Примерное время чтения: 14 минут
62

ДИАЛОГ. КОНТАКТЫ МЕЖДУ ЛЮДЬМИ. КТО ПРОТИВ?

В апреле - мае с. г. в швейцарском городе Берне состоялось совещание экспертов по контактам между людьми. Это был первый форум в рамках решений Хельсинки, специально посвященный проблеме расширения и облегчения контактов и обменов между учреждениями и организациями, между отдельными гражданами государств - участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ).

Мы предлагаем вашему вниманию беседу журналиста- международника Г. АРИЕВИЧА с главой советской делегации в Берне, начальником Управления по гуманитарным и культурным связям МИД СССР, чрезвычайным и полномочным послом, доктором исторических наук Ю. Б. КАШЛЕВЫМ.

Г. А. Берн стал свидетелем новой беспардонной попытки вашингтонских "поборников прав человека" превратить совещание в некое судилище над странами социализма, не так ли, Юрий Борисович?

Ю. К. Ну, это у них не прошло. Правда, потребовались большие усилия и немало времени - 2 - 3 недели, - чтобы преодолеть задуманный в Вашингтоне и навязывавшийся встрече конфронтационный подход, не дать увести совещание в тупик.

Очень мешала и атмосфера вокруг совещания: была организована какая-то антисоциалистическая вакханалия. Буквально в 100 метрах от места заседаний проходила "контрконференция" с участием таких известных антикоммунистов, как Буковский, Ив Монтан, Ионеску и др. И это сборище посетил посол США, чтобы зачитать послание президента Рейгана, что вызвало недоумение даже швейцарских властей. Ведь Рейган с посланием не обратился к нашему официальному совещанию!

Проходили и другие провокационные мероприятия антисоветских и антисоциалистических организаций, специально прибывших в Берн. Ходили с плакатами, пытались ворваться в зал заседаний, распространяли листовки, списки якобы желающих выехать из СССР (мы знаем, что такие списки составляются чуть ли не по телефонным книгам). Словом, пытались оказать на нас психологическое давление. Не давали покоя даже в гостинице, где мы жили, были угрожающие звонки, письма и т. п.

Г. А. Наша страна не раз заявляла о том, что считает сотрудничество в гуманитарной области - области культуры, информации, человеческих контактов и т. п. - не только возможным, но и необходимым. Оно привносит человеческий фактор в международную политику, повышает заинтересованность людей в разрядке. Более того, эта линия подтверждена решениями XXVII съезда КПСС, где такое сотрудничество было поставлено в контекст с другими важнейшими направлениями борьбы за мир.

И все же официальная пропаганда Запада, как будто не слыша этих слов и призывов, не перестает твердить о нежелании СССР сотрудничать в этой области, о нарушении нами достигнутых договоренностей и т. д. Такие обвинения звучали и в Берне. В чем конкретно они выражались? В чем в наибольшей степени расходились позиции сторон?

Ю. К. По мандату нашего совещания, полученному им от встречи участников СБСЕ в Мадриде в 1983 г., оно должно было обсудить контакты между людьми, учреждениями и организациями. Социалистические страны выступают за широкий спектр кон тактов, в первую очередь массовых контактов, охватывающих сотни миллионов людей. Такие контакты осуществляются в основном по линии учреждений и организаций, по линии туризма. Западные же делегации, особенно США, Канады, Англии, старались свести вопрос контактов только к одной теме - выездов из социалистических стран по причине воссоединения семей, браков и т. д. Они утверждали, будто у советских людей, вступающих в брак с гражданами других стран, нет возможности выехать за границу и семьи остаются разделенными.

В ответ мы приводили такие данные: за последние годы около 30 тыс. советских граждан вступили в брак с иностранцами. Половина из них беспрепятственно выехала на жительство за рубеж, а половина предпочла остаться в СССР.

Во время работы совещания только за один месяц по семейным причинам из СССР выезжало более 20 тыс. человек, в основном повидаться с родственниками.

Однако при всей важности проблемы воссоединения семей - мы ее нисколько не умаляем - это касается сравнительно небольшой группы людей, может быть, нескольких сотен человек. В США, например, известно около 150 таких случаев. В то же время человеческие контакты по линии различных организаций, по линии туризма вовлекают сотни тысяч, даже десятки миллионов людей.

Упрекали нас и в том, что в последнее время снизился поток выезжающих из СССР граждан еврейской национальности. Но ведь это вполне закономерно. Большинство из тех, кто хотел воссоединиться со своими семьями в Израиле, уже выехали. Осталось гораздо меньше людей, имеющих прямых родственников в Израиле. При желании они в установленном порядке получают разрешение и выезжают. К нам же предъявляются претензии, будто искусственно тормозится этот поток.

Г. А. Не понятно все же, почему западные делегации, в первую очередь американская, делают такой упор на этих вопросах? Не потому ли, что это апеллирует прямо к чувствам людей, непосредственно затрагивает чьи-то судьбы, а следовательно, на этом легче спекулировать?

Ю. К. Ну конечно же.

Г. А. Американская печать, как, например, недавно газета "Нью-Йорк таймс", просто стенает по поводу того, что некоторые советские граждане, вступившие в брак с американцами, по "непонятным причинам" не получают разрешения выехать к своим супругам.

Ю. К. Эти "непонятные причины", как правило, просты и ясны: соображения государственной безопасности или мотивы морально-нравственного и юридического характера. Например, имущественные и другие обязательства перед другими людьми, скажем, престарелыми родителями, которых некоторые выезжающие просто бросают. Других причин нет, но признавать это на Западе не хотят.

Г. А. Не только не хотят, но, как сообщалось в нашей печати, нередко преднамеренно создают проблему "разделенных семей". Возникло даже что-то вроде нового бизнеса брачных аферистов-жеников и невест, готовых за определенную мзду, разумеется, на скоропалительный брак, желательно с человеком, заведомо не имеющим по каким-то причинам права на выезд из СССР. То есть сколотить семью, обреченную на разделение. Этот брак вскоре будет расторгнут, но прежде вокруг него можно всласть поплясать, оплакивая "растоптанную Советами любовь". Это ли не циничная спекуляция на дорогих людям категориях любви и верности!

Ю. К. Однако это лишь одна сторона дела. Воссоединение семей подразумевает, пожалуй, главным образом другое. Это когда, скажем, США считают кого-то из советских людей своим гражданином, потому что его отец, допустим, был американцем, а мать - русская. Было это где-то в первые послевоенные годы. Советское законодательство не признает двойного гражданства. Человек этот - советский гражданин, если мать его - советская гражданка. Такие люди числятся в США в специальных списках, американцы шумят, требуют отпустить их в Америку, хотя и американское законодательство не признает двойного гражданства. В Берне называли около 20 таких случаев с одним американским родителем.

Человек спокойно живет у нас 30 - 40 лет и вдруг узнает, что о нем проявляют особую заботу, что американцы требуют, чтобы он жил в США. Нередки слуги, когда эти люди говорят: "А мы и не знаем своих родственников".

Так, западногерманская делегация в Берне, а потом и посольство ФРГ в Москве обратились с просьбой вернуть дочь супружеской паре бывших советских граждан, проживающих в ФРГ. Начали выяснять. Оказывается, когда они уехали в Западную Германию, они не взяли с собой маленькую дочь. Теперь она стала совершеннолетней, и они хотят, чтобы она жила с ними. Нашли эту девушку. Она заявила, что не желает ехать в ФРГ и просит оградить ее от посягательств. Родители бросили ее в свое время, сейчас она живет с бабушкой, вполне счастлива на Родине.

Разбор конкретных случаев показывает, что списки "разделенных семей", составляемые на Западе, во многом дутые.

Г. А. Не только списки. Хочу процитировать американскую газету "Уолл-стрит джорнэл": "Некоторые из формулировок в бернском компромиссном документе казались не столь уж плохими. В нем есть раздел о том, чтобы разрешить людям путешествовать и ездить к родственникам, но затем добавляется - "если это допускают личные и профессиональные обстоятельства". Не трудно сообразить, что добавление этих условий - абсолютно невинных на Западе - может означать совсем иное в странах наподобие СССР". Что вы на это скажете?

Ю. К. Возьмем такой пример. Хотят навестить родственников за рубежом вместе муж и жена. Она - учительница. Могут ли отпустить учительницу во время учебного года? Не думаю. Это и есть профессиональные обстоятельства. Такие оговорки конкретизируют, привязывают к реальной действительности. Они признаны и стали приемлемыми для всех участников бернской встречи. Только американцам они не подходят. Да и то лишь потому, что не оставляют возможности "мутить воду".

Муссирование вопроса о воссоединении "разделенных семей" используют для того, чтобы уйти от решения главного вопроса - массовых контактов.

И потому наша главная претензия, которую мы предъявляли Западу на совещании, - западные государства не поощряют этого рода контактов и даже препятствуют им. Например, госдепартамент США в течение долгого времени отказывает в визах советским профсоюзным делегациям. Как раз во время бернской встречи двум делегациям профсоюзов не были даны визы.

Г. А. На недавней пресс-конференции в МИД СССР заведующий международным отделом ВЦСПС В. Можаев назвал профсоюзные связи с США "улицей с односторонним движением". С 1980 г. 18 делегациям советских профсоюзов было отказано в американских визах. Притом въезд в США был запрещен не только официальным делегациям, но и туристским группам, в состав которых входили только рабочие и инженеры. Отказ к тому же сопровождается каким-то странным, несерьезным объяснением: не верим, мол, что это просто туристы, а кроме того, по возвращении члены таких групп много пишут о поездке... Даже в этом объяснении сквозит явная боязнь контактов между людьми труда. По этому поводу ВЦСПС 15 ноября 1985 г. направил открытое письмо президенту Рейгану, но ответа не последовало.

Ю. К. Тут и не может быть какого-либо вразумительного объяснения. И в Берне по вопросу о массовых контактах Запад был в глухой обороне. Ведь чтобы согласиться на такие контакты, им во многом самим нужно менять и свои законы, и практику.

Наиболее "троглодитские" в этом отношении правила в США. Есть десятки категорий иностранных граждан, которым закрыт доступ в страну. Неприемлема позиция американцев к профсоюзным контактам, не пускают к себе представителей коммунистических партий, а также общественных организаций, выступающих за мир. Так, члену Совета Мира, всемирно известному колумбийскому писателю Габриэлю Гарсиа Маркесу было отказано в праве въезда в США. Недавно госдеп не выдал визу вице-президенту Международного института театра (МИТ) Розе-Илеане Будет (Куба), которая должна была принять участие в сессии исполкома МИТ в Балтиморе.

Потому-то, когда мы выдвинули предложение о приведении таких правил в соответствие с международными обязательствами, американцы спасовали. Они оказались в положении "голого короля". Выдвинули демагогический лозунг "безбрежных контактов", а когда вникли в их практические дела, у них оказалось много нарушений хельсинкских соглашений. Им самим нужно перестраиваться, а они этого не хотят.

Мы осудили практику подрыва межправительственных соглашений по вопросам культурных связей. С 1980 г. Вашингтон заморозил эти связи с Советским Союзом.

Г. А. Моисеевский ансамбль народного танца после 12- летнего перерыва вновь в этом году собирается на гастроли в Соединенные Штаты. Эти гастроли - реализация контракта, который был подписан еще 12 лет назад. Он не мог быть осуществлен по вине Белого дома, заморозившего обмен. Но это не мешало американским пропагандистам утверждать, будто советских артистов власти СССР не пускали в США, боясь, что они там останутся.

Ю. К. Одна из серьезнейших наших претензий - то, что на Западе, прежде всего в США, не создаются условия безопасности для людей, участвующих в обменах. Много случаев провокаций, даже похищений людей, устраивают антисоветские демонстрации, взрывают бомбы на концертах, во время хоккейных матчей и т. д.

Г. А. Игорь Моисеев рассказывал о прежних гастролях. Выступления проходили триумфально, но не всем это нравилось. На некоторых концертах на сцену бросали бомбы со слезоточивым газом. Однажды в темноте под ноги танцорам было набросано дробленое стекло. Пришлось прервать концерт. На сцену поднялись зрители, в смокингах, праздничных платьях, которые заявили, что им стыдно за свою страну, взяли в руки метлы и веники и подмели.

Ю. К. У западников, когда им говорят о таких случаях, одно демагогическое оправдание: у нас демократия, мы не можем отвечать за культурные, спортивные организации, которые вас приглашают, у нас свобода...

Г. А. Но они ведь не обеспечивают и безопасности дипломатов. Противники сотрудничества силятся парализовать деятельность советских учреждений, в частности, путем необоснованных арестов и выдворений их работников. Все чаще делаются попытки склонить советских граждан к невозвращению на Родину или работе на иностранные разведки.

Так что получается довольно солидный список наших претензий Западу. И в этой связи хочется спросить: есть ли вообще польза от таких совещаний, на которых главным образом высказываются взаимные претензии?

Ю. К. Совещания не задуманы для конфронтации, они задуманы для расширения сотрудничества. Претензии - это тоже выявление позиций, переговоры. Хотелось бы, чтобы они были более плодотворными, но это не только от нас зависит. Но чтобы чего-то достичь, нужно прилагать усилия, а не просто хлопать дверью. Берн - в ряду других важных совещаний и конференций. Они и составляют нынешний общеевропейский процесс. Он продолжается.

Согласованное в Берне войдет в практику разных стран. А удалось решить многие из вопросов, оставшихся в подвешенном состоянии. Словом, как отметил М. С. Горбачев в речи 7 июля на обеде в Кремле в честь Президента Французской Республики Ф. Миттерана, наметился было сдвиг к согласованию позиций, но США торпедировали эту возможность, наложив вето на итоговый документ. Тем не менее в СССР в одностороннем порядке приступили к работе по тем предложениям, которые мы положили на стол в Берне (их 14, а вместе с другими социалистическими странами - 24). Более того, подчеркнул товарищ Горбачев, СССР готов на практике руководствоваться бернским проектом в двусторонних отношениях с государствами, которые пожелают договориться с нами об этом.

Г. А. Вот комментарии той же "Уоллстрит джорнэл" по поводу бернской встречи. По мнению газеты, американский посол Майкл Новак, возглавлявший делегацию США, "к чести Соединенных Штатов" отказался подписать соглашение, которое было "недостаточно содержательно" и не означало "четкого и недвусмысленного шага вперед". Каково?

Ю. К. Это явная ложь, попытка оправдаться. Согласованный документ содержал много нового, и сами американцы это признавали. Новое было и для нас и для них. Мы согласились взять на себя новые обязательства, они испугались. Документ содержал положения об облегчении браков, о расширении контактов между семьями, о поездках не только прямых, но и дальних родственников друг к другу, об облегчении выдачи виз, смягчении административных правил, связанных с поездками. Кстати говоря, американская делегация попала в глупое положение. Она дала согласие на итоговый документ, но ее одернули из Вашингтона и запретили подписывать его из-за политической игры. Ради того, чтобы сказать: хельсинкский процесс мертв!

Г. А. Но ведь такой позицией США вредят себе сами в глазах всего мирз, в глазах своих союзников. "Сожаление по поводу американского вето", "глубокое разочарование и чувство стыда из-за позиции США" - вот лейтмотив выступлений большинства западноевропейских газет, в том числе в странах - ближайших партнерах Америки - ФРГ, Англии. Там заговорили даже об отсутствии единства в НАТО. По словам швейцарской "Журналь де Женев", стремлению Западной Европы к реалистическому диалогу с Востоком "противостоит нетерпение одной державы (даже одной администрации), которая формулирует требования, исходя лишь из собственной шкалы ценностей".

Ю. К. Верно, никогда еще не было такой вспышки критики, какую вызвал бернский срыв и отказ от ОСВ-2. Вилли Брандт назвал срыв Соединенными Штатами принятия итогового документа "унижением европейцев". Но когда Вашингтон не находит поддержки союзников, то действует по принципу "плевать на союзников".

Такой курс, однако, соответствует американской стратегии подрыва сотрудничества в Европе. Достижение соглашения о контактах между людьми противоречит этому курсу. Эти контакты им не нужны, они хотят лишь шуметь о контактах.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно