Примерное время чтения: 5 минут
161

ДОХОД НА ДУШУ НАСЕЛЕНИЯ В СЕВЕРНОЙ ОСЕТИИ НИЖЕ ОБЩЕРОССИЙСКОГО В 2,5 РАЗА. На пепелищах греют руки...

Интернат для душевнобольных в селе Чермен на границе Северной Осетии и Ингушетии стал единственной крепостью, которая выстояла в ходе осетино- ингушской войны 1992 г. Обитатели его, осетины, ингуши и люди других национальностей, не понимали, почему горят дома в селе и сосед убивает соседа.

КОРНИ осетино-ингушского конфликта, обернувшегося кровавой драмой в селе Чермен и других селах Пригородного района, тянутся со времен Серго Орджоникидзе, который пообещал ингушам часть Владикавказа за разгром белоказачества.

Лето 1995 г. прошло во Владикавказе относительно спокойно. Но о перемирии с ингушами здесь по-прежнему говорят как о чем-то непрочном и нестабильном. Правда, добавляют при этом, что со стороны осетин агрессия невозможна. Президент СО Ахсарбек Галазов своим указом расформировал народное ополчение. Но "бронепоезд" не уничтожен, а отправлен на запасной путь. Человек с ружьем - ополченец, охраняющий подступы к аэродрому, посмеялся, когда услышал о том, что после указа осетины сдали оружие. "Сложили, но не сдали, - уточнил он. - Мы научены горьким опытом и знаем, что никто, кроме нас самих, не защитит наши семьи".

Все попытки окончательно урегулировать осетино-ингушские отношения до сих пор заканчивались неудачно. Генерал Пичуганов из Миннаца (который по счету!), прибывший для того, чтобы помирить стороны, безуспешно сажает за стол переговоров ингушей и осетин.

- Сколько раз привозил сюда ингушских старейшин, - сетует генерал, - и все напрасно. Каждый раз осетины отказывались подписывать соглашение. Требуют изменить условия. Но их предложения не устраивают другую сторону. Считаю, что здесь нужна жесткая позиция Москвы, которая до сих пор не дала правовой оценки событиям 1992 г. И увереннее должен быть председатель временной администрации - пока его никто не слушает. Если мы не наведем здесь порядок сегодня, завтра это сделает за нас Турция.

"ВРЕМЕНЩИКИ"

У ВРЕМЕННОЙ администрации (ВА) трудная миссия. И неблагодарная работа. Многие из ее сотрудников находят свое положение крайне затруднительным. А о председателе администрации Лозовом с горечью говорят: "Он пешка, которая ничего не решает". Однажды Лозового даже избили, дав понять, кто есть кто. И вряд ли он забудет о трагической судьбе своего предшественника Виктора Поляничко, который, как утверждают, был убит за то, что по-настоящему "въехал" в суть происходящего и был близок к разрешению осетино-ингушского конфликта. После конфликта выделено 60 млрд. рублей на восстановление разрушенных домов и помощь беженцам. Однако около половины этой суммы - 29 млрд. - неожиданно "задержались" в пути. И где они бродили, никто не знает.

КУДА ИДУТ ДЕНЬГИ РОССИИ?

ДИРЕКТОР филиала МЧС в Северной Осетии так же, как и глава временной администрации, спит неспокойно. Ему неоднократно угрожали. На совести его предшественника с августа прошлого года "повисли" 4,5 млрд. рублей без соответствующей документации. А отвечает за это директор нынешний.

Никто из сотрудников временной администрации не в силах вмешаться в процесс распределения жилья и навести там порядок. Все это - в компетенции местных властей. От ВА, как от дойной коровы, требуют разрешения на выдачу денег для строительства даже тем селам Пригородного района, которых война и вовсе не коснулась. Оттуда приходят запросы и называют количество разрушенных домов. Сначала их было 16, а затем стало 60 (там, где ни разу не стреляли!). Человек, который в администрации занимается распределением жилплощади, постоянно испытывает давление со стороны криминальных структур, вплоть до угроз физической расправы. А тем временем настоящие беженцы устраивают пикеты у Дома правительства, требуя решения своих проблем.

Еще с весны этого года принято решение о том, что МЧС России передаст строительно- восстановительные работы в Пригородном районе Минстрою РФ. Таким образом, МЧС устраняют от ведения дел. Следующим постановлением Правительства России полномочия заказчика передаются временному государственному комитету по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта. Это малопонятная посторонним лицам чехарда есть не что иное, как попытка спрятать концы в воду и списать расхищенные бюджетные средства России. Правда же состоит в том, что ни федеральная, ни местная власти не в состоянии контролировать государственные средства. Всем распоряжаются местные кланы. И воруют, как и везде в России.

Одним рейсом со мной из Владикавказа в Москву улетал заменившийся сотрудник МЧС. На вопрос: "Когда же конфликт окончательно погаснет и закончится весь этот бардак?" - Сергей (так он представился) недвусмысленно ответил: "На пепелищах греют руки политики и казнокрады. 30 000 ингушей сорваны с насиженных мест, их не принимают ни там, ни здесь. Это значит: фитиль войны будет гореть еще долго".

Игорь ЕПИФАНОВ, Владикавказ - Москва.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно