63

Кто остановит шахида?

ПОД Кисловодском и в центре Москвы прогремели очередные взрывы. Террористы унесли с собой на тот свет еще 50 человек: студентов, пенсионеров, рабочих. Если судить по динамике развития событий, то конца этой беде не видно. Защититься от начиненных тротилом смертников практически невозможно. Но делать что-то надо.

ЕЩЕ во времена ельцинского Съезда народных депутатов в Верховном Совете группой экспертов был предложен законопроект о землячествах или диаспорах. И вот почему. Начало 90-х гг. в Москве да и во всех крупных городах ознаменовалось стрельбой, бандитскими разборками, страхом горожан похлеще сегодняшнего. Главными возмутителями спокойствия стали преступные группировки. Большинство из них - местного розлива, но говорили больше об этнических бандах. Страшнее всех были чеченские, грузинские, украинские, татарские. Они терроризировали не только мелких бизнесменов, но брали под контроль и банки, и заводы... Поймать и осудить членов этих банд было очень непросто. Совершив преступление, они скрывались на родине, откуда достать их было невозможно. От бессилия и родилась идея принятия закона о землячествах. Суть его была предельно проста.

Московские татары, чеченцы, украинцы и т. д. давно хотели получить в городе некий общественный статус. Их представители жаловались на отсутствие национальных школ, газет, мечетей и т. п. От подобных просьб власти отмахивались, как от назойливых мух. Но они и стали поводом для появления законопроекта.

В нем декларировалось все, чего хотела этническая община, включая землеотводы для компактного проживания. Но землячество брало на себя и определенные обязательства. Например, оно официально ручалось за поведение своих членов и соплеменников. Такая негласная форма взаимодействия этнических групп с властями, кстати, есть во многих крупных столицах мира. Хотя официально она не действует нигде, если не считать законодательно оформленного в Израиле права военных разрушить дом террориста-смертника.

Предлагаемый проект закона не был кровожадным. Речь в нем в первую очередь шла о компенсации ущерба, нанесенного жителю города представителем землячества. Иными словами - семья погибшего в результате теракта получила бы материальную компенсацию от той диаспоры, к которой относился террорист. Разумеется, если его участие было бы доказано.

У тех, кто пытался внедрить эту схему в жизнь, были и другие соображения. Специалисты, особенно из силовиков, не без основания полагали, что авторитеты диаспоры заранее извещали бы власти о намерениях некоторых своих соплеменников. Зачем им переживать позор и материальные тяготы?

Но проект закона "завис", когда начались революционные разборки 93-го года. Вспомнить о нем заставляют взрывы, прогремевшие за последнее время, и их безвинные жертвы.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно