Примерное время чтения: 4 минуты
218

ХОТИТЕ - ВЕРЬТЕ. ХОТИТЕ - НЕТ. ЦэКовские байки

Эти записи принес в нашу редакцию Морис Евсеевич ЯНОВИЧ - человек, супруга которого Ираида Петровна длительное время работала в 6-м секторе Общего отдела ЦК КПСС. Не берясь определить достоверность этих коротких историй, мы все же решили их опубликовать: они интересны уже потому, что дают представление о том, чем жили и о чем говорили сотрудники и сотрудницы "святая святых" сталинско-хрущевско-брежневской системы - Центрального партаппарата.

В СТАЛИНСКОЕ время в длинных коридорах Кремля периодически появлялись "люди- призраки". Человека иногда снимали с высоких постов, но арестовывали не фазу. Лишенному должности и не обремененному уже никакой работой, ему, тем не менее, оставляли служебный кабинет. А поскольку сидеть на одном месте в полном одиночестве было невыносимо, человек начинал бродить по коридорам, вызывая панику бывших коллег: те уже шарахались от него, как от "пришельца с того света".

В 1941 г. в таком положении оказался Г. М. Маленков, который перед войной как кандидат в члены Политбюро курировал авиацию. В первые дни войны выявились серьезные просчеты в этой области, и Сталин отстранил Маленкова от дел, фактически переведя в категорию "людей-призраков".

Но, как выяснилось, шарахаться от Георгия Максимилиановича было еще рано. Опала миновала, и в 1943 г. ему присвоили звание Героя Социалистического Труда - "за заслуги в области усиления производства самолетов и моторов". В марте 1946 г. его повысили до члена Политбюро.

А сняли со всех постов и окончательно удалили от дел уже при Хрущеве.

* * *

Мало кто знает о том, что знаменитые кремлевские ели в какой-то момент попали в немилость у Н. С. Хрущева. Он однажды в разговоре высказался в том духе, что эти деревья не олицетворяют подлинный внутренний мир России, что такая символика для нас не типична и что их надо свести под корень, заменив березами.

Говорили, что никто из окружения Никиты Сергеевича так и не смог переубедить упрямого первого секретаря. От вырубки ели спасло лишь то, что реформатор сам забыл о своем решении, увлекшись каким-то другим проектом.

* * *

После ввода советских танков в Венгрию в 1956 г. в СССР пришло послание от королевы Нидерландов с просьбой дать разъяснения советской стороны по происшедшим событиям. Ответ, в соответствии с установленным порядком, поручили написать аппарату, а подписать его должен был К. Е. Ворошилов - в то время Председатель Президиума Верховного Совета СССР.

Эту символическую должность Ворошилов занимал, уже будучи очень больным человеком: в частности, быстро прогрессировала болезнь глаз. Он подписал ответное послание, которое по ошибке было адресовано не голландской, а... английской королеве!

Мне неизвестно, на каком этапе была обнаружена оплошность. Кто-то даже утверждал, что это послание все же отвезли в Лондон, откуда пришел очень резкий по дипломатическим меркам протест: дескать, ни о чем подобном вас не спрашивали, мы сами в курсе всего.

Наверное, остались люди, которые доподлинно знают конец этой истории. Может быть, они откликнутся?..

* * *

Через несколько лет после окончания войны в клубе ЦК КПСС, располагавшемся на улице Куйбышева в центре Москвы, мне показали крепкого на вид мужчину из партийного аппарата. Про него шепотом рассказывали, что он совершил воздушный полет из... туалета в здании ЦК.

Во время налетов немцев на Москву в 1941 г. одна из бомб угодила то ли в само здание Центрального Комитета на Старой площади, то ли в его двор. Взрывная волна, выбив оконные стекла, подхватила сотрудника, который по случайности находился в тот момент в туалете, подняла его в воздух и, пронеся несколько метров над поверхностью, благополучно опустила на землю. При этом он не только не разбился, но и даже не получил серьезных повреждений. Однако в памяти его коллег этот полет отложился на долгие годы.

* * *

Когда умер Сталин, создали специальную комиссию, которая решала, как распорядиться множеством бумаг, вещей, мелких предметов, принадлежавших лично "вождю". Часть предметов решили направить по описи в музей, другую, не представлявшую ценности, - изъять без документальной записи.

Среди последних находилась красного цвета, без каких-либо надписей, коленкоровая обложка от партбилета Иосифа Виссарионовича. От одного из сотрудников аппарата эта обложка перекочевала ко мне. По сей день в ней хранится моя личная реликвия - партбилет члена КПСС со штампиками об уплаченных вплоть до середины 1991 г. взносах.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно