Примерное время чтения: 4 минуты
110

Навеки раскулаченные

75 ЛЕТ назад наступил "год великого перелома". Сталин объявил решительное наступление на зажиточных крестьян, заклейменных тогда "кулаками". Прошли годы, а ни кулаки, ни фермеры на российской земле не приживаются. Неужели их истребили с корнем?

МИХАИЛ Лоншаков первым в деревне Новопокровка решил уйти из колхоза "Новый путь" и пойти другим путем - стать фермером. Отговаривали все: "Готовься, песок в трактора насыпят", - предостерегал председатель колхоза. Отец примчался: "Ты зачем, Мишка, мать твою, голову в петлю суешь! Прадеда забыл?!"

Прадед Михаила в начале прошлого века имел табун лошадей и пастбища - на зависть всей округе. Работал не покладая рук. Одевался скромно, хотя денег было достаточно. Бабушка рассказывала: как-то шли земельные торги. Прибыло много купцов в богатых одежах. А прадед скромно стоит с холщовым мешком в руках. И вот с молотка пастбище пошло. Купец называет цену, а прадед ее перебивает. Кругом подшучивать стали: "Деньжата, дедуль, у тебя есть?" Отступился купец. А прадед как из мешка вывалит деньги!

Большевики отобрали у прадеда все: и землю, и лошадей. А самого с шестью детьми сослали на Урал. Там они палками ковыряли промерзлую землю, копая себе землянки, и подыхали от голода. На воронежской земле осталась только дочь прадеда - бабушка Михаила, к тому времени она вышла замуж.

"Нового пути" теперь нет. Землю и технику бывшего колхоза приобрела за долги фирма из столицы. Всех колхозников, кроме двоих трактористов, выгнали. Для работы приглашают бригаду из Украины.

Новоиспеченный фермер Лоншаков местную рабочую силу тоже не особо уважает. "Нанял одного бывшего колхозного, - рассказывает. - Так он трактор бросал как попало. И, что я ему ни говорил, бесполезно. Всего лишь одного колхозника к себе на работу возьмешь - и у тебя уже не хозяйство, а колхоз. Стараемся обходиться своими силами - я и трое сыновей".

Перед домом припаркованы 5 тракторов, 2 комбайна и "ЗИЛок". Первые годы прошли, как на каторге. Знакомые отвернулись, родственники посматривали косо, деревенские считали отщепенцами. На трактор посадил старшего сына, которому едва исполнилось 14 лет. Супруга тоже взялась за баранку.

Жить фермер старается, как и его прадед, скромно. "Новый дом пока не строю, - говорит он. - Если власти совсем доконают, придется все бросить, а дом с собой не заберешь. Но жить-то хочется. Что ж мы животы 10 лет впустую надрывали? Вот купил детям "Жигули" и "Волгу", себе "Дэу".

Когда Лоншаков выходил из колхоза, ему выделили 240 гектаров земли в "пожизненное наследуемое владение". Вдохнул свободу полной грудью. И тут на тебе: вызывают в район и говорят: "Много мы тебе земли дали. Откажись от половины". Фермер аж побелел - под землю техника куплена, поля засеяны. Это же все кровью далось. "Хотите вернуть - подавайте в суд", - ответил он. Чиновники отступились. Но ненадолго. Вскоре законы поменялись, "пожизненное владение" отменили, от фермера потребовали оформить аренду. По закону максимальный срок аренды 49 лет, но Лоншакову дали только на 15. Через два года срок истекает. Продлит ли аренду чиновник?

В 1998 г. Михаил заплатил 340 тысяч рублей налогов через банк "СБС-Агро". Банк лопнул. Вместо того чтобы отнимать деньги у банкира Смоленского (сын которого, кстати, сейчас покупает заводы по производству элитных иномарок), мытари стали трясти фермера. Чтобы второй раз заплатил налог! Долг и пеня висят до сих пор.

"Я мог бы обрабатывать и 500 га, - считает Михаил Лоншаков. - Но если землю отберут, как я буду расплачиваться за технику, кредиты? Мой дед был отличный работяга, только недальновидный. Покупал лошадей, землю, а в итоге подставил себя и детей. Он виноват! Надо чувствовать дыхание жизни. И уши держать топориком".

Фермеры давно забыли о льготных кредитах, компенсациях за уничтоженный стихией урожай - до них это все равно не доходит. "Лучше бы о нас забыли, не мешали", - говорят они. Может, хватит раскулачивать кулака?!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно