279

В ПРОШЛОМ ГОДУ ИЗ МЕСТ ЗАКЛЮЧЕНИЯ СБЕЖАЛО 80 ТЫСЯЧ ОСУЖДЕННЫХ. Почему бунтуют в тюрьмах

На подавление известного восстания в сухумском изоляторе в 1989 г. бросили лучшие силы: "Альфу" и "Витязь". На следующий год были волнения в еще нескольких тюрьмах бывшего Союза. В руки заключенных ежедневно попадало по 5 - 6 заложников. Пенитенциарную систему Страны Советов трясло и лихорадило. И тогда были приняты срочные меры.

В ЗОНЕ ПОВЫШЕННОГО РИСКА

ИСПРАВИТЕЛЬНЫЕ учреждения ни с какими другими не спутаешь. Бетонные заборы, ряды колючей проволоки, вышки с дозорными. И все это не тщетная предосторожность - и сквозь такие преграды прорывались осужденные. Но гораздо опаснее одиночных побегов массовые беспорядки.

Бунтовали в тюрьмах всегда. Причины были разные, и масштабы тоже. Самым кровавым мятежом стало побоище в Смоленском ИТУ в 1978 г. на закате брежневского правления и накануне ввода советских войск в Афганистан. Бунтовщики зашли слишком далеко. Они устроили погромы и пожары на всей территории зоны. Уголовники захватили весь персонал ИТУ. ЧП потребовало вмешательства специальных воинских подразделений. В результате резни погибли свыше ста человек,

Большую известность получили события в Красноярске в 1984 - 1985 гг. Там тоже не обошлось без жертв. А началось все с тех же требований изменить условия содержания. Но до перестройки лагерной системы было еще далеко. Она опаздывала на пять лет.

Переломный момент наступил на рубеже 1989-1990 гг., когда по тюрьмам СССР прокатилась волна стихийных выступлений и заключенные потребовали смягчения режима. Начиная с 1991 г. осужденным добавляли прав: сняли ограничения на передачи и встречи с родственниками, предоставили отпуска, улучшили питание в ШИЗО. И волнения стихли. Исчезло напряжение в отношениях между тюремной администрацией и зеками, достигшее к 1990 г. высшей точки накала. С тех пор только однажды был крупный мятеж. В 1993 г. взбунтовалась зона в г. Вязники Владимирской области. Зачинщик, матерый уголовник, сбежал из изолятора, куда был временно помещен. Придя в казарму, он поднял "корешей" публично выразить свой гнев против администрации. В казарме нарушителя поддержали, и вскоре толпа бунтовщиков крушила все, что попадалось под руку. Сотрудники колонии в спешке оставили свои посты, поскольку возникла угроза их личной безопасности. Подавлять мятеж прибыл сводный отряд спецназов МВД и внутренних войск.

ПРЕСТУПЛЕНИЯ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

У СПЕЦИАЛИСТОВ из ГУИН есть своя классификация таких правонарушений. По их мнению, массовые беспорядки, как наиболее опасная форма незаконных действий, по своим последствиям сопоставимы разве что с групповыми хулиганскими действиями. В обоих случаях существует угроза перерастания этих актов неповиновения в вооруженный мятеж. При таком повороте событий бунтовщиками совершаются как минимум еще два вида уголовных преступлений: нападение на сотрудников администрации и захват заложников. Кстати, число последних, то есть заложников, существенно не менялось в течение трех лет: в 1992 г. всего зарегистрировано 13 случаев, в 1995 г. - 10. Это говорит о том, что захват заложников - традиционный для преступников способ давления на администрацию, даже несмотря на опасность физического устранения. В 1992 г. при освобождении заложников трое преступников были убиты, семеро ранены. В 1995 г. в живых осталось меньше половины участников захвата.

Заложники становятся легкой добычей для преступников: в казарму, например, служащий ИТУ входит с одной лишь дубинкой в руках. В медпункте и того проще: один врач или медсестра в кабинете - и никакой охраны. Недавно в одной из колоний было совершено нападение на медсестру. Преступник-одиночка потребовал немного: спиртное, наркотики и автомобиль. В другом ИТУ заложником стал врач- психотерапевт. Осужденные попытались уйти от уголовной ответственности с диагнозом "невменяемый". Захват заложника добавил им срока.

На фоне всех вышеперечисленных нарушений совершенно безобидным занятием кажется тихая "итальянская" забастовка. Суть ее состоит в отказе от работы или пищи. Но, как говорится, бастуй, не бастуй - многого не добьешься. На зонах и так полно безработицы. Пожалуй, это единственный случай, когда бойцы спецназа остаются за воротами тюрьмы.

Помимо нападений на администрацию, в колониях и тюрьмах совершаются общеуголовные преступления одними зеками против других. В каждом случае обязательно возбуждается уголовное дело, и виновников, как правило, наказывают. По- прежнему среди преступлений велика доля побегов. В прошлом году в "бессрочную самоволку" отправились 80 тысяч 'осужденных.

ОТРЯДЫ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ

ВОЛНУ тюремных бунтов на рубеже десятилетий пришлось гасить не только постановлениями об изменении условий содержания, но и силой. Именно в 1990 г. при ГУИН МВД появились первые отряды специального назначения, которым впоследствии достались также функции надзора и охраны. Новорожденный спецназ попытались хорошо вооружить. Дали лучшее стрелковое и автоматическое оружие, спецсредства и средства связи. Бронетехника, правда, зачастую списанная, из армейских частей. Автотранспорт тоже не первой свежести.

В России пока нет ни одного учебного заведения, где готовили бы спецназовцев. Они учатся всему у своих коллег и на собственной практике. А экзамены на прочность и профпригодность сдают на войне или непосредственно в тюрьмах. В январе 95-го во время штурма Грозного в самом центре города в окружении боевиков оказались 60 спецназовцев. Все 60 вернулись живыми. Но так бывает не всегда. В одной из тюрем погиб командир Пензенского отряда Александр Сергеев - смертельно ранило осколком гранаты. При этом он успел спасти пятерых заложников. Посмертно ему присвоено звание Героя России. В другой тюрьме выпавшую из рук уголовника гранату спецназовец накрыл бронежилетом, а сверху лег сам. Лишь по счастливой случайности граната не взорвалась.

В спецназ попасть непросто. Конкурс - 10 человек на место, хотя зарплата здесь от 500 тысяч до 1 млн. рублей. Несмотря на столь низкое жалованье, в отрядах спецназа служат мастера спорта и даже победители международных соревнований. Но когда заедает "бытовуха" и не хватает денег для семьи, ребята уходят. Туда, где платят в десять раз больше. За время существования спецназа его ряды покинул каждый четвертый. В отрядах единственный способ подзаработать - отправиться добровольцем в Чечню. И стоит это "удовольствие" трех окладов.

ПО ТУ СТОРОНУ РЕШЕТКИ

ИЗВЕСТИЕ о появлении спецотрядов в системе ГУИН осужденные восприняли с недовольством. Со временем, правда, многие поняли, что "свой" спецназ лучше, чем засланные бойцы, не имеющие представления о законах зоны. Спецназовцы ГУИН не имеют права применять силу без надобности. На зону они входят без оружия (разумеется, за исключением специальных мероприятий). Помповые ружья, резиновые пули запрещены. По каждому случаю применения силы - обязательный рапорт.

Командир отряда "Факел" Владимир считает, что бойцам спецназа незачем слишком часто появляться по ту сторону решетки. У них, в отличие от сотрудников режимной части, другие задачи, и в том числе - безопасность семей служащих ИТУ. Спецназовец, по выражению Владимира, должен "осязать стены тюрьмы, чувствовать пространство и опасность, но не превращаться в мишень". А если потребуется - объясниться с зеками на их "родном" языке. Иногда этим спецсредством можно добиться гораздо большего, чем обычным оружием.

В прошлом году спецназ провел более 8 тысяч операций, в том числе десять - по освобождению заложников. Никто из пленников не пострадал. Удалось пресечь 74 кровавые разборки и вернуть в места лишения свободы 99 беглых рецидивистов.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно