Примерное время чтения: 11 минут
157

ОСТРЫЕ ДИАЛОГИ. Не только глухари не слышат друг друга...

Сегодня у нас в редакции вновь гости. Алевтина ФЕДУЛОВА и Александр РУЦКОЙ. Недавно в одной из телепередач лидер движения "Держава" поставил фракции "Женщины России" "два нуля" за деятельность в Думе. Алевтина Васильевна, обидевшись за "Женщин", в свою очередь поставила "АиФ" небольшое условие: встреча состоится, если на ней прозвучит вопрос об этой оценке. Мы это условие выполнили.

ДУМА

А. Руцкой: Я подводил итоги работы в Думе не только "Женщин России", но и остальных фракций. У парламента проходит период полномочий, а результата нет. Получается нуль. А второй нуль добавился вследствие того, что мне, просто как человеку, непонятно: как можно обещать людям решить проблемы и тут же проголосовать за бюджет, который не предусматривает решения этих проблем?

А. Федулова: А я не согласна ни с первым нулем, ни со вторым.

С первым - потому, что мы брали на себя совершенно конкретные обязательства, понимая, что многого сделать не сможем. И сегодня нам не стыдно смотреть в глаза своим избирателям. Из более чем 250 законов в 200 мы внесли поправки или часть из них инициировали и довели до конца! А первым законом, который мы инициировали и "провели", был Закон о Конституционном Суде.

А. Руцкой: Это все слова. Каждый второй указ Президента - это нарушение Конституции. Какой толк от этого Конституционного Суда? Его присутствие еще не есть действие.

А. Федулова: Что касается второго нуля, я тоже не могу с вами согласиться. Нас тоже бюджет абсолютно не удовлетворяет, но мы считаем, что он должен был быть принят. Мы работали с бюджетом и внесли более 50 поправок в его статьи. Это лучше, чем отдать все на откуп правительству. Кстати, оттого, что Верховный Совет и вы в свое время не принимали бюджет, жизнь наша не стала лучше.

А. Руцкой: Можно напринимать сотни тысяч законов, но они будут бездействовать до тех пор, пока не будет даваться оценка исполнения этих законов. Дело не в том, был или не был бюджет. Почему нельзя было настоять на том, чтобы средства были перераспределены в интересах социальной сферы, образования и здравоохранения? Где закон, который остановил бы обнищание основной массы населения?

А. Федулова: Вы противоречите сами себе. По вашей логике, с одной стороны, нужны законы, которые остановили бы все эти негативные явления. С другой стороны, вы говорите: "что толку от законов, если они не выполняются?"

Мы, женщины, уйдя от слов, политизации и рассуждений, ежедневно и кропотливо работаем над конкретными законами. Можно хаять все и вся, а можно работать и создавать законодательную базу...

А. Руцкой: Да кому она нужна, если она не работает? Вы меня поймите правильно, я по- доброму ко всем отношусь. Зря Руцкого изображают каким-то экстремистом, наглым и напористым. Мой менталитет сформировался в армейской среде... Когда я командовал эскадрильей, воздушной армией, я всегда спрашивал: где результат?

Если бы вы за два года сумели внести в Конституцию поправку, предусматривающую контрольные функции парламента за исполнением закона, вам была бы честь и хвала! А вы самого главного не сделали. Нужно все, что вы сейчас наработали, собрать, облить керосином и сжечь.

Недавно я где-то прочел, что Дума за один день приняла то ли 48, то ли 18 законов. Это же политический балаган! Не представительный орган власти, а клоунада. Женщин за волосы таскают, плюют друг в друга, пинают.

А. Федулова: Каждый все-таки должен делать свое дело. У Государственной Думы есть предписанные Конституцией требования. Она их выполняет. И вы голосовали, наверное, за кого-нибудь?

А. Руцкой: Нет, я не голосовал, я в это время на нарах сидел.

ЧЕЧНЯ

- "Женщины России" голосовали за введение в Чечню войск. Не рассматриваете ли сейчас свое тогдашнее голосование как ошибку?

А. Федулова: Нас Чечня мучает больше, чем кого-либо. Это для кого-то существуют войска, военнослужащие и т. п., а для нас это муж, сын, брат.

Наша фракция поставила вопрос об освобождении от своих должностей министра обороны и министра внутренних дел. Но и мы прекрасно понимаем, что невозможно устоять против танка, махая белым платком. Ведь Чечня начинена оружием, и против силы нужна сила. Поэтому мы так и проголосовали.

А, Руцкой: Алевтина Васильевна, хотя бы один родственник - муж, сын или брат - из фракции "Женщины России" находится в Чечне?

А. Федулова: Нет.

А. Руцкой: Я не случайно задал вам этот вопрос. Это голосование было безнравственным. Я знаю, что такое бездумное решение о вводе войск. Парадоксально! Женщины должны голосовать против введения войск, против войны, но голосуют "за". А военные генералы - мужчины, отстраненные от власти, - "против". Ведь войска вводятся для того, чтобы стрелять, а не размахивать белым платочком. Я никогда не считал, что силой можно решить тот или иной политический вопрос.

- А не вы ли, будучи на посту вице-президента, были за ввод войск в Чечню?

А. Руцкой: Я предлагал перекрыть в Чечне коммуникации, электричество, газ. Ввести погранслужбу, прекратить поставки нефти и продовольствия.

А. Федулова: По отношению к женщинам и детям такая тактика была бы нравственной? Если бы отключили коммуникации, никто не умер бы от холода и голода?

А. Руцкой: Да бросьте вы слюни разводить! "От холода и голода..." Намесили 100 тыс. гробов и сейчас говорят о какой-то нравственности. По моей тактике ни одного человека не погибло бы - это единственный способ там навести порядок.

Мы с вами взрослые люди, и вы прекрасно знаете, кто принял и выполнял это безнравственное решение. Я не депутат, но и то смог запомнить, кто это сделал. Решение принял Ельцин, а Грачев оставил там оружие. Руководил всей этой бойней со стороны правительства Черномырдин. А вот завязку этой драки забыли. Есть такой замминистра по делам национальностей Котенков. Ну и, конечно, Степашин. Так и началась кровавая бойня. А все эти заявления Грачева, что "это не наши самолеты летают, не наши вертолеты"?.. Недавно отбомбились по мирному селу, воронки - как кратер вулкана, и -"не наша авиация". А парламент молчит. Если мы сегодня говорим о нравственности, то ваш спикер Думы отобрал у детей Дом детского творчества, выставил их на улицу, а вы как в рот воды набрали. Вот он - реальный поступок руководителя реальной фракции, которая обязана защищать интересы женщин и детей.

А. Федулова: Не могу с ходу говорить, кто у кого и что отобрал. Это просто разговоры. Нет, мне это очень нравится! Мужчины заварили кашу, подняли солдат в атаку, ввели туда войска и оружие, но сейчас нашли самыми безнравственными женщин.

ТЕРМИНАТОР КАК КАНДИДАТ В ДЕПУТАТЫ

- Армия и военные играют большую роль в жизни страны, хотим мы этого или не хотим. Каково ваше отношение к Грачеву, Лебедю, Громову?

А. Федулова: Мне ближе Громов, интересен и Лебедь, я во многом разделяю его взгляды. Я верю в его честность, но меня страшит, когда военный человек рассматривает гражданское население тоже как военных.

А. Руцкой: Грачев - это потенциальный преступник (сказать, что он действительно преступник, должен только суд). Кто оставил оружие в Чечне? Кто расстреливал парламент?

О Лебеде могу сказать, что он взлетел на перьях журналистов. Уверен, что этот терминатор на политической сцене появился не случайно. Его изобрели специально под Руцкого, потому что для меня нужен противовес. Но надо было найти генерала хотя бы с каким-нибудь интеллектом, а не с мычанием и рычанием.

К Громову я относился с уважением до тех пор, пока он не начал носить портфель Козыреву.

О НОВОЙ ДУМЕ

А. Руцкой: Я не люблю рассуждать, "если бы да кабы". Работа нынешней Думы началась с обсуждения привилегий: какая будет зарплата, сколько помощников, где должны сидеть. Гарантии себе врубили - неприкосновенность статуса! Народу не нужен такой парламент.

А. Федулова: Вот сейчас и переизберем такой, какой нужно. И с вашими представителями, и с другими... Вы придете в Думу и поведете народ.

А. Руцкой: Думу сформируют такую, какая нужна. Как и сегодняшняя - нужная и удобная Президенту и правительству. Но если социал-патриотическое движение "Держава" получит хотя бы 15%, я вам покажу, как надо работать в Думе.

Да, я был вице-президентом, и мне потребовалось 4 месяца, чтобы разобраться, куда я попал. И вот с ноября 1991 г. и по сей день я нахожусь в драке. Хотя я мог бы занять, например, позицию Рыбкина или позицию Шумейко. Потихонечку поворовывать, поддакивать - и был бы сегодня вице-президентом. Может быть, по наследству от всенародно избранного императора получил бы "и. о. президента", а находясь у власти, когда у тебя в руках все рычаги, средства массовой информации, деньги, власть, - стал бы президентом. Но это безнравственный путь. А есть еще и нравственный - тот, который я избрал. Руцкой перед расстрелом "Белого дома" отдал 50 дел в Генеральную прокуратуру. Первый зам. Генерального прокурора Н. Макаров тогда сказал: "46 из них нашли подтверждение". Вся Дума знает, что Борис Федоров вместе с Е. Гайдаром на подставные фирмы вывезли алмазов на 96 млн. долларов. Все знают, что один банк вместе с Шафраником провернул махинацию, которая позволила украсть 27 млн. долларов, принадлежащих нефтяникам. Дума знает, но молчит. Кому нужна такая Дума?

А. Федулова: Говорят, что, когда у глухарей свадьбы начинаются, они так токуют, что их можно брать голыми руками. Потому что они не слышат никого другого, кроме себя... У нас сейчас много политиков, которые слышат только самих себя. Все это было в нашей истории. Мы уже поменяли одних на других на всех уровнях. Но от этого лучше не стало. Сегодня - дурная Дума, дурное правительство, дурные должностные лица... Где гарантия, что завтра смену придут те, кто глубоко разбирается во всех вопросах?

А. Руцкой: Вы знаете о махинациях с алмазами?

А. Федулова: Не знаю и не собираюсь этим заниматься. У нас есть для этого прокуратура. А. Руцкой: Для этого есть еще и парламент, который должен требовать, чтобы действовал закон.

А. Федулова: Парламент не должен подменять прокуратуру. Люди сегодня живут, работают, рожают. И мы должны помогать им.

А. Руцкой: Рожать?..

А. Федулова: Все должны помогать делать. Жить должны помогать - законами, исполнением этих законов.

А. Руцкой: Я вам говорю о конкретном преступлении, а вы мне о каких-то законах.

А. Федулова: А я не могу рассматривать это конкретное преступление, потому что не была его участником. Я не владею этими материалами.

А. Руцкой: А премьера не надо менять?

А. Федулова: Придет время, и его поменяем. Наша Конституция позволяет нам повлиять только на кандидатуру премьер-министра, но не на состав кабинета. Мы сейчас проголосуем за отставку этого правительства, а завтра нам приведут этого же премьера, а он приведет с собой этот же кабинет.

Я очень озабочена будущим составом Думы. Из-за того многоцветия людей, которые пытаются пойти на выборы. Многие из них нечистоплотны, многие - позеры. А для того, чтобы драться в Думе, большого ума не надо.

А. Руцкой: При чем тут "драться"? Что, указ Б. Ельцина о том, что государственные структуры не имеют права участвовать в политических организациях, уже отменен?

ПРОГНОЗ

А. Руцкой: Не дай Бог, если сейчас что-то случится с Ельциным. Я вам даю гарантию, что окружение Ельцина передерется с Черномырдиным. А эта вся компания (я имею ввиду парламент) просто разбежится. Они ни на что не способны: импотенция полная.

- Александр Владимирович, в каком случае Руцкой мог бы войти во фракцию "Женщины России"?

А. Руцкой: Если бы я стал женщиной.

- А вы, Алевтина Васильевна, в "Державу"?

А. Федулова: Однажды Руцкой уже звал нас в "Гражданский союз". Тогда я почувствовала, что на паритетных началах у нас вряд ли установятся отношения. А роль лишь "электората" для женщин не подходит.

Подготовил Александр САРГИН.

P. S. Редакция напоминает, что ответственность за приводимые факты несут сами участники диалогов.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно