Примерное время чтения: 8 минут
144

Бесланский класс

Дети израненного Беслана приходят в себя. Как сделать так, чтобы они поскорее забыли пережитый ужас и вернулись к обычной жизни? Мнения взрослых здесь разделились. Одни считают, что детям надо как можно больше отдыхать и развлекаться - тем, кто не был ранен или уже оправился от ран. Некоторые бесланские родители даже горько шутят: мол, если бы не эти ужасные события, разве могли бы наши дети бесплатно разъезжать по заграницам?

А ДРУГИЕ взрослые решили, что клин клином вышибают: травмированного ребенка надо поместить в совершенно иную среду, буквально вырвать из дома и загрузить учебой так, чтобы у него не осталось времени на страшные воспоминания. Так поступили в Петербурге.

По приглашению Законодательного собрания Ленинградской области 10 декабря 2004 года, спустя три месяца после трагедии в Беслане, в Петербург приехали 25 учеников выпускного класса бесланской школы N 1. Один из самых крупных вузов города - Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет (ИНЖЭКОН) - предложил определить бесланцев в свою подшефную школу N 373 у Московских ворот.

Трудолюбие - одно из самых лучших качеств детей из Беслана

МНОГИЕ родители колебались - стоит ли отпускать ребенка в такую даль после таких событий, где он будет жить в каком-то общежитии и за ним никто не будет смотреть. Дети уговаривали родителей, обещали вести себя хорошо и учиться как следует: они хотели в большой город, для них это был почти другой мир. На самом деле одни они не остались. При них всегда воспитатели-осетины из петербургской диаспоры и двое родителей, что приезжают сюда посменно. Ведь надо смотреть: одеты ли дети, умыты, накормлены, на что тратят карманные деньги и как соблюдают режим.

Приехали они в Петербург в самый разгар зимы. Ребята говорили: "Мы всю зиму без шапки ходим, а тут пришлось и шапку, и шарф, и перчатки надевать". Завуч 373-й школы Ирина Файншмидт вспоминает:

- Одевались дети не по погоде - не знали, что может быть холоднее минус десяти. Встречаю одного ученика, идет в свитере, без куртки. Я ему говорю: "Ты же замерзнешь, а ну-ка оденься", а он отвечает: "Я одетый, вот свитер надел, зима все-таки".

Переболели, конечно, почти все простудой: из носу текло у каждого, кашляли, температурили. А уж северная зимняя тьма просто выводила бесланцев из себя. Дети говорят: "Утром идем в школу - темно, вечером выходим из школы - темно, даже когда на обед идем в университет - какой-то сумрак на улице. А у нас даже зимой в семь утра солнце встает".

Хотелось домой. Сабина Батагова, худенькая девочка, эмоционально рассказывает, как она сначала хотела в Петербург, а потом - из Петербурга:

- Мама сначала ни в какую не отпускала меня. Уже все родственники собрались, уговаривают, а она не пускает - как же я так далеко буду без нее. И я упрашивала, еле упросила. А потом прошло некоторое время, стала тосковать я по дому. Хотя мы постоянно получаем весточки из семей - нам звонят, передают посылки из Беслана, когда кто-то едет. Но просто увидеть свою семью, свой город так хотелось, что я была готова все бросить и уехать обратно. Мама приезжала ко мне, и, когда она уезжала, я так плакала, просилась домой. Но тут уж мама сказала: "Ты уже взрослая, дочка, и раз решила учиться - то учись".

Сабина приехала в Петербург не с самой лучшей школьной подготовкой. И потом поразила учителей, начав заниматься так хорошо, что стала догонять отличников. Ирина Файншмидт, преподающая математику, говорит:

- Сабине задашь десять примеров - она решит двадцать. И всегда что-то делает дополнительно. Трудолюбие - одно из самых лучших качеств детей из Беслана.

"Дети у меня выпили весь валокордин и съели весь валидол"

САБИНА хочет быть стоматологом, то есть поступать ей надо в Медицинский университет. И другие девочки тоже хотят идти туда же, только на хирургию. Например, умненькая Марина Цахилова или всеобщая любимица Сирануш Симонян. Эта девочка с огромными глазами - воплощение жизнелюбия и доброжелательности, а еще она претендует на получение серебряной медали. Она прекрасно учится, и педагоги даже ее порой ругают: "Не сиди за уроками все время, пойди погуляй". Сирануш очень ждет маму:

- У меня еще младшие брат и сестра, поэтому мама пока не может приехать, она с ними поедет в Югославию, маленьким нужно отдохнуть. Пусть она не волнуется за меня, мне здесь хорошо, мы по Невскому проспекту гуляли, были в Петергофе и Царском Селе, много экскурсий было. Это же такое счастье - столько всего увидеть. А ждать... Я подожду, врачи говорят, что я вообще сильная.

С врачами будущему хирургу Сирануш приходится общаться нередко: у нее остался осколок в плече, но она старается об этом не думать, ходит на физкультуру с другими девчонками и мало чем от них отличается. Осколок пока вынимать нельзя - слишком глубоко в суставе засел. Еще двое ее одноклассников остались с осколками - девочка ходит до сих пор, а мальчику недавно его успешно удалили. Понятно, почему Сирануш хочет быть хирургом.

Вообще с лечением детей дело поставлено хорошо. Все они приписаны к городской поликлинике, расположенной на той же улице, что и общежитие, - чтобы ходить недалеко было. Все их простуды лечили лучшие местные врачи. Но были и другие проблемы. Ирина Файншмидт рассказывает:

- Дети у меня выпили весь валокордин и съели весь валидол. Я никогда не видела, чтобы у детей их возраста так прихватывало сердце. Видимо, это последствия психологической травмы.

Кстати, сначала психологи говорили, что дети на физкультуру вообще никогда не пойдут - по странному стечению обстоятельств спортзал в петербургской школе до боли похож на спортзал бесланской школы N 1. Но психологи ошиблись: дети играют в волейбол, в настольный теннис, крутят хулахуп совершенно спокойно. Может быть, они чувствуют: здесь бояться нечего.

Но по дому скучают все как один. Агунда Гадзацева кажется почти взрослой девушкой, пока не заговорит о маме:

- Во сне маму вижу, дом наш, братьев своих, даже наших кошек, собак и голубей. У нас дом свой, поэтому даже голуби в нем место находят. А знаете, как красиво у нас за городом! Нигде таких хрустальных родников нет, нигде такой зелени больше не встретишь.

"Мы будем защищать слабых. Мы видели, как беззащитны люди, и хотим, чтобы ни с кем не повторилось то, что было с нами 1 сентября 2004 года"

МНОГИЕ дети из "бесланского класса" артистичны, но равных Зауру Абоеву нет. У Заура настолько обезоруживающая улыбка, что сердиться на него не может даже мрачная гардеробщица в бассейне, которая сначала ворчала на бесланцев - мол, шумные. А Заур сумел настолько расположить к себе сердитую старушку, что теперь они почти друзья, а покровительство гардеробщицы обеспечено и всем остальным. Он все делает легко: учится, играет на фортепиано (не зная нот!), танцует, поет, сочиняет скетчи. На танцы, правда, не он один ходит - у осетинской диаспоры есть помещение, где можно собраться. На пару с Яной Хаевой они сочинили номер для выступления. Заур еще думает, куда поступать. В прошлом году он хотел стать стоматологом, в декабре - военным прокурором, а теперь стал сомневаться: не податься ли ему в артисты? Все его товарищи и учителя в один голос говорят: "В артисты, в артисты!" Когда Заур с одноклассниками ходил по Мариинскому театру (Валерий Гергиев уже который раз приглашает детей на спектакли), то сказал: "Может быть, вы когда-нибудь увидите меня на этой сцене!" Все засмеялись. А может, зря смеялись?

Хочет заниматься искусством и Залина Каллагова:

- Мне нравится придумывать фасоны одежды, я буду дизайнером, поступлю в Университет технологии и дизайна. Это, конечно, непросто, зато всегда самая модная буду!

Урузмак Коков хочет заниматься компьютерами:

- Мое дело - это информационные системы. Это же профессия будущего.

А Инал Дзуцев и Алан Джелиев хотят идти в университет МВД.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно