Примерное время чтения: 7 минут
76

ТОЧКА ЗРЕНИЯ. Позиции прояснились

Как известно, группа народных депутатов РСФСР выступила с политическим заявлением в адрес Председателя Верховного Совета РСФСР Б. Ельцина.

Это заявление, опубликованное и в без того неэлектризованной обстановке, подлило масла в огонь, увеличило раскол, как среди депутатов, так и в обществе. Предлагаем вашему вниманию беседу нашего корреспондента с заместителем Председателя Верховного Совета РСФСР С. ГОРЯЧЕВОЙ.

- Светлана Петровна, когда вы поняли, что позиция Председателя не соответствует вашей? Насколько я помню - несколько месяцев назад во время приезда Б. Ельцина на Дальний Восток вы, как десятки и сотни тысяч дальневосточников, ваших избирателей, демонстрировали ему свою поддержку.

- Хочу сказать, что когда Б. Ельцина только что избрали, я считала, что это хорошо. Он имел кредит доверия у народа. И то, что мы провозгласили на Первом Съезде, - это достойно жизни россиян. Наша стратегия была очень правильная. Да и деятельность Председателя в первые месяцы работы, по- моему мнению, была прогрессивной. Но начавшаяся тактика конфронтации, бесконечных ультиматумов Центру разъединила нас. В общество, как и в парламент, было внесено противостояние.

Первый тревожный "звонок" прозвучал на II внеочередном Съезде, когда критически выступил Председатель палаты Совета Республики ВС РСФСР В. Исаков, Председатель Палаты Национальностей Р. Абдулатипов также заявил, что Б. Ельцина окружили люди, которые "на ходу зайцев бреют", а не те, кто может подсказать правильный путь. Я думала, что критика будет воспринята правильно, но этого не произошло.

Уже в январе, когда я побывала у себя на Дальнем Востоке, увидела пустые полки и растущие очереди, побеседовала с людьми - мне сказали прямо: "Прекращайте заниматься политикой! Направьте усилия на решение экономических проблем. Иначе скоро перестанем вам верить". После этого мы говорили с Б. Ельциным, но не поняли друг друга.

Затем произошли события в Прибалтике и проявилось неоднозначное к ним отношение в Президиуме. Я, в частности, была против досрочного созыва сессии и из разговоров с председателями палат поняла, что мы мыслим по этому вопросу одинаково - не стоило делать скоропалительных политических шагов.

Но буквально надломило меня то, что произошло дальше. - я имею в виду ценовую политику, предложенную Кабинетом министров Павлова. Я сама присутствовала на собрании Совета Федерации РСФСР. За исключением, пожалуй, Г. Попова (правда, высказывались сомнения А. Собчаком и В. Махарадзе) все просили Б. Ельцина пойти на эту непопулярную меру, так как иного пути у нас нет!

- Вы имеете в виду планируемое кабинетом Павлова повышение цен?

- Да. Мне казалось, что члены Совета Федерации смогли его убедить. Но на Верховном Совете РСФСР, с нарушением регламента, он поставил на голосование вопрос - кто за то, чтобы согласиться с проведением ценовой реформы и обязать Председателя Верховного Совета РСФСР подписать это решение. До постановки же этого вопроса он заявил о своем негативном отношении к этим мерам. На депутатов было оказано давление, так как по регламенту он не должен давать какие-либо комментарии.

Как известно, большинства голосов это решение не набрало. На следующий же день я узнала, что еще до голосования Б. Ельцин уже дал ответ Павлову, где в категорической форме отказался подписывать соглашение о ценовой реформе.

Для меня это было как гром среди ясного неба, я была просто в шоке и прямо заявила ему, что не могу понять его политику.

Последнее - его выступление по ЦТ.

Все шестеро, кто подписал заявление, принадлежат к различным политическим течениям. В. Исаков и А. Вешняков были вначале в блоке "Демократическая Россия", В. Исаков даже вышел из КПСС. Я, Р. Абдулатипов, Б. Исаев - не входим ни в какое движение. По своей позиции я считаю себя центристом. Так что это не заговор партийных сил или кого-то еще.

- Осуждая Б. Ельцина в непредсказуемости решений, вы тем не менее выступили с политическим заявлением, не посоветовавшись предварительно с членами всего Президиума Верховного Совета и в отсутствие самого Председателя. С чем была связана такая поспешность?

- По Конституции РСФСР мы избраны как высшие руководители республики: заместители Председателя Верховного Совета, Председатели Палат заместители. На сегодня мы в равной мере, как и Б. Ельцин, отвечаем за проводимую политику.

В данном случае мы считали, что многие вопросы политической линии должны были решаться сначала в этом узком кругу, затем на Президиуме, в котором состоит 31 депутат. Главное, я думаю, в существе изложенной нами позиции.

- Только что, до встречи с вами, я спросил у заместителя Председателя Совета Республики А. Вешнякова, является ли его точка зрения отражением позиции избирателей, и получил утвердительный ответ. Можете ли вы сказать о себе то же самое?

- Во-первых, я еще не была в своем избирательном округе на Дальнем Востоке. Но намереваюсь сделать это в самое ближайшее время, чтобы объяснить свою позицию.

В данной ситуации, если избиратели не поймут меня, то их право отозвать меня или мне самой сложить с себя полномочия заместителя Председателя или даже народного депутата. Это мое право.

Хочу сказать вот что. Меня выдвигал краевой комитет по телевидению и радиовещанию. Перед этим коллективом я прежде всего в ответе. Известно из печати, что уже 20 человек из них требуют моего отзыва, но это еще не все - там работает свыше 300. Я знаю, что в трудовом коллективе этот вопрос отложен до моего приезда и обоснования моих действий.

Я не буду избегать никаких встреч. Если меня не поймут - я буду знать, что моя совесть чиста.

- Светлана Петровна, многие расценили подписанное и вами в том числе заявление, как инспирированное РКП и ЦК КПСС. В качестве доказательства называлась и многократная его трансляция, публикация текста в печати КПСС, и то, что ряд подписавших его живут в гостинице ЦК КПСС, ходят слухи и о вашем телефонном разговоре с Президентом СССР М. Горбачевым.

- С самого начала, как и все народные депутаты РСФСР, мы жили в гостинице "Россия". Затем, после избрания нас заместителями, Р. Хасбулатов предложил руководству Верховного Совета поселиться в гостиницу ближе к месту работы в районе Арбата. Я не знаю ведомственную принадлежность этой небольшой, тихой гостиницы, но это не то огромное здание гостиницы "Октябрьская", что построено ЦК КПСС недалеко от Кремля.

Также хочу еще раз повторить, что ни с М. Горбачевым, ни с И. Полозковым я не встречалась и не говорила. Но если бы встретилась с М. Горбачевым, то и ему сказала бы многое о судьбе нашего Союза, в том числе и не очень лестное в его адрес.

И в заключение, говоря о созыве внеочередного Съезда народных депутатов РСФСР, мы имели в виду, что наша работа в силу раскола достигла критического состояния и эта ситуация должна найти свое разрешение. Это главное.

В политическом заявлении не ставился вопрос об отставке Б. Н. Ельцина. Мы только сказали, что Съезд необходим для того, чтобы выслушать его, сказать ему, быть может, в чем он не прав. Может быть, большинством голосов Съезд поддержит его позиции - мы же этого сейчас не знаем! Но то, что Съезд необходим, - для всех однозначно, особенно в условиях такого экономического и политического кризиса в России.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно