Примерное время чтения: 10 минут
88

"АиФ" под счастливой звездой

Главный редактор Владислав СТАРКОВ отвечает на вопросы читателей

- Что вы считаете самым большим достижением "Аргументов и фактов" за эти годы?

Семья Ц в е т к о в ы х, Рязань

- ДЕМОКРАТИЮ. Пускай она еще несовершенна. Но мы эту демократию выпестовали.

Помню, во время перестройки пришел ко мне известный журналист из французской газеты "Монд" и рассказал: "Я недавно был на Украине. Ехал из Винницы в Киев. Рядом в купе сидела женщина и читала "Аргументы и факты". Я спросил у нее: почему она читает именно эту газету? Она сказала, что эта газета изменила ее жизнь".

Вместе с нами шли несколько изданий: "Московские новости", "Огонек". Отдавая дань этим замечательным изданиям, которые были при Егоре Яковлеве, при Виталии Коротиче, все-таки, надо сказать, что мы были самыми массовыми.

Кстати, в какой-то степени "АиФ" и показатель экономической жизни страны. Если выходят "Аргументы и факты", значит, лесорубы рубят деревья (сожалею, жалко мне деревья, но происходят иногда необходимые вырубки), отправляют их на бумажные комбинаты, которые изготавливают для газет бумагу. Работают типографии. А машины, самолеты и поезда доставляют газету - значит, работает транспорт. Должны функционировать (чтобы журналисты нормально работали) Дума, Совет Федерации, Счетная палата, правительство, премьер-министр, президент. Вот какой объем жизни связан с газетой, которая приходит к читателю каждую неделю!

- С удивлением увидел в N 49 статью писателя Проханова. Скажите, это ваш плюрализм мнений или дрейф в сторону мракобесия?

В. Г о л о в, Санкт-Петербург

- МНЕ кажется, это типичный образец представления части наших читателей о свободе слова: не публиковать тех, кто высказывает противоположное мнение! Это и есть элементы цензуры, которые идут от времени застоя. Доходило до абсурда. Тогда считали, что одна строчка противника может изничтожить весь наш славный социализм.

В те годы редакция не получала зарубежных изданий, и я, главный редактор, ходил просматривать западные журналы "Тайм" и "Ньюсуик" в спецотдел общества "Знание". Хотя и хранились журналы в сейфах, но не все статьи в них можно было прочитать: некоторые вырезали в КГБ, а рядом с пустым местом ставили соответствующий штамп. Так что цензура тогда была жесточайшей: проституции и наркомании - "не было", воровства в высших эшелонах власти "не было". В общем, не было многого того, что вдруг откуда-то сейчас появилось.

Но все это на самом деле было! И мы, журналисты, об этом знали, но писать нам категорически запрещалось. А чтобы у нас не появился соблазн о чем-то подобном все-таки рассказать, нас заставляли визировать материалы. Цензор прочитывал газету от корки до корки, вымарывал все, что, по его мнению, нельзя было публиковать, а затем на каждую страницу ставил особую печать.

Но вернемся к Проханову. Да, я тоже не согласен с его политической ориентацией. Но, как сказал Вольтер: "Я могу быть не согласным с вашим мнением, но я готов отдать жизнь за ваше право высказывать его". Вот что такое настоящая свобода слова. К сожалению, у нас свободу слова часто путают с обливанием грязью, с вседозволенностью, с компроматом. Но точка зрения общественно значимого лица - это не компромат. Это именно его точка зрения. А пресса - зеркало, которое эти разнообразные точки зрения должно отражать. Мы публиковали и будем публиковать точки зрения людей, с которыми не согласны.

- Часто читаю в газете об Алле Пугачевой и ее семье. Слышал, что главный редактор поддерживал Аллу Борисовну в трудное для нее время.

Н. Р и л и н, Алма-Ата

- И МЫ поддерживали Аллу Борисовну в трудную минуту (помните, как полоскали имя Пугачевой после событий в гостинице "Прибалтийская"?), и она нас поддержала в нелегкое время, когда в 1989 году тогдашний генсек ЦК КПСС Горбачев решил убрать меня с должности главного редактора. Так вот на одном из концертов в столичном спорткомплексе "Олимпийский" зимой 1989 г. Алла Борисовна взяла микрофон и сказала, что в зале присутствует гонимый главный редактор "АиФ". Все встали. Тогда, в 1989 г., для того чтобы сказать это прилюдно, нужно было иметь огромное мужество!

На днях мы пригласили Михаила Сергеевича в редакцию, и он принял наше предложение. И если в первых номерах 2000 года в "АиФ" появится интервью с ним, это будет завершением давнишнего инцидента. Мы в редакции считаем Горбачева исторической личностью, человеком, который очень много сделал для новейшей истории России.

- Нас очень беспокоит, что в последнее время вы перестали публиковать письма читателей, нет обратной связи. А ведь раньше "АиФ" на своих страницах вел прямой разговор с нами. Планируете ли вы возродить добрую традицию?

Семья Б е с т у ж е в ы х, Томск

- НАВЕРНОЕ, у нас здесь упущения. Обещаю, что в последующих номерах будем больше публиковать писем. Правда, и сейчас темы очень многих статей в "АиФ" подсказываются читателями. Кроме того, мы широко пользуемся "аифоризмами". Это крылатые фразы, придуманные вами и зачастую не уступающие по глубине мысли афоризмам великих людей прошлого.

- Почему "АиФ" опускается до уровня бульварной газеты, такой, как "МК"?

Татьяна Михайловна, Балашиха, Московская обл.

- Я НЕ ХОЧУ никак характеризовать газету "МК". Но мы стараемся быть на уровне интересов читателя. Да, может быть, кому-то и кажется, что у нас встречаются бульварные материалы. Но что такое "бульвар"? В журналистике в основном это касается личной жизни известных людей. А это, согласитесь, всегда интересно. Я помню, мне в свое время задали вопрос - как тогда говорили - в инстанциях: а что это вы так заинтересовались зарплатами генсека, секретарей обкомов, райкомов? Кому это интересно? Я ответил: "Давайте опубликуем и посмотрим - интересно это или нет". Выяснилось, что это очень даже интересно и академикам, и домохозяйкам. Да, согласен, иногда в "АиФ", может быть, бывает перехлест, бывает, что мы забираемся в дебри интимной жизни звезд, подогревая тем самым интерес читателей. С другой стороны, личная жизнь знаменитостей - это неотъемлемая часть жизни нашего общества. А жизнь политика вообще должна быть прозрачной. И то, что они понаписали перед выборами в своих декларациях, - это полное вранье, ложь! Свою ложь они этим и прикрывают: мол, это моя личная жизнь, вы в нее не вмешивайтесь. Извините, вмешивались и будем вмешиваться! Не врите и не воруйте!

- Кто является хозяином газеты - юридическое или физическое лицо?

Э. З о б е, Москва

- АКЦИЯМИ "АиФ" владеют 27 журналистов - весь наш творческий коллектив на пору создания ЗАО "Аргументы и факты". Надо сказать, что из всей прессы мы акционировались первыми - в марте 1992 года. Это было достаточно сложно, ведь мы шли непроторенной дорогой. В газете даже была введена рубрика - "Лаборатория перестройки": в ней мы описывали все бюрократические злоключения, которые выпадали на нашу долю.

- Говорят, вы когда-то были при обществе "Знание"?

Р. М у л и н о в, Пермь

- "АиФ" родился в недрах общества "Знание" в 1978 году, выпускался брошюрой для так называемого идеологического актива - без иллюстраций, один текст. Но мы не хотели жить в стесненных рамках системы застоя, шаг за шагом стремились к тому, чтобы рассказывать людям правду. Хотя, честно скажу, мы сами иногда этой правды не знали. "Аргументы и факты" задумывались как контрпропагандистское издание, то есть мы воевали против капитализма. Так вот в этот самый капитализм лично я впервые попал лишь в 1988 году: побывал в Нью-Йорке в составе делегации, в которую входили работники Международного отдела и Отдела пропаганды ЦК КПСС. Я видел, что они тоже пережили сильнейший шок, зайдя в первый попавшийся продуктовый магазин: там было 30 сортов колбасы и 50 видов чая! В то время у нас в продаже была одна грузинская "солома", а индийский давали только в продуктовых заказах. И колбаса была одного сорта - вареная за 2.20. При виде капиталистического изобилия у всех нас случился нервный припадок - мы хохотали в голос над всей нашей дешевой идеологической пропагандой.

- Почему у "АиФ" нет орденов?

Т. К р а в ч е н к о, Харьков

- У НАС действительно нет никаких наград от властей - ни от прежней, ни от нынешней. И я считаю это нормальным. Ведь как получают у нас ордена? Нужно самому составить прошение какому-нибудь высшему должностному лицу, где указать, что у газеты юбилей - чтобы таких-то и таких-то сотрудников наградили, и главному редактору что-то дали, и газету поощрили... Я принципиально против такого рода вызывания орденов на себя. И все-таки в редакции есть награды, и они ДОСТОЙНЫЕ! В 1990 г. мы попали в Книгу рекордов Гиннесса как самая тиражная газета на планете - 34 млн. экземпляров. В 1996 г. в Лондоне нам присудили премию как лучшей иностранной газете мира. За 1998 г. Гильдия издателей назвала нас лучшей еженедельной газетой страны.

- Вас искушали сменить профессию?

З. Р я б о к о н ь, Новосибирск

- ПРЕДЛАГАЛИ: и возглавить Гостелерадио, и быть генеральным директором ИТАР-ТАСС, и министром культуры. Но чиновничья профессия абсолютно не для меня.

- Сколько стоит "АиФ" и не хотели ли вас купить?

В. М а т р о с е н к о, Кишинев

- ТАКИЕ попытки были. С В. Гусинским, в частности, были переговоры. А один олигарх нам сказал: "Какой смысл вам себя продавать? Вы же выгодное предприятие. Зачем же продавать курицу, которая несет золотые яйца?"

Цену газеты мне трудно назвать. Наверное, это цифра со многими нулями. Важно другое - какими целями ты достигаешь влияния и успеха у читателей. Одни помещают свои материалы в лаковые обложки, цветные, красивые. Таким журналистам мы немножко завидуем: какую красивую продукцию они выпускают! Но, к сожалению, наша страна не живет еще в лаковых условиях. Наш народ еще слишком беден. Редакторы же этих журналов чуть-чуть отщипнут денежек от хозяина, выпустят пару номеров, удовлетворив свое тщеславие, и потом исчезают. Мы считаем для себя унизительным делать газету с чужих слов и кормиться с чужой руки.

- Как попасть на работу в "АиФ", если у тебя нет родственника в газете?

С. С и д о р ч у н, Орел

- В "АиФ" работают 324 человека, и всех их я считаю своей семьей. Думаю, что любой творческий коллектив должен быть семьей. А что больше всего я ценю в сотрудниках? Чтобы человек был фанатично предан делу и близок тебе по духу. А родственник или не родственник - это не важно.

- Как вы относитесь к служебным романам?

Студенты журфака МГУ

- Я ЗА служебные романы. Они стимулируют работу. Вообще любовь стимулирует.

- У вас в редакции выпивают?

Р. Ро м а н о в, Казань

- ЗА 1000-й номер мы обязательно поднимем бокалы. Ведь 1000-й номер - это праздник "АиФ" и его читателей. А 1001-й номер - последний номер этого века! А потом будет первый номер "АиФ" 2000 года! Все эти совпадения говорят о том, что мы родились под счастливой звездой!

На другие вопросы, поступившие в адрес главного редактора по "горячей линии", на страницах этого номера отвечают ведущие журналисты "АиФ" .

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно