Примерное время чтения: 11 минут
84

ЕСЛИ В 1988 г. В РОССИИ БЫЛ 21 МОНАСТЫРЬ, ТО ТЕПЕРЬ ИХ СТАЛО 337. Патриарх: "Не всякому духу верьте"

Патриарх Алексий Второй - пятнадцатый Предстоятель Русской Православной Церкви с введения Патриаршества на Руси. В миру он - Алексей Михайлович Ридигер. Родился 23 февраля 1929 г. в Таллине в глубоко верующей семье. 3 марта 1961 г. в Троице-Сергиевой Лавре пострижен в монашество, 14 ноября 1961 г. епископ Алексий назначен заместителем председателя Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата. С 1964 г. до 1986 г. архиепископ Алексий был управляющим делами Московской Патриархии. В 1968 г. возведен в сан митрополита. В 1989 г. избран народным депутатом СССР.

На Поместном Соборе Русской Православной Церкви избран на Московский Патриарший Престол. Интронизация состоялась 10 июня 1990 г.

На вопросы Натальи ЖЕЛНОРОВОЙ отвечает Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

- Многие люди потянулись к Богу, к Церкви в поисках надежды, веры и защиты. Однако новые религиозные движения, заполонившие страну, вносят сумбур в души. Что это: явление антихриста? Веротерпимость Русской Православной Церкви? Или демократия в религии?

- Да, люди сейчас жаждут духовности... Но "не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире". Духовная реальность наполнена не только добрыми, но и злыми силами. Об этом-то многие нынешние россияне и забывают, когда с излишней доверчивостью обращаются к любым религиозным или псевдорелигиозным движениям. Итог печален: разрушаются семьи, духовно и даже физически уродуется личность, общество страдает от вражды и фанатизма.

Недавний Архиерейский Собор признал отпадшими от Церкви людей, разделяющих учения псевдохристианских, оккультных и неоязыческих движений, а тем более способствующих распространению этих учений.

Но все это не надо представлять как корневую нетерпимость нашей Церкви к людям других вер и убеждений.

- Выходит, и в Церкви есть непримиримость, включающая репрессии за убеждения?

- Нет, Церковь не призывает к репрессиям за убеждения. Был лишь констатирован свершившийся факт: члены этих движений не являются христианами, не могут быть членами Православной Церкви, поскольку исповедуют взгляды, несовместимые с ее учением. Но и сами члены псевдорелигиозных движений говорят, что православие, церковность не соответствует их мировоззрению, оно - лишь одна из ступеней к высшей истине, которой они, "избранные", обладают. И в этом их принципиальное расхождение с нами, ведь Православная Церковь убеждена, что в ней содержится полнота Истины, потребная человеку для достижения духовного совершенства. В ней присутствует и действует Бог. "Включать" православие в какую-либо новую религиозно-философскую систему, основанную на чуждых христианству взглядах (например, на идее переселения душ или на учении о Боге как о безличном "мировом разуме"), - совершенно неправомерно, и тот, кто говорит о непротиворечии православия и подобных мировоззренческих системах, или заблуждается, или лжет.

"Все испытывайте, хорошего держитесь", - пишет апостол Павел. Нет ничего дурного в том, что в нашей стране установилась свобода проповеди любых идей, что люди могут свободно выбрать те убеждения, какие считают нужными. Однако общество должно строго следить, чтобы под видом религиозной проповеди не совершались преступные действия, не подавлялась свобода личности, не разрушались мир и общественная мораль, не преследовались сомнительные политические, меркантильные и иные своекорыстные интересы.

- Сейчас идет восстановление Храма Христа Спасителя. Дело доброе, но своевременное ли? Не лучше ли было возродить веру в душах людей, а не в камне? Может, следовало оставить все как есть, для назидания людям, для укора их совести, для урока на будущее?

- Сама жизнь показывает: воссоздание этой святыни с Божией помощью идет весьма успешно и без какого-либо ущерба для благосостояния народа.

Храм Христа Спасителя, бывший одним из символов России, сегодня становится символом ее возрождения. Пустота на месте этого Храма была не только раной на теле Москвы - она была раной в душе народной. Воссоздание святыни воспринято многими как акт покаяния власти и покаяния народа, как знак воскрешения исторической памяти и возвращения к вере отцов, как дань благодарности павшим воинам, имена которых хранил Храм.

И я совершенно убежден: восстанет Храм Христа Спасителя радением народным - возродится и наш народ. Если хватит у нас духовных сил воссоздать эту святыню, если мы будем усердно молиться и работать, Господь не оставит нас и поможет стать лучше.

- Идет дискуссия по поводу Мавзолея Ленина: похоронить тело Ильича или тоже оставить в назидание потомкам. Каково ваше мнение?

- В России, в Православной Церкви никогда не было традиции мумификации умерших. И, на мой взгляд, сегодняшнее состояние тела Владимира Ульянова-Ленина является не свидетельством уважения к нему, а скорее печальным напоминанием об использовании тела умершего прежними властями в пропагандистских целях помимо воли самого покойного. Тогдашние атеистические правители не погнушались использовать подобие почитания святых мощей для создания нового культа. Однако сохранение по милости Божией нетленных останков святых не имеет ничего общего с искусственной мумификацией.

Мне думается, что и тело Ленина, и останки других лиц, захороненных на Красной площади, надо перенести на кладбища. Но сделать это надо так, чтобы не были поруганы чьи-либо чувства, чтобы вокруг этого сложного и деликатного вопроса не разгорелись политические страсти.

- Что конкретно удалось сделать Церкви для локализации войны в Чечне? Были ли случаи, когда вы, Ваше Святейшество, категорически протестовали против тех или иных действий властей? Что за этим следовало?

- Я неоднократно обращался с призывом остановить кровопролитие в Чечне, причем один раз мы сделали это вместе с чеченским мусульманским лидером муфтием Мухаммад- Хусейном Алсабековым. К сожалению, ни меня, ни муфтия стороны конфликта не послушали...

И в итоге кровопролитие дошло до крайней, самой болезненной черты: террористы захватили мирный город, убили ни в чем не повинных людей, поддавшись искушению мести за своих, большей частью таких же невинных, родственников и соплеменников, во множестве погибших в ходе боевых действий.

И сейчас я через вашу газету снова говорю враждующим: остановитесь! Не дайте демону мести и ненависти поработить ваши души! Я особо призываю всех православных христиан, оказавшихся в регионе конфликта, пострадавших от него: имейте мужество простить обидчика, как бы ни было трудно это сделать. Я прошу и братьев-мусульман остановить всякое насилие и, если находятся в их среде безумцы, готовые на все ради отмщения и гордыни, не дать этим людям вовлечь свои народы в бездну этнической войны.

Я хорошо понимаю, как трудно остановить братоубийство, когда оно объемлет все новых и новых людей. Но я молюсь и верю, что Господь нас не оставит. Ибо, по слову святителя Московского Филарета, "если Бог попускает войну, тем несомненнее, что Он творит мир".

Заверяю, что Церковь готова помочь мирному процессу всем, чем сможет. Готова она и облегчить страдания жертв конфликта: это уже делается силами приходских священнослужителей, трудами гуманитарной миссии, созданной при поддержке международных христианских организаций, которые планируют выделить помощь в размере 2 млн. долл. (на сегодня помощи уже поступило на 400 тыс. долл.).

Дай Бог мир земле Кавказа, живущим там людям. А чтобы мир был прочным, он должен быть справедливым, и поэтому разногласия должны решаться не силой, а с помощью диалога, основанного на честном отношении друг к другу.

- В России увеличивается число бедных. Могла бы Церковь, священнослужители предложить свои варианты повышения жизненного уровня народа?

- Конечно, у Церкви нет материальных средств, достаточных, чтобы сколько-нибудь ощутимо улучшить положение россиян. Мы можем помочь лишь очень ограниченному числу неимущих, что обращаются в наши приходы: кому-то священник даст немного денег, кому-то поможет продуктами, где-то направит помощников к больным и немощным, а где-то, может быть, создаст небольшую артель, в которой люди могли бы заработать на хлеб.

Церковь предлагает каждому, от кого зависит благосостояние народа, исполнять свои обязанности честно, трудясь не только ради собственного пропитания, но и ради блага всех, кто рядом. Если голос Церкви в этом смысле послушают и властители, и предприниматели, и крестьяне, и рабочие, и правоохранители, и ученые - Божия помощь будет с ними, и мы постепенно выберемся из нынешнего кризиса. Пока же среди этих категорий людей не так уж много тех, кто действительно сделал все, чтобы люди вокруг не страдали от нищеты и неравенства.

- Многие юноши призывного возраста стали бояться службы в армии как огня, как смерти. И их можно понять, и армию, которой нужны свежие силы, тоже можно понять. Какую благотворную роль здесь могла бы сыграть Церковь?

- Православная Церковь всегда воспринимала добровольное ратное служение как высоконравственный подвиг, смысл которого - в защите жизни, здоровья, свободы, достояния ближнего. Однако наша Церковь не одобряет агрессивных, захватнических войн.

Да, ратное служение сопряжено с риском для жизни. Но именно в этом его высота и нравственное величие, именно в этом причина, по которой Господь назвал самопожертвование высшим проявлением любви: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих". Церковь молится о воинстве, благословляет его и сегодня старается быть как можно ближе к нему, направляя священнослужителей в воинские гарнизоны и другие военные учреждения для духовных бесед, совершения таинств и богослужений.

Что же до тех, кто по своим убеждениям не может служить в армии, то, как говорится, Бог им судья. Не думаю, что государство должно принуждать их брать в руки оружие, тем более что нынешняя Конституция уважает их взгляды и закрепляет за ними право на альтернативную службу. Этим людям надо предоставить возможность послужить своим согражданам в той или иной форме. Пока такой возможности, к сожалению, нет.

- Какие, на ваш взгляд, самые крупные ошибки совершают власти?

- Любая земная власть несовершенна. И, значит, нет власти, которая не была бы достойна критики. Однако я не вполне согласен с теми, кто уничтожительно критикует нынешние российские и местные власти, полагая их чуть ли не худшими в мире и в российской истории. Мы живем в уникальное время стремительных перемен, и трудно представить себе, какие политики могли бы сделать эти перемены менее болезненными для народа.

Плохо, что в ходе этих перемен разрушено или ослаблено слишком много того, что мы могли и должны были сохранить: межнациональный, гражданский и межконфессиональный мир, сотрудничество между целым рядом стран и народов, культурный и научный потенциал, система образования и здравоохранения, многие социальные достижения, нравственное состояние молодого поколения, мирная жизнь большинства пожилых людей... И в этом - моя главная претензия к нынешним властям. Хотя, повторяюсь, не они одни во всем этом виноваты.

Власть то ли бессильна, то ли бездейственна в борьбе с ужасающей преступностью и коррупцией, изменившими в худшую сторону жизнь, пожалуй, каждого россиянина. Законодательная и исполнительная власть и общество, на мой взгляд, обращают мало внимания на жалкое положение пожилых, немощных, больных людей, детей-сирот, жертв различных бедствий и вооруженных конфликтов. Думаю, что недостаточно делается для защиты прав наших соотечественников за рубежом, в том числе права на жизнь и права на свободу вероисповедания. Почти не заботятся власти о состоянии общественной нравственности, подвергающейся серьезному натиску со стороны разного рода пропагандистов насилия, войны и вражды. С другой стороны, леность и своекорыстие многих людей или их апатия могут не дать любой системе власти шанса реализовать даже самые благие намерения и самую высокую компетентность.

- Хотели бы вы, чтобы Церковь стала государственной "единицей"?

- Такое положение никогда не приносило Церкви пользы. Не принесет оно ее и в будущем, даже если власть будет максимально благорасположена к христианству. Церковь не стоит пытаться душить ни удавкой, ни объятиями - история не раз показала, что и то и другое бесполезно.

"...Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу" - эти слова Господа Иисуса Церковь всегда помнит и всегда старается им следовать. В жизни Церкви есть особая, главная для нее область, в которой земные правители не имеют никакой власти, - это область отношений человека, Церкви и Бога. Здесь мы воздаем Богу Богово. Дай Бог, чтобы Церковь и гражданская власть в России, не довлея друг над другом и не сковывая друг друга, сообща служили людям.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно