Примерное время чтения: 6 минут
335

ПРЕЗИДЕНТ ИНГУШЕТИИ ОТВЕЧАЕТ НА ВОПРОСЫ "АиФ". Руслан Аушев: "Афган сделал нас честными"

В 1993 г. Р. АУШЕВ стал президентом Ингушетии, собрав на безальтернативных выборах более 99% голосов. А на днях он заявил, что не будет выдвигаться на второй президентский срок, так как "хочет стать свободным, независимым".

О СЕБЕ

- Я родился в 1954 году в Казахстане, куда в 1944 году вместе с другими ингушами были сосланы мои родители. В Грозный мы возвращались в 1958 г. Сначала жили у бабушки, а потом построили свой дом. Теперь его разрушили. Не полностью, правда, но... Родители хотят вернуться туда. Все-таки в том доме они прожили 35 лет.

После грозненской школы была учеба в Орджоникидзевском общевойсковом училище имени А. И. Еременко, потом - Военная академия имени М. В. Фрунзе. В 1980 - 1982 годах был в Афгане - начальником штаба, потом командиром мотострелкового батальона, а с 1985-го по 1987 год - уже начальником штаба полка в Афганистане.

- У вас был "афганский синдром"?

- Да. Когда вернулся в Ташкент, я очень хотел, чтоб кто- нибудь со мной подрался. Первой моей жертвой едва не стала касса ташкентского аэропорта. Я хотел вылететь в Грозный, а мне говорят: "Нет билетов". - "Как нет билетов? Вы знаете, откуда я приехал?!" Я был переполнен чувством ненависти. На войне все чувства обостряются, становятся "выпуклыми". Поэтому в Афганистане я научился определять, кто врет. Мы видели, как от обмана одного человека гибли люди. Афганистан сделал нас честными, ответственными, справедливыми.

О НОВОЙ ВОЙНЕ

- Как-то вы заявили, что в Ингушетию хотят ввести войска, чтобы спровоцировать конфликт с местным населением и таким образом объединить Ингушетию и Чечню. Откуда у вас такая информация?

- К нам поступает оперативная информация. Достаточно вспомнить идею объединения Чечни и Ингушетии. Одновременно с выдвижением этой идеи начали обстреливать приграничные с Чечней ингушские села. Один раз обстреляли даже пассажирский самолет в аэропорту Слепцовск: якобы на нем хотел улететь Джохар Дудаев. Все это делалось для того, чтобы втянуть Ингушетию в войну. И после этого - объединить ее с Чечней и таким образом вернуть Чечню в состав России...

О НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ

- В Ингушетии, как и в Чечне, развиты тейпы. Трагедия Дудаева как президента была в том, что он не ужился с некоторыми тейпами. Вам удалось избежать подобных столкновений потому, что в свою президентскую команду взяли и русских "афганцев"?

- Нет, не поэтому. Как создаются любые группировки? У одного отнял - другому дал. Вот такая же ситуация и с тейпами. Если ничего и ни у кого не отнимаешь, а все заработанное отдаешь народу, то подобных конфликтов не будет.

В свою команду я взял людей не по национальному признаку, не по принадлежности к какому-либо тейпу, а профессионалов, которым доверяю.

- Вы хорошо знаете вайнахский народ. Скажите, как можно утихомирить Чечню, уговорить ее остаться в составе России?

- Сейчас надо дать людям остыть, осмотреться. Не важно, кто войдет в коалиционное правительство, и не надо спорить о юридической стороне хасавюртовских соглашений, надо решить главные задачи - свет, газ, тепло, медицина, работа агропромышленного и нефтяного комплексов.

Потом следует подготовить парламентские и президентские выборы. Хоть один раз в Чечне за последние пять лет должны состояться легитимные выборы! Если мы увидим, что чеченцы захотят выйти из России, то необходимо провести референдум.

- Некоторые политики пугают, что вслед за Чечней отделится и Ингушетия, но вы говорите обратное. Откуда в вас такая уверенность, что Ингушетия никогда не отделится от России?

- Проблема России состоит в конкретных личностях. Почему же из-за одного или двух негодяев мы должны ставить вопрос о выходе Ингушетии из состава РФ?

Конечно, если нас будут по-прежнему выталкивать из России, не исключено, что будет возможен и такой исход. Ну сколько можно убивать ингушей, сколько депортировать, считать людьми второго сорта, "лицами кавказской национальности"?

Даже в современной России существуют документы, запрещающие призывать ингушей и других горцев в режимные части Вооруженных Сил. С такой национальной политикой Россия может потерять не только Ингушетию, но и весь Кавказ!

- Если бы вы были министром по делам национальностей или президентом России, то какой была бы ваша национальная политика?

- Первым делом я изучил бы историю своего многонационального народа и Чечни, которая более 300 лет воевала с Россией за свою независимость.

Чеченцев и ингушей уничтожали вплоть до 1941 года, загоняли их в горы, а в 1944 году сослали в Среднюю Азию. Я больше бы ездил по регионам, общался с людьми. Не оставлял бы решение национальных проблем на потом.

В России насчитывается около 150 национальностей. Я бы собрал Совет Старейшин, состоящий из представителей от каждой национальности. И раз в полгода обсуждал бы с ними национальные проблемы.

О СЕМЬЕ

- В Назрани мне привели интересный пример. Там есть один богач. Когда его жена поехала в роддом, то об этом знал весь город, но когда туда привезли вашу жену, то об этом никто не знал. И на неофициальных приемах вы появляетесь без жены. С чем это связано?

- Прежде всего с горским этикетом. Главная участь любой женщины, по моему мнению, будь она женой президента или комбайнера, - это воспитание детей.

Ни один ингуш не имеет права ходить в роддом. Когда в Уссурийске я был командиром полка, я сам не знал, что моя жена ушла в роддом и родила мне сына. Мне только потом сказали об этом.

У нас также нельзя встречаться не только с тещей, но и с тестем. Потому что они очень уважаемые люди и с ними нельзя ссориться.

Родителей жены как-то я видел, но не общался с ними. Кстати, этот обычай помогает сохранить семью. Ведь у других народов очень часто бывает, что теще не нравится зять или наоборот, и в результате - семья рушится.

Обычай - это национальная идея, которую надо развивать, надо каждому народу дать консолидироваться вокруг своих обычаев. Вот это и может стать общенациональной идеей России.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно