Примерное время чтения: 7 минут
363

ФИЛЬМЫ "МАЛЕНЬКАЯ ВЕРА", "МЕНЯ ЗОВУТ АРЛЕКИНО" ОБВИНЯЮТ В ПРОПАГАНДЕ ЭРОТИКИ. Надо ли смягчать нравы?

В кинолентах "Меня зовут Арлекино", "Маленькая Вера" и подобных предостаточно эротики и секса. На их создателям этого мало, нам показывают интимные сцены откровенно, грубо. Какая же мораль насаждается такой "клубничкой"? Если это воспитание чувств, то каких? Кассовый сбор, за которым, вероятно, гонятся авторы фильмов, дорого нам обойдется.

В. Демченко, воспитатель, Днепропетровск.

Итак, каковы границы дозволенного в творчестве художника, стоит ли вообще смягчать нравы? Об этом наш корреспондент Р. РЫКОВА беседует с доктором философских наук И. КОНОМ.

- С выходом на экран фильмов "Маленькая Вера", "Меня зовут Арлекино" в редакции газет и журналов. Союз кинематографистов, Госкино СССР хлынул поток писем, обвиняющих их авторов в разрушении нравственности и даже пропаганде порнографии и эротики. Пишут их, как правило, люди старшего поколения, что вполне объяснимо. Но давайте все-таки разберемся в том, что же нам "такого" показали режиссеры? Как "это" квалифицировать?

Сразу хочу остудить разыгравшееся воображение одних и разгоряченный пыл других. Никакой порнографии и эротики в этих фильмах и вообще на советском экране нет. И думаю, не будет, хотя бы потому, что показать эротическую сцену чрезвычайно трудно и ваши режиссеры и актеры просто не умеют этого делать. Из-за чего же сыр-бор?

Старшее поколение привыкло к тому, что вся громадная сфера сексуальной жизни, которая очень важна для каждого человека, обходится молчанием. Действует формула: у нас секса нет. И все, что появляется "об этом", вызывает шок.возмущаться и требуют ее замуровать. К сожалению, все это не ново. Мы привыкли воспринимать и само обнаженное тело, и любое его изображение как сексуальный объект и нечто непристойное.

Помню, в 50-е годы один ленинградский эстетик написал брошюру о прекрасном, решив ее проиллюстрировать. На одном из снимков была изображена Венера Милосская. Руководство издательства объявило снимок порнографическим. Разразился скандал, дело дошло до обкома партии. К счастью, тогдашний секретарь оказался человеком интеллигентным, и все закончилось благополучно.

Сейчас кинематограф стал не только обозначать сексуальность, но и изображать. Иногда это диктуется сюжетной необходимостью, иногда художник вставляет подобный эпизод для демонстрации собственной смелости. Разумеется, и сами картины отличаются по своим художественным достоинствам. На мой взгляд, "Маленькая Вера" - одна из лучших советских лент. И сцена, вызвавшая столько эмоций, не выглядит чужеродной, более того, абсолютно в ней уместна. Ее нельзя квалифицировать ни как эротическую, ни как порнографическую.

- Игорь Семенович к сожалению, психология обывателя такова, что, если что-то не принято в обществе, значит, это безнравственно. Но самое печальное, что люди с такой психологией встречаются в среди тех, кто может влиять на общественное мнение.

- Увы, терпимость - свойство вообще редкое, а в этой области - тем более. Жан-Жак Руссо, рассказавший в "Исповеди" о некоторых аспектах своей половой жизни, одновременно возражал против полного перевода Библии, находя в ней много "неприемлемых" мест.

Кстати, ярлык "эротических произведений" навешивали на "Грозу" и "Бесприданницу" Островского. Сегодня даже самый придирчивый моралист не упрекнет эти произведения в посягательстве на нравственность.

Пора понять: для искусства нет запретных тем, вопрос только в том, как показывать. Меня всегда поражает лицемерие нашей общественности, которую нисколько не волнует, что из- за отсутствия какого бы то ни было полового просвещения наша страна находится на первом месте в мире по абортам, но стоит появиться в кино нескольким сексуальным сценам - и она уже вопиет о падении нравов.

Когда вся интимная жизнь человека воспринимается как нечто постыдное и подпольное, это губительно сказывается на реальном поведении людей. Скажем, когда у молодых супругов появляются трудности, муж бежит советоваться с приятелями, жена - с подругами, тогда как эти проблемы им нужно обсудить друг с другом. Более того, они оказываются неспособными говорить даже с врачами-сексологами.

То, что старые табу сейчас "взрываются", неизбежно. Надо отдавать себе отчет в том, что у нас в этом смысле существует громадный разрыв между поколениями. Молодежь более раскованна и свободна, нежели отцы и деды.

- Но как неискушенному зрителю отличать, где новаторство, не разрушающее законов искусства, а где оно граничит с пошлостью, вульгарностью?

- Есть только одно средство - учиться. В 1970 году я опубликовал в журнале "Иностранная литература" статью под названием "Секс, общество, культура". В то время из нее было вычеркнуто одно сравнение. Я писал, что если автор производственного романа описывает человеческие переживания в связи с трудовой деятельностью - это художественное произведение; если же он рассказывает о технологических процессах, а люди существуют лишь "постольку - поскольку", то лучше бы он написал техническую инструкцию. То же самое и в сфере искусства. Когда показываются человеческие отношения и переживания, связанные с сексуальностью, - это искусство, а если демонстрируется технология полового акта - это уже нечто другое.

Ничего подобного я в нашем кино не видел. Пошлость - этого сколько угодно, и не только в сфере сексуальности. Кстати, сцены, шокирующие ваших кинозрителей, вообще не являются эротическими. Эротика - это соблазн. А кто хотел бы оказаться на месте персонажей упомянутых фильмов? В "Маленькой Вере" сексуальная сцена разыгрывается на фоне безысходного отчаяния героев. Нет эротики и в фильме "Меня зовут Арлекиио". Сцена в "Куколке" вполне целомудренна, там разрушен только социальный барьер между учеником и учительницей. О чем мы беспокоимся? О том, что подростки "не так поймут"? Но подобной "заботой" руководство нашей страны многие годы оправдывало то, что нам, взрослым людям, не давали правдивой информации о нашей собственной жизни. Очень это нам помогло? В кино мальчика можно и не пустить, а вот уберечь его от противоречий действительности никак не удастся.

- А вам не кажется странным, что подростков не пускают на фильмы о них же самих, по той причине, что в них есть секс и насилие?

- Наше привычное лицемерие: давайте на всякий случай не пустим, хотя в фильме нет ничего, что подросткам не было бы известно. В ленте "Меня зовут Арлекино" много насилия, драк, но режиссер ничего не придумал: в подростковой среде все это реально существует. Мы ведь долго утверждали, что у нас нет ни проституции, ни наркомании, ни растления малолетних в семьях. А потом выяснилось, что все это есть и появилось совсем не тогда, когда мы об этом заговорили. В одном пионерском лагере семиклассник устраивал чуть ли не оргии, в которых участвовали половина мальчиков и девочек отряда. Оказалось, что развратили его в семье.

Повторяю, бояться надо не правды, а смакования насилия и пошлости. Разными табу тут не поможешь. Кто-то будет делать кассовые фильмы, выдавая вседозволенность за художническую свободу, а талант, как и во все времена, - создавать искусство. Кстати, лучшие эротические сцены я видел в лентах, которые не имели ярлыка эротических. Это были просто очень хорошие картины.

Думаю, что зритель будет бегать "на клубничку" до тех пор, пока этот плод останется у нас под запретом. А когда запрет снимут и он научится отличать искусство от поделки, естественно произойдет переоценка.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно