Примерное время чтения: 6 минут
109

"Бомба" в багаже

ПОСЛЕДНИЕ теракты в Моздоке, Ессентуках, Москве и Назрани доказали, что террористы практически свободно перемещаются не только по Северному Кавказу, но и по другим городам России. Как же сегодня действуют особые меры безопасности?

КОРРЕСПОНДЕНТЫ "АиФ" решили проверить это на себе, совершив поездку по Северному Кавказу и обратно в Москву. Пролетев на самолетах и проехав на автомобилях около 5 тыс. км по возможным маршрутам вероятных террористов, поняли, что спать спокойно нам еще рано.

"Тротил" и спецконтроль

СВОЙ бросок на Северный Кавказ мы начинали и заканчивали в самой современной авиагавани России - аэропорту "Домодедово".

В распоряжении сотрудников службы безопасности - самая современная аппаратура, средства визуального и рентгеновского контроля. Нам все улыбаются. И не задают никаких вопросов.

Информация к размышлению. В нашей ручной клади было что посмотреть: два куска хозяйственного мыла (каждый по 250 г) - как две капли воды похожие на тротиловые шашки. В торцах просверлены отверстия и вставлен огрызок карандаша - якобы взрыватель, килограммовый пакет с пшеничной мукой - якобы героином - тоже террористу не помешает. Взяли "до кучи". Все это нарочито открыто лежало в наших дорожных сумках вперемешку с батарейками к диктофону, фотоаппаратом и ксерокопиями карт пяти регионов Северного Кавказа. Проверяющих это не взволновало.

По мнению специалистов антитеррора, рамочные металлодетекторы (через которые мы проходим в полный рост) не всегда эффективны. Даже если ваши карманы вывернуты наизнанку. В одном случае они могут сработать на золотые зубы и пуговицу на ширинке, а в других - могут "не заметить" даже мобильника.

Как-то был проведен эксперимент: сотрудник спецслужбы с пистолетом Макарова, прикрепленным к щиколотке специальной кобурой, спокойно прошел сквозь рамку, которая даже не пискнула.

Оборона Моздока

ВЗРЫВ госпиталя в Моздоке заставил военных сделать выводы об обеспечении своей безопасности. Почти сразу после трагедии микрорайон Юбилейный (именно здесь проживают семьи военнослужащих) ощетинился противотанковыми ежами, бетонными блоками, "лежачими полицейскими" в полтора раза выше обычных "собратьев". Кроме этого, вдоль дороги, окружающей городок, проходит огромная металлическая конструкция, состоящая из обрезков труб и арматуры. Днем по всему периметру района несут службу "новоявленные консьержки" - солдаты в бронежилетах и касках. Днем они вооружены резиновыми дубинками, а ночью городок обходят патрули с автоматами. Только вот гражданская власть, как всегда, видимо, из-за нехватки денег забыла о так называемых административных и гражданских объектах: администрации, вокзале, школе, детсаде... Сюда террористы могут подъехать хоть на танке.

Граница войны

ПРИФРОНТОВАЯ станица Галюгаевская Ставропольского края разделена с Чечней бурным Тереком. Ранним утром из чеченского села хорошо слышен голос муллы, призывающего правоверных к первому намазу.

Пятый милицейский пост - последний рубеж галюгаевцев - стоит в степи на административной границе с Чечней.

- Польза от него особая, - морщится участковый, - психологический сдерживающий фактор. Вот, к примеру, раньше в колхозе было 52 тыс. голов скота, теперь осталось две тысячи. На ту сторону всех поугоняли, - машет он рукой в сторону Чечни, - а разгонит начальство наш пост, бандюги всю оставшуюся скотину вмиг уведут.

Галюгаевцы привыкли жить в постоянном страхе, ежедневно боясь терактов. Станичники боятся ходить в церковь, опасаясь взрывов в храме. И перед посещением родового кладбища просят местных милиционеров проверить каждую могилу с собакой и миноискателем.

Патрон за пять тысяч

ДЛЯ ТОГО чтобы из Чечни добраться до любого гражданского аэропорта, необходимо преодолеть бесчисленное количество блокпостов. У милиционеров, несущих службу на этих кордонах, забота одна - взыскать с водителя "дорожную пошлину".

К примеру, если ехать на такси по дорогам Чечни, то таксист вынужден включить в оплату проезда все милицейские поборы. Получается, что по самым низким "тарифам" за триста километров дороги от Грозного до аэропорта в Минводах придется отдать на откуп шесть тысяч рублей - по двести рублей за километр. Тут не до бомб в сумке.

Для справки. Легкой добычей для блюстителей закона становятся молодые армейские офицеры и солдаты, убывающие в отпуск. "Знаешь, что это?" - спрашивает вымогатель у старлея, указывая на патрон от автомата Калашникова. "5.45", - отвечает жертва. "Нет, неправильно, - говорит "ироничный" милиционер, - это пять тысяч рублей, которые ты мне должен отдать". Не отдашь деньги - будешь задержан за "контрабанду" боеприпасов. Уже в Махачкале нам довелось увидеть двоих ребят, ожесточенно перерывающих свои вещи перед спецконтролем. А вдруг этот гад напоследок им что-нибудь сунул в сумки?

Бумажный антитеррор

В МОСКВУ мы возвращались из Махачкалы. Спецконтроль начинается с входа в аэровокзал, где милиционеры обязательно требуют паспорт, а если надо, то проверят и багаж. Здесь (рядом "горячая точка" - Чечня) все внимание сориентировано на поиск оружия, боеприпасов и т. д. А вот шмотки со спрятанными "тротилом" и "героином" преспокойно отправились вместе с нами в Москву.

Финал. В "Домодедове" - очередное антитеррористическое испытание. Всех пассажиров погнали через узкий коридор длиной метров сто. Выход в город перегорожен тремя столами. Шесть сотрудниц линейного отдела милиции аэропорта переписывали паспортные данные всех пассажиров нашего самолета. Больше всех волновалась почтенная дагестанская семья. Глава семейства не выдержал: "Обидно, бля. Да! Угораздило меня "чуркой" родиться. У меня что, на роже написано - я террорист?" "Терпи, отец, - покорно отдавая паспорт милиционерше, прошептала жена, - неграм в Америке хуже".

..."Героин" и "тротил" так и вернулись в редакцию, побывав вместе с нами и в логове терроризма, и у военных баз, и в битком набитых людьми самолетах. А если?..

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно