Примерное время чтения: 6 минут
161

БОЛЕЕ 60% ОПРОШЕННЫХ СЧИТАЮТ: В АРМИИ НАРУШАЕТСЯ СОЦИАЛЬНАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ. Кто защитит офицеров?

Судя по редакционной почте, в последнее время резко возрос интерес читателей к вопросам, определяющим место армии в обществе, правовым проблемам, регулирующим внутриармейские отношения. Об одной из этих проблем - социальной защищенности офицерского корпуса - наш корреспондент З. ФИЛАТОВА беседует с кандидатом философских наук, военным социологом Ю. ДЕРЮГИНЫМ.

- Юрий Иванович, вряд ли нужно доказывать, что эта проблема приобретает сегодня исключительно злободневное звучание. Но хотелось бы знать: она существовала всегда или это продукт последнего времени?

- Конечно же, вопросы социальной защиты офицерского корпуса возникли не вдруг. Они существовали и раньше. Но вследствие того, что армия была "закрытой зоной", в которую военная бюрократия никого не пускала, они повисали в воздухе или, того хуже, загонялись вглубь на протяжении многих лет. Перестройка, гласность способствовали тому, что ныне мы заговорили о них открыто. И сразу же создалось впечатление, что на нас обрушился снежный ком проблем...

- Какие конкретные вопросы вы выделили бы в первую очередь?

- Я сошлюсь на результаты выборочных военно- социологических исследований, и, думаю, многое станет ясным. Более 60% респондентов заявили, что в армии имеются случаи нарушения социальной справедливости, проявившиеся во взаимоотношениях со старшими начальниками, около половины опрошенных не удовлетворены существующей системой выдвижения на вышестоящие должности. От нее не отстает и область соцкультбыта, как принято сейчас говорить. От 50 до 80% офицеров в различных частях не удовлетворены жилищными условиями.

- Из приведенных вами социологических данных я бы выделила тот факт, что около половины офицеров не удовлетворены системой выдвижения на вышестоящие должности. Не примешивается ли здесь фактор протекционизма?

- Безусловно. И пора нам отказаться от формулировки типа "кое-где у нас порой". К протекционизму ныне важно подходить как к порочной системе, которая имеет свои разветвленные корни. Протекционизм - явление сложное, я бы даже сказал, неуловимое. Ведь дело не только в том, что влиятельные лица в армии пристраивают своих "отроков" на "теплые места", а в том, что тот или иной отпрыск "высокопоставленной особы" уверен - как бы ни сложилась его судьба, где бы и как бы он ни служил, "маршальский жезл" у него в ранце.

Протекционизм - бич армии, социальное зло, он на корню подрывает веру тех, кто честно трудится на ратной ниве, в какую-либо справедливость вообще. Отсюда - социальная апатия командиров и политработников, рапорты об увольнении талантливых, но не имеющих высокопоставленных родственников офицеров, а в конечном итоге непоправимое ослабление человеческого фактора в военной сфере.

- Я полностью разделяю вашу тревогу. Но все же есть ли какие-либо конкретные рецепты лечения этой "болезни"?

- Чтобы лечить социальную болезнь, надо ее хорошо знать. Поэтому необходимы комплексные социально - психологические исследования протекционизма как явления. Думается, что при этом важное значение имело бы осуществление принципа независимости ученых от военного ведомства. Результаты исследования и меры, выработанные на основании полученной социологической информации, могли бы быть доложены соответствующей комиссии Верховного Совета СССР.

- Это программа, рассчитанная на перспективу. А что можно сделать уже сейчас?

- Если подходить к искоренению протекционизма конструктивно, а не надеяться на бесплодные "косметические меры", в которых, кстати, недостатка нет, то уже сейчас можно было бы ввести в практику принцип конкурсного замещения вакантных должностей в военно-учебных заведениях и научно - исследовательских учреждениях Министерства обороны.

Что касается "номенклатуры" войсковых должностей, то в звене "полк-дивизия" напрашивается такая система назначения, которая основывалась бы на принципе реальной альтернативности и конкурсном экзамене для кандидатов на ту или иную должность. Подобная система довольно неплохо действует в американской армии. Сейчас я говорю о принципах, которые важно детально проработать, посоветоваться с армейской и флотской общественностью, обсудить на страницах печати и закрепить в соответствующих нормативных актах.

- Не нарушит ли это основополагающий принцип единоначалия, на котором держится вся военная структура?

- Конечно же, нет. Ведь речь идет о назначении, а не о выборности. Но о назначении, которое будет осуществляться в условиях, не способствующих, а тормозящих возникновение такого явления, как протекционизм.

- Социальная защищенность - понятие широкое. Что можно сказать в этой связи о сфере межличностных отношений в офицерской среде?

- Ни для кого не секрет, что годы застоя негативно сказались на нравственных ценностях. Эта деформация коснулась армии, равно как и всего общества. Производными от нее стали такие явления, как барство, ком-чванство, хамство, унижение чувства собственного достоинства. Это подтверждается целым рядом социологических исследований. Приведу только одну цифру: более 60% опрошенных офицеров свою социальную незащищенность связывают с получением от своих непосредственных начальников приказов и распоряжений, противоречащих требованиям законов и уставным нормам. К сожалению, ныне можно констатировать, что процесс оздоровления нравственной атмосферы в офицерских коллективах идет крайне медленно, если не сказать больше.

Предвижу ваш вопрос о том, как его ускорить. Думается, что решение проблемы зависит от более активного применения правовых институтов. Тезис о правовом государстве, конечно же, касается в полной мере и армии. Уж коль это так и коль в армии существует "своя" правовая система, то она должна быть больше сориентирована на защиту личного достоинства офицера и т. д.

Если говорить о других механизмах, регулирующих межличностные отношения, то почему бы не ввести "кодекс офицерской чести" с едиными требованиями и к лейтенанту, и к маршалу? При нарушении этих требований разрешение конфликтов могло бы происходить в офицерских собраниях, а наиболее острых - в военном суде.

- Сейчас, когда идет большое сокращение армии, особенно остро встает вопрос о социальной защищенности офицеров...

- Решение проблем в этой действительно трудноразрешимой сфере, естественно, зависит от многого, и главным образом от экономического положения в стране. Это ясно. Но хотелось бы все же поделиться некоторыми соображениями.

Во-первых, я не буду оригинальным, если скажу о том, что часть средств, полученных при сокращении Вооруженных Сил, должна быть израсходована в первую очередь на повышение материального обеспечения офицерского корпуса, и особенно на "соцкультбыт".

Во-вторых, офицер, как и каждый советский человек, должен иметь реальное право, охраняемое законом, на нормированный рабочий день.

В-третьих, почему бы, например, не ввести в практику следующий принцип: "каждый офицер не может быть уволен из армии, если он не обеспечен жильем".

В-четвертых, наверное, при увольнении из армии нужно предоставлять офицеру такие льготы, как денежные ссуды на строительство дома в сельской местности.

Это лишь часть предложений по решению данной проблемы, потому что в целом вопрос значительно сложнее. Но он уже сегодня требует решения.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно