35

Власти Павловского Посада "наехали" на своих

ПЕРВАЯ и, пожалуй, единственная ассоциация, возникающая у нас с Павловским Посадом, - платки и шали. Вот уже около 200 лет местная фабрика выпускает красивые цветастые изделия, которые носят на своих плечах женщины по всей России. Предприятие, именуемое Павловопосадская платочная мануфактура, хорошо известно за рубежом, его продукция неоднократно получала призы на международных выставках, а художники - государственные премии. В общем, знаменитая торговая марка, спорить с этим бессмысленно. Никто и не спорит. Правда вот несколько странно выглядит позиция павловопосадских властей по отношению к своему ведущему предприятию.

Налог с мануфактуры

ПЯТЬ лет назад фабрика оказалась на грани закрытия. Долги, репутация неплательщика, простаивающий без работы коллектив... Сменили руководство. Новая команда хорошо знала, как вести бизнес, и разбиралась в маркетинге, но ничего не смыслила в технологии производства. "Я, например, даже не подозревал, как наносится краска на платок, - признается гендиректор Владимир Стулов. - Пришлось всему учиться с нуля..." И коллектив сокращать пришлось, и искать новых поставщиков сырья, чтобы улучшать качество: те платки, что делали раньше, на ощупь казались слишком грубыми...

Производство павловопосадских набивных платков признано народным художественным промыслом. А это значит, что предприятие освобождено от целого ряда налогов - на прибыль, на добавленную стоимость, на имущество, на землю. К тому же, по федеральному закону, местным властям рекомендовано установить для предприятия некоторые льготы по отчислению в муниципальный бюджет - вплоть до того, что совсем освободить его от налогообложения. Платочная мануфактура исправно платит налоги району. А администрация...

"На первый взгляд, ситуация выглядит странной и парадоксальной, - поясняет Стулов. - По идее, власти должны дружить и всячески поддерживать нас: все-таки престиж знаменитой марки - это престиж всего района. Но как только мы "поднялись", они сразу задействовали все рычаги давления. Каких только проверок здесь не было. Особенно старалась налоговая полиция. Сейф из моего кабинета на ломах выносили. Всё искали черный нал... Котельную у фабрики хотели отобрать... От пожарной инспекции присылали человека. Причем он пришел беседовать со мной "по понятиям". Ему дали задание - во что бы то ни стало нас закрыть. Я ему объяснил, что его просто подставляют, - он ушел, и я его больше не видел..."

В списках не значится...

ТЕПЕРЬ платочную мануфактуру власти стараются просто не замечать. В традиционные конкурсы типа "Предприниматель года" никого из ее руководства не включают. В местной газете "Павловопосадские известия" имя директора фабрики принципиально не упоминается (предыдущий редактор Евгений Обухов вспоминает, что его заставляли вычеркивать из газетного номера фамилию Стулов). Заместитель главы района по финансам, делая доклад о налоговых отчислениях предприятий в бюджет, упоминает Платочную мануфактуру в самом конце списка, после всех комбинатов и пекарен, да и то с поправкой, что ее вклад в казну - "частичный". И это при том, что по бюджетным отчислениям фабрика входит в первую пятерку промышленных предприятий.

Кроме прочего, в Павловском Посаде кто-то распускает слухи: мол, накрылось предприятие, развалилось окончательно. Люди, приходя устраиваться на работу, недоумевают: "А нам говорили, что денег здесь уже года три не платят..."

По сути Павловопосадская платочная мануфактура является монополистом в своей области. Значит, она может диктовать отпускные цены на свои изделия? "Как бы не так, - усмехается директор, - кто ж их тогда купит? А если продукция у нас будет залеживаться, весь поток встанет. Не продадим одну партию - не купим пряжу для следующей. Я каждый месяц должен закупать 20 тонн пряжи по 8 долл. за кило. Где я буду брать эти деньги?"

Пряжа используется особая, высоких номеров. Шерсть для нее выбирают тонкорунную, нежную, с овечьих боков. Да и не всякая овца подойдет. В Сибири, например, овечья шерсть по качеству лучше (это благодаря климатическим условиям - там холодно, но экологически более чисто). Поэтому в Павловский Посад сырье везут из Омска. А еще - из... Австралии, которая является общемировым поставщиком шерсти.

Самую качественную шерсть снимают с породы меринос, а она у нас почти вся выродилась. Порода эта требует постоянной селекции, поставки импортных баранов для российских овечек. А какой, скажите, может быть импорт, когда животных в совхозах порой не кормят? Видимо, рано или поздно придется нашим женщинам смириться с мыслью, что традиционные павловопосадские платки, которые носят они на своих плечах, будут сделаны исключительно из австралийской шерсти. Хорошо хоть, что не из шерсти кенгуру...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно