Примерное время чтения: 7 минут
153

ЗА ФАСАДОМ "ОБЩЕСТВА ВСЕОБЩЕГО БЛАГОДЕНСТВИЯ". Дж. Мори: "Я ОДИН ИЗ МНОГИХ..."

По приглашению ВЦСПС в нашей стране находится Дж. МОРИ - безработный из США, снявшийся в телефильме "Человек с Пятой авеню". Наш корреспондент В. Волков попросил его ответить на несколько вопросов.

КОРР. Джозеф, фильм "Человек с Пятой авеню" вызвал большой интерес в нашей стране. Понравился ли он вам?

МОРИ. Эту ленту я впервые увидел только в Москве, а до этого, можно сказать, сполна испытал на себе реакцию ее "критиков". Меня сразу же объявили "агентом Москвы и КГБ", навесили такое количество всевозможных ярлыков, которые цитировать даже неудобно. Мне же фильм понравился, и вовсе не оттого, что я в нем "сыграл", как считают, главную роль. О славе киногероя я никогда не мечтал, считаю, что профессиональных данных не имею. Просто я хотел своим участием в этом остром и правдивом фильме привлечь внимание американцев к проблеме положения безработных в Америке. Из них только в Нью-Йорке не имеют крова, по официальным данным. 60 тыс., а реально - в два раза больше.

КОРР. И вам это удалось?

МОРИ. Считаю, что да. Ведь я один из многих. И хотя этот фильм никогда не будет показан на телеэкране США, тем не менее общественный резонанс в мире вокруг него огромен.

КОРР. Буржуазная пропаганда пытается распространить миф о "безболезненном" характере современной безработицы. При этом ссылается на систему социального обеспечения, которая якобы позволяет потерявшим работу легко пережить трудные времена. Да и у некоторых наших граждан бытует мнение, что это своего рода затянувшийся оплаченный отпуск, о котором можно только мечтать... В какое состояние погрузились вы, впервые потеряв работу?

МОРИ. Я за свою жизнь не раз терял работу, причем в разных сферах - был учителем, рабочим, и хорошо знаю по себе, а также на примере моих сограждан, что потеря места для многих из них становится подлинной трагедией. Дело здесь не только в материальных лишениях, но прежде всего в психологическом надломе.

Каждый ощущает безработицу по-своему. Порой несколько недель испытываешь чувство, похожее на удовлетворение жизнью. Со старой фирмой, которая постоянно держала тебя в напряжении и грозила увольнением, покончено, впереди - надежда найти работу по душе. Но примерно через три месяца в семьях начинаются драмы, а месяцев через шесть назревает переломный момент. Пособие по безработице прекращается, и люди погружаются в бездну отчаяния и нищеты. Одни впадают в депрессию, другие начинают пить...

КОРР. Извините, Джозеф, но лично вы не производите впечатления потерянного человека...

МОРИ. Видите ли, я не имею семьи, детей, а потому легче перенес невзгоды. К тому же мне порой просто везло: подворачивалась та или иная работа. Должен сказать, что у меня небольшие запросы, пытаюсь обходиться лишь необходимым - скромно питаюсь, - утром бутерброд с чашечкой кофе, днем тарелка супа, вечером что-нибудь горячее. Все это обходится мне доллара в 2-3. Я не пью, не курю, к счастью, мало болею. Как правило, в период безработицы в отчаяние не впадаю, кроме поисков работы, я стараюсь работать над собой, много читаю, немного изучил русский язык.

КОРР. А почему именно русский?

МОРИ. Еще до того момента, как я случайно познакомился с советскими журналистами, меня удивляла и настораживала особенность американской прессы - чернить вашу страну, представлять ее "агрессором N 1". На телеэкране постоянно показывались сюжеты об упадке вашей экономики, культуры: выступали какие-то "осведомленные люди", побывавшие в СССР, показывались обрывочные кинокадры, преимущественно очереди или пьяные личности, которых, кстати, можно много найти в любом городе мира.

Я же о вас знал по произведениям Л. Толстого, А. Чехова, А. Пушкина, В. Распутина, и контраст, конечно, был огромный. Изучение русского языка дало мне возможность читать некоторые ваши газеты, из которых я понял, что СССР динамично развивающаяся страна. И здесь, скажем, проблема пьянства или тем более наркомании менее остра, чем в США.

КОРР. Почему вы так считаете?

МОРИ. В СССР с пьянством правительство ведет решительную борьбу, которая в целом народом одобряется. У нас же в стране антиалкогольные мероприятия наталкиваются, во-первых, на сильное противодействие со стороны коммерческих интересов фирм, производящих алкогольную продукцию. А они делают все возможное для ее массового сбыта. Во-вторых - на политическую мощь производителей алкоголя, которые имеют поддержку в правительстве.

КОРР. Скажите, а где и как лечатся безработные?

МОРИ. Все они имеют специальные карточки, дающие право в ряде небольших больниц получить медицинскую помощь в случае, например, вывиха руки или ожога. Если же речь идет о госпитализации, то здесь вступает общий порядок - плата за операцию, за пребывание в больнице, за дорогие медикаменты. А поэтому серьезное заболевание для безработного, у которого нет денег, кончается трагически.

КОРР. "Голос Америки" не раз подчеркивал, что даже у безработных есть машины, которые можно купить в кредит.

МОРИ. А зачем они им? Чтобы, накопив денег на бензин и запчасти, как муравьям сновать из Калифорнии во Флориду и обратно в поиске заработков? Но, кстати, в 90 случаях из ста фирма тут же отбирает у безработного машину, взятую в кредит, если он не может отдать за нее полную цену.

КОРР. А вы пробовали на своей машине совершать подобные путешествия?

МОРИ. У меня ее нет и никогда не было. Даже в пору, постоянных заработков.

КОРР. Когда снимался фильм, вы были бездомным. А где вы сейчас живете?

МОРИ. Да, миллионерка Д. Собел выселила меня из комнаты, потратив на гонорары адвокатам тысячи долларов. А мотив ее претензий ко мне, исправно платившему квартплату, был смехотворным - ей якобы негде было поставить швейную машинку. Сила доллара оказалась весомее.

Сейчас снимаю комнату площадью 5 кв. метров в отдаленном квартале, удобств нет, впрочем, как и мебели. Плачу за нее 112 долл. Может, на фоне квартплаты за однокомнатную квартиру в центре - 1 тыс. долл. - эта сумма и небольшая, но она составляет треть моих средств.

КОРР. Где работаете?

МОРИ. Моя последняя работа была в типографии, где я занимался погрузкой газет. Но за последние годы работаю эпизодически - в основном живу на пособия по безработице. А платят его 6 месяцев.

КОРР. А спортивные зрелища посещаете?

МОРИ. Нет, хотя люблю бокс, но предпочитаю смотреть его у товарища по телевизору. Причина та же: высокие цены на билеты. У меня был свой телевизор, но его украли. Остался только транзисторный приемник.

КОРР. А какова судьба вашей библиотеки, которую вы так бережно упаковывали, уходя с Пятой авеню?

МОРИ. Ее постигла участь телевизора, хотя ума не приложу, кому она могла пригодиться. В Америке люди читают мало - в основном шпионские романы (кстати, не под их ли воздействием власти объявили меня "агентом Москвы"), порнографические истории. Моя же библиотека состояла сплошь из классики, в том числе и советской, учебников. Утешает одно, может быть, она в итоге попадет в хорошие руки и в Америке появится еще один друг вашей страны.

Здесь, в Москве, я чувствую себя спокойней и уверенней, чём в Нью-Йорке. Но я люблю свою родину, хотя и не уверен, что по возвращении мне удастся найти работу. На моей поездке в СССР явно будут спекулировать. Но я готов бороться и этим помочь хотя бы некоторым бездомным.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно