Примерное время чтения: 5 минут
152

Жизнь в ловушке (часть 2)

НА городской окраине Харькова находится квартира знаменитого и в то же время не известного широкой публике Олега Александровича ЛАВРЕНТЬЕВА. Его хорошо знают на Западе, хорошо знали в бывшем руководстве СССР - маршал Берия, первый "атомный" министр Махнев, академики Курчатов, Сахаров, Арцимович, Леонтович.

За несколько лет до американских и, соответственно, советских ученых Олег Лаврентьев предложил идею и конструкцию водородной бомбы. Он подготовил проекты многих изобретений, так или иначе нашедших применение, - реактора на быстрых нейтронах, управляемых по радиолучу снарядов, плазменного двигателя для космических кораблей... Благодаря идеям Лаврентьева приблизилась к реальности мечта об управляемых термоядерных реакциях, сулящих человечеству революцию в энергетике.

Главные свои изобретения он сделал в молодости, имея за плечами семилетнее образование. Всю остальную жизнь он "пробивал" их.

НЕТ ПРОРОКА...

В ГОД семидесятилетия Сталина солдат Олег Лаврентьев отправил генералиссимусу письмо с далекого острова Сахалин. Поздравлений в письме не было. А было всего несколько фраз, из которых следовало, что он, Лаврентьев, твердо знает, как сделать водородную бомбу.

Эта идея пришла ему в голову еще в 1948 г., за год до испытания первой советской атомной бомбы и за 3 года до того, как окончательное решение о принципе водородной бомбы утвердилось в замыслах "отца" термоядерного оружия Эдварда Теллера.

Еще раньше, в 1946 г., Лаврентьев посылал в Академию наук СССР предложение по созданию ядерного реактора на быстрых нейтронах. В реакторе такого типа гораздо интенсивнее идет накопление плутония - взрывчатки для атомных бомб. А нехватка плутония главным образом и сдерживала рост арсенала атомного оружия: в 1950 г. у СССР было всего 5 бомб.

На свое предложение о реакторе на быстрых нейтронах ответа от Академии наук Лаврентьев не получил. Послание Сталину тоже, по-видимому, кануло в Лету.

СПЕЦГРУППА

В 1949 г. СССР взорвал свою первую атомную бомбу. Обеспокоенный потерей монополии на ядерное оружие, Трумэн стал торопить ученых с быстрейшим завершением работ по водородной бомбе, мощность которой должна была значительно превзойти губительную энергию атомного фугаса. К созданию этого чудовища доктор Теллер приступил тогда, когда атомная бомба еще не была испытана. Советский агент Клаус Фукс аккуратно посещал все семинары Теллера. Отчеты о них он направлял через связника в нью-йоркское консульство СССР, под крылом которого работала разведка НКВД.

Правда, по одной из версий, трудился Фукс чуть ли не напрасно. В 1950 г. математик Улам обнаружил в расчетах Теллера ошибку. Только в 1951 г. Теллер, исправив ее, начал двигаться дальше.

В любом случае старания Фукса не пропали. После его сообщений в Москве создают специальную группу под руководством Зельдовича, которая занялась расчетами водородной

бомбы. Сюда был подключен и Игорь Тамм, а в 1949 г. - Андрей Сахаров. Именно он вскоре разовьет идеи Тамма и станет конструктором термоядерного заряда.

...Итак, в тот момент, когда у Олега Лаврентьева появилась мысль о принципах водородной бомбы и основных идеях ее конструкции, ни у советских, ни у американских конструкторов еще не было готовых концепций нового оружия.

"БЛЕФ И ШАНТАЖ"

"ПОСЛЕ публичного выступления Трумэна, - вспоминает Лаврентьев, - наши газеты назвали водородную бомбу блефом и чушью, а само выступление - атомным шантажом".

Но Лаврентьев еще в 1943 г. читал короткое газетное сообщение о том, что наряду с процессом ДЕЛЕНИЯ ТЯЖЕЛЫХ ЯДЕР, который используется в атомной бомбе, возможен и обратный процесс - СЛИЯНИЕ ЛЕГКИХ ЯДЕР. При этом энергии в расчете на единицу массы выделяется в 5 раз больше, что и заставит Олега Александровича искать цепочки ядерных превращений, ведущих к высвобождению колоссальной мощи.

На письмо Сталину ответа не было, и тогда он пишет в ЦК ВКП(б). Из ЦК позвонили в Сахалинский обком, и вскоре оттуда в войсковую часть, где служил Олег, приезжает подполковник инженерной службы Юрганов. Его интересовало: как молодой солдат дошел до такой жизни, что стал "всамделишным" изобретателем.

А этому в некоторой степени способствовало то, что Лаврентьев, заканчивавший войну разведчиком-наблюдателем, переквалифицировался в радиотелеграфисты и из солдата превратился в сержанта. Сержанту уже полагалось денежное довольствие, и он через Посылторг выписал из Москвы интересующие его книги по естественным наукам.

"Неподалеку от воинской части открылась вечерняя школа, - вспоминает Лаврентьев. - Командование части пошло мне навстречу, и я за год окончил три класса на "отлично", получив аттестат зрелости".

Круглосуточное дежурство на радиоточке в ожидании сигнала от центральной радиостанции давало много времени для раздумий и чтения. Однажды командование попросило молодого сержанта подготовить лекцию для личного состава по атомному оружию. Ему выделили несколько дней для подготовки, он обложился учебниками, книгами, журналами. Олег заново переосмыслил все, что накопил за многие годы изучения ядерной физики. Не до конца ясные идеи стали четче, конструкция термоядерной бомбы казалась почти осязаемой.

Уже в начале 1948 г. он мог четко сформулировать последовательность ядерных реакций, которые приведут к термоядерному взрыву, а также сам способ приведения к детонации.

Окончание следует

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно