и члены экипажа - в результате падения вертолета, зацепившегося за линии электропередачи, получили травмы различной степени тяжести.

СЕНСАЦИЙ так никто и не озвучил. О том, что Александр Лебедь якобы находился в момент катастрофы в кабине и чуть ли не управлял вертолетом, никто из летевших на злополучном борту даже не заикнулся. И в показаниях, и вне здания суда те, кто находился в салоне вертолета неподалеку от губернатора, говорили, что тот в течение большей части полета играл в карты.

Летчиков - Тахира Ахмерова и Алексея Куриловича - "врагами народа" тоже никто не объявлял. Все пострадавшие, которые посчитали возможным высказаться за пределами зала суда, подчеркивали, что их главная цель - выяснение истины. Поэтому они подали иски к авиакомпаниям "Енисейский меридиан" и "Скол", общая сумма которых превышает 100 млн. рублей. 99 миллионов из них - сумма, в которую оценила нанесенный ее здоровью ущерб журналист одной из краевых газет Елена Лопатина. Единственным, кто отказался от иска, был брат покойного губернатора председатель правительства Хакасии Алексей Лебедь:

- Я уверен, что сам Александр Иванович не стал бы этого делать. И, посоветовавшись с его вдовой, мы решили не вчинять исков. Мы достаточно обеспеченные люди, да и никакие деньги горю не помогут. Что я могу отсудить у двух этих летчиков, у двух калек, которые, кроме пенсии по инвалидности, ничего не получают? Я не вправе так поступать...

После первого дня рассмотрения дела потерпевшие и их представители попросили избавить их от необходимости присутствовать на дальнейших заседаниях суда - им тяжело переживать трагедию заново. От общения с журналистами они тоже отказались. Но нашему корреспонденту удалось побеседовать с пилотом разбившегося Ми-8 Тахиром Ахмеровым и его защитой.

- От кого исходили распоряжения относительно маршрута?

- Маршрут определяет заказчик. Нам сказали, чтобы мы показали губернатору дорогу, после чего отправились бы на озеро Ойское.

- Кто конкретно это сказал?

- Этих людей уже нет, так что это не принципиально...

- Господин Яббаров (Ренат Яббаров - адвокат летчика Тахира Ахмерова. - Ред.), вас устраивают материалы, представленные обвинением?

- Нет, не устраивают. Многие указанные в обвинении нарушения организации полета, даже если они и имели место, никакой связи с катастрофой не имеют. Но это - мелочь. Главные моменты, с которыми мы не согласны, - это якобы несоответствие высоты, погодных условий и масштаба карты требованиям нормативов.

- Расшифровка последних слов экипажа в обвинительном заключении отражена? На ней есть голос Лебедя?

- Нет, голос губернатора на ней не был идентифицирован.

- Широко тиражировалась реплика, якобы произнесенная Тахиром Ахмеровым: "Молоко! Молоко!" Что летчик имел в виду? Или этих слов в стенограмме тоже нет?

- Слова "молоко" на ней точно нет.

- Есть у вас какие-то доводы, заготовленные на крайний случай, в качестве последнего аргумента. Хотя бы в общих чертах...

- Мы намерены доказать, что вертолет Ми-8 АМТ - не этот конкретно, а данная модификация - имеет такие конструкционные признаки, что его следует признать потенциально опасным для экипажа и пассажиров. Мы считаем, что машина развалилась еще в воздухе. Вы же видели по видеозаписи, как далеко от корпуса лежала хвостовая часть. Возможно, вертолет зацепился за провода ЛЭП после того, как стал неуправляемым. Подвела техника - разве можно винить в этом пилотов?

По некоторым прогнозам, процесс продлится несколько месяцев. "АиФ" будет следить за развитием событий.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно