Примерное время чтения: 5 минут
227

Прощальная феерия Кензо потрясла весь Париж

В ПАРИЖЕ завершилась очередная Неделя прет-а-порте - демонстрация коллекций одежды, готовой к носке (так дословно с французского переводится "прет-а-порте"). Представляли женскую одежду на весну-лето будущего года. Показы ознаменовались полным отсутствием на подиумах топ-моделей и триумфальным возвращением розового цвета. Одежда лета-2000 будет изобиловать яркими красками.

Летицию Каста канонизировали

РЕДКОЙ птичкой, которую удалось поймать лишь на двух из 100 (!) показов, стала супермодель Клаудиа Шиффер. Очевидцы констатировали: у нее все та же стать, улыбка и независимая походка, и на пенсию она явно не собирается. Прима утверждала, что дефилирует только ради того, чтобы поддержать своих друзей. Друзьями оказались кутюрье Жиль Дюфур, успешно дебютировавший в Доме Бальмана, и американец Марк Жакобс, дизайнер фирмы "Луи Виттон", заставивший бедняжку таскать по подиуму сумки и чемоданчики.

Абсолютно убийственный "привет" передала коллегам по цеху манекенщица Летиция Каста. Топ-модель, ставшая в нынешнем году символом коллекции высокой моды Ива Сен-Лорана, в Париже во время показов отсутствовала. Зато в газетах были опубликованы результаты голосования 15 000 мэров французских городов, которые избрали 21-летнюю манекенщицу... прототипом Марианны. Именно Летиция Каста будет позировать для создания скульптуры Марианны, своеобразного символа Французской республики. О таком повороте судьбы можно лишь мечтать. Ведь как сложится карьера манекенщицы или актрисы (Каста успела сняться в нескольких фильмах) - это еще большой вопрос. А стать Марианной-2000, когда 15 000 статуэток с твоим образом будут стоять у входа в мэрию в каждом французском городе, - уже реальность. Подобной "раскрутки" не удостаивалась еще ни одна манекенщица. Так что плачьте, завистницы!

Другую красотку - супермодель Еву Херцигову - чаще можно было видеть не на подиуме, а на всевозможных вечеринках и светских раутах, которыми изобиловала Неделя.

Самой яркой стала вечеринка в особняке на улице Поля Бодри, где американское отделение знаменитого аукциона "Кристи" созвало всех на коктейль, посвященный предстоящему в Нью-Йорке уникальному аукциону. 27 и 28 октября "Кристи" проводит аукцион, на котором в качестве лотов будут представлены 2000 вещей из личного гардероба голливудской дивы Мэрилин Монро.

До Парижа, правда, довезли показать всего 200 вещей, что тоже неплохо. Это украшения, книги, туфли, одежда актрисы.Конечно же, привезли купальники Монро - легенды ХХ века, ими секс-дива так шокировала добропорядочных обывательниц и так возбуждала их не менее добропорядочных мужей. Вот будет радости фетишистам - ведь передерутся все!

"Гвоздем" выставки (и, по всей видимости, будущего аукциона) стало эффектное газовое платье телесного цвета, расшитое 6 тысячами фальшивых жемчужин. Организаторы рассчитывают продать его за сумму от 100 тысяч до 1 миллиона долларов. Оно стало бы самым дорогим лотом за всю историю аукциона.

Прощай, Кензо!

НАРОД любит посудачить то о коварстве и грызне среди манекенщиц, то об интригах, которые плетут друг против друга кутюрье. Действительно, бывало всякое. Но, видимо, дизайнеры почувствовали грозящую всем опасность быть изгнанным из собственного Дома моды бизнесменами, владеющими основными пакетами акций, и на время решили позабыть о распрях. Армани пришел на показ к Еджи Ямамото (Ямамото по-прежнему продолжает экспериментировать со своей любимой черно-белой гаммой). Ямамото и Готье в свою очередь нанесли дружеский визит Армани, пожаловав на открытие его нового бутика на Вандомской площади.

Бывшая манекенщица, а ныне модельер Инес де ля Фрессанж на показ собственной марки не пришла. Зато стала почетной гостьей Карла Лагерфельда на шоу "Шанель".

Апогеем процесса "братания" дизайнеров стал прощальный вечер, который устроил японский модельер Кензо Такада. В первом ряду огромного зала "Зенит", рассчитанного на 3000 мест и набитого битком, рядом (!) как ни в чем не бывало сидели "заклятые друзья" Соня Рикель и Тьерри Мюглер, Иссей Мияке и Эдзи Ямамото, Юбер Живанши и Аззетдин Алайя. Пришел за кулисы, после того как на подиуме отполыхал карнавал красок, печальный и тихий Жан-Луи Шеррер (он был первым среди именитых дизайнеров, кого бизнесмены отправили на пенсию с поста главного художника собственного Дома моды). Где-то сбоку пристроился Клод Монтана.

Кензо решил совместить две даты - печальную и радостную: 30 лет своего творчества в моде и свой уход из индустрии моды. Первой частью 2-часового шоу стал показ коллекции одежды на весну-2000: струящиеся линии, буйство красок, особенно приятное после царящего все последние сезоны серого. Красок нежных, словно пробуждающихся после зимнего холода.

Зал аплодировал, а в горле у каждого - ком. О каком закате великого модельера может идти речь, если он показал коллекцию, полную идей. Однако Мастер уходит, оставив свое имя Бернару Арно, главе гигантского концерна LVMH (ему уже принадлежат Дома моды "Диор", "Живанши", "Кристиан Лакруа" и прочие). А нам останутся лишь его краски и ароматы, заключенные в драгоценные флаконы.

Но гвоздем вечера стала даже не последняя коллекция Кензо, которую он подготовил вместе со своим преемником Жилем Розле, а ретроспектива всего его творчества.

В роли моделей выступили друзья Кензо - композитор Жан-Мишель Жарр, кутюрье Изабель Маран и Шанталь Тома. Дала согласие выйти на подиум даже 80-летняя старушка журналистка моды, которая первой, в середине 60-х годов, написала статью о тогда еще никому не известном японце Кензо Такада.

После дефиле все пространство арены заполнил огромный воздушный шар - копия земного шара, у подножия которого застыли 800 манекенщиц, одетых от Кензо.

Вы думаете, это был финал? Нет. Затем появились еще и живые слоны, акробаты, танцовщицы, волшебно исполняющие танец живота. На арене развернулась настоящая восточная феерия - в честь одного человека. В честь Кензо.

Народ рыдал!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно