Примерное время чтения: 7 минут
92

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ. Товарный щит реформы

Беседа нашего корреспондента с американским профессором А. ЯНОВЫМ.

- Александр Львович, однажды, будучи в СССР, вы по ТВ предложили продать Западу сотни километров медного кабеля, зарытого между Москвой и Ярославлем. Это шутка?

- Прорываться к рыночной экономике в условиях чудовищного дефицита без товарного щита - самоубийство. Я имею в виду - без немедленного заполнения рынка всеми видами продовольствия и потребительских товаров. Это все равно что больному делать операцию на сердце без анестезии. Да он же умрет у вас на операционном столе, скончается от болевого шока. Вот и возник этот "стратегический" кабель между Москвой и Ярославлем - символ невероятного богатства, зарытого в землю и десятилетиями там томящегося.

А рукотворные соляные горы вокруг Соликамска и Березников? Это скопившиеся за десятилетия миллионы тонн отходов калиевого производства. Соль с примесями ценными и вредными одновременно. От дождей заселяются почвы и подземные воды на десятки километров вокруг. От едкой пыли болеют дети. Говорят, что 30 - 40% малышей в этих городах страдают поражениями печени и почек.

На борьбу с соляными горами тратятся десятки миллионов рублей. Но обезвреживание старых соляных гор идет медленнее, чем образование новых. На Западе существует надежная технология защиты от таких "химических Чернобылей", но стоит она миллионы долларов, которых у вас нет. Между тем за рубежом найдется много охотников купить эти соляные горы для извлечения ценных примесей. Они готовы заплатить вам миллионы долларов и заодно избавить от экологического несчастья.

Причем это не медь - "стратегическое сырье", "хлеб войны" и т. д. (Словно бы нефть, которую вы экспортируете миллионами тонн, - это манная каша, а не стратегическое сырье!) Ценные примеси в соляных пирамидах - это тоже "стратегическое сырье", но ведь ваша промышленность извлечь их все равно не может: нет технологии, нет мощностей.

Если я не ошибаюсь, бедные, виноват, богатые японцы уже не первый год облизываются на ваши пирамиды. А вы продолжаете нуждаться в самом необходимом, И так во всем. С одной стороны - баснословное бесхозное богатство, а с другой - африканская нищета. И никто не пытается это богатство претворить в народное благосостояние. Да вот вам самый недавний пример.

Десятки тысяч советских танков должны быть по условиям Парижского договора уничтожены. Их поставят ржаветь под международным наблюдением. Но гусеницы-то на них из высоколегированной стали! Это не чета даже медному кабелю. И что же? Обсуждается в ваших газетах, какие прорехи можно было бы этими гусеницами залатать? А Эвересты изношенных гусениц на ваших танкодромах? Почему они до сих пор не превратились в Эвересты детской одежды?

- Допустим, вас послушались и продали кабель вместе с соляными пирамидами и несчитанными гусеницами...

- ...и вместе с томящимися в земле нефтяными и буровыми трубами в "сухих" месторождениях, и вместе с гигантскими отходами металлургического производства (одних лишь отходов черной металлургии, по расчетам неутомимого исследователя ваших свалок А. Барановского, накоплено на 10 миллиардов долларов).

- Хорошо, продали. Получили - пусть даже 100 миллиардов долларов. Затопили страну всем, что угодно для советской потребительской души. А толку-то? Износим, съедим. Что не успеем разворовать, сгноим. А дальше что?

- Но я говорю о товарном щите реформы. Экономисты подсчитали, что для создания в стране основной инфраструктуры рыночного хозяйства нужно 1000 дней. Так вот на эти 1000 дней, пока заработает ваша собственная приватизированная легкая и пищевая промышленность, я и предлагаю прикрыть народ товарным щитом.

Короче, цель товарного щита в том, чтобы прорыв к рынку ассоциировался в сознании масс с благосостоянием, а не с нищетой. Важно дать людям время убедиться, что рынок - это не пугало, а нормальный образ жизни для уважающего себя народа. Но у товарного щита есть еще сложнейшие организационные и политические аспекты.

- Даже политические?

- Еще бы! В стране сформировалось мощное антирыночное лобби. "Мы не такие, как все, - уверяют антирыночники, - мы уникальные. Весь мир живет с рынком, а мы - с социалистическим выбором. У нас хоть зад и голый, но зато лицо человеческое". Так вот товарный щит предназначен сделать очевидной западню, которую ваши изоляционисты сами для себя построили. Если они станут с товарным щитом воевать, народ тотчас поймет, что они против его благосостояния. А если они возражать не станут, им придется "поступиться принципами". В любом случае они окажутся деморализованы и расколоты.

- А организационный аспект?

- Здесь сердце проблемы, Если распределение импортных продуктов и товаров доверить госторговле и бюрократии, то ваш скептицизм вполне уместен: что не разворуют, то сгноят. Государственная система распределения сегодня - канал для перекачки всего, что произведено или импортировано, на черный рынок. Для того чтобы товарный щит состоялся, госторговлю надо вывести из игры, разорить, обанкротить.

А для этого придется на несколько месяцев (покуда госторговля не вылетит в трубу и тогда можно будет скупить ее магазины, базы и склады) создать альтернативную, независимую от государства сеть распределения. Возможна ли такая гигантская операция в такой громадной стране? Есть ли еще у нее живые, некоррумпированные силы, способные это совершить?

- Даже представить трудно, как все это можно сделать. А потом весь этот лом надо еще собрать и вывезти...

- Ну, собрать и вывезти - это еще полбеды. Объявите, что в обмен на лом выдаются импортные товары, - и люди сами вам все притащат. Есть же готовая структура сбора вторсырья. Настоящая проблема - не вывезти, а ввезти все эти товары, не дать их разграбить.

Помните, как в 1948-м союзники прорывали блокаду Берлина, объявленную Сталиным? Они создали легендарные воздушные мосты, ввозили товары на гигантских транспортных самолетах. Без помощи военных (у которых тоже ведь есть младенцы, нуждающиеся в распашонках, и жены, измученные очередями), без помощи Запада провести эту операцию невозможно.

Вот я и предлагаю создать мощную общественную организацию, если угодно, Директорат Товарного Щита. Ему понадобятся полномочия от союзного и республиканских парламентов. В него могут войти такие люди, как Тихонов, Вольский, Бунич, Вологжин - деловая элита, которой можно доверить народное добро, которая и с военными сумеет договориться, и с Западом. Я назвал людей, уже собравших вокруг себя здоровое ядро предпринимательского корпуса страны и поэтому способных превратить операцию "Товарный щит" в массовую школу предпринимательства.

- Извините, но чем яснее становится мне ваша идея, тем меньше я в нее верю - в условиях нынешнего развала.

- Вы вполне можете оказаться правы. Если у талантливого 290-миллионного народа не найдется нескольких десятков тысяч дельных и честных администраторов, предпринимателей и продавцов, тогда он, наверное, и вправду безнадежен. Но я отказываюсь в это верить.

Говорят, Запад вам поможет. Но ведь помочь можно только тому, кто способен помочь себе сам. Вы способны? Тогда докажите это миру и, главное, самим себе. Я не говорю: хватит разоблачать прошлое. Но пора уже и будущее строить. Если так, то почему не начать это строительство с товарного щита? Люди измучились, изголодались. Им так нужна передышка...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно