Примерное время чтения: 4 минуты
638

ЧИТАТЕЛЬ СПРАШИВАЕТ. Трагедия "королевы"

Насколько я знаю, несколько лет назад в Венгрии состоялся конкурс красоты. С тех пор он больше ни разу не проводился. Почему?

С. Поляков, Московская обл.

11 ИЮЛЯ 1986 г. семнадцатилетняя студентка Чилла Андреа Мольнар из небольшого венгерского городка покончила с собой, приняв смертельную дозу лекарства, прописанного ее отцу, страдающему сердечными приступами. Весть об этом событии всколыхнула буквально всю Венгрию, вызвав у людей самые противоречивые чувства: от наивного недоумения и откровенного сожаления-до возмущения и даже злорадства. Газеты сообщили о случившемся под заголовками: "Королева красоты Венгрии своими руками лишила себя жизни!".

Да, Чилла Мольнар была победительницей первого и пока последнего в социалистической Венгрии конкурса красоты, который состоялся в октябре 1985 г. Ее печальная участь, а также причины, побудившие "королеву" сделать роковой шаг, стали предметом многочисленных публикаций в венгерской печати. Свое мнение о мотивах поступка Чиллы и его последствиях высказали по просьбе "АиФ" и молодые венгерские кинематографисты А. Хартаи и А. Дэр - создатели документального фильма "Красотки", вызвавшего широкий общественный резонанс и отмеченного призами ряда кинофестивалей.

Приступая в 1985 г. к работе над фильмом о конкурсе красоты, А. Хартаи и А. Дэр первоначально ставили перед собой задачу исследовать проблему возможности придания совершенно новых форм и содержания такому специфическому и, на первый взгляд, чуждому социализму явлению буржуазной культуры, как шоу-бизнес, определить, насколько те процессы и явления, которые происходят за кулисами конкурса, соответствуют принятым в социалистическом обществе моральным и этическим нормам.

Однако поначалу раскрыть истинную суть происходящего, рассказывают создатели ленты, мешала внешняя сторона хорошо организованного зрелища. Красочные "декорации" напрочь заслоняли такие уже с самого начала очевидные для многих наблюдательных людей явления, как отсутствие этики и порядочности у некоторых организаторов конкурса, а также и части зрителей.

Лишь смерть "королевы" разрушила преграды, до тех пор не позволявшие сделать более глубокий анализ всей той морально-психологической атмосферы, которая сопутствовала конкурсу от его начала и до печального финала.

Между тем трагедия Чиллы поставила перед создателями фильма новые вопросы. Например, почему стремившаяся к успеху и достигшая его девушка покончила с собой? И каково же наиболее приемлемое решение тех проблем, которые возникли одновременно с идеей о проведении конкурса и которые гибель "королевы" лишь предельно обострила?

Сегодня можно только предполагать, как первоначально восприняла конкурс семнадцатилетняя Чилла. Тем не менее, авторы фильмы склонны считать, что, принимая решение об участии в нем, Чилла наивно ожидала лишь беззаботную радость и откровенное восхищение окружающих. Однако организаторы конкурса не смогли противопоставить железным законам шоу-бизнеса, привнесенным с Запада вместе со многими внешними атрибутами, ничего, что могло бы изменить его откровенно коммерческий характер.

И когда у молодой девушки появилась достаточная в таких случаях крупица опыта, она не увидела, как ожидала, вокруг себя ни простодушно-восхищенных взглядов, ни откровенного дружелюбия, ни пристойности, ни даже коммерческой порядочности. На самом деле, по словам создателей ленты, ее окружали лишь алчущие наслаждений и денег чиновники от культуры, "всезнающие" псевдобизнесмены.

И реальность, по мнению авторов фильма, не оставляла Чилле никаких шансов на какой-либо иной исход, кроме решительного и отчаянного шага назад - в небытие.

"Королева" погибла. К сожалению, констатируют авторы фильма, вместе с ней погибла и инициатива. При этом Л. Хартаи и А. Дэр сожалеют вовсе не о "неудачной попытке перенять у Запада новую форму оценки женских прелестей", а о том, что запрет, к которому в данном случае прибегли, был многими воспринят как единственный способ "достойного" выхода из любого щекотливого положения. А между тем конкурсы красоты, считают венгерские кинематографисты, надо воспринимать не как дикий росток в природе, а как росток в дикой природе. Это мнение, как нам кажется, не является бесспорным. Но Л. Хартаи и А. Дэр, на наш взгляд, правы в том, что запрет как таковой не позволяет правдиво ответить на многие волнующие общество вопросы, и в данном случае лишь наводит на мысль о нашем бессилии перед пороками, которые социалистическому обществу пытается навязать Запад, а также своими собственными ошибками и недостатками, которые тоже не исчезнут лишь от того, что мы закроем на них глаза.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно