Примерное время чтения: 6 минут
69

ТОЛЬКО ДЛЯ ЧИТАТЕЛЕЙ "АиФ". А Правительство работает...

Судя по многочисленным звонком и телеграммам, наши читатели очень обеспокоены тем, что в пылу политических страстей руководство страны забыло о нуждах народа, занялось выяснением отношений между собой, а текущая работа, в частности, правительственных органов полностью парализована. Наш корреспондент П. ЛУКЬЯНЧЕНКО связался с первым заместителем председателя Правительства России А. ШОХИНЫМ и попросил его рассказать, чем занималось Правительство после известного субботнего обращения Президента В. Ельцина.

В ВОСКРЕСЕНЬЕ мы собирались президиумом Правительства, а затем "большим" Правительством и зафиксировали свою позицию, выражающуюся в следующем: несмотря на все сложности политической ситуации, Правительство должно стать в определенной степени гарантом стабильности - как политической, так и экономической. Регулярная, рутинная, если хотите, работа в министерствах должна продолжаться.

По себе могу сказать, что у нас было. В понедельник провел переговоры со шведским министром по делам Европы и внешней торговли У. Динкельспилем, приехавшим с большой группой крупнейших шведских предпринимателей. Мы обсудили вопросы заключения к июлю соглашений о взаимной защите инвестиций, об избежании двойного налогообложения, о сотрудничестве в области таможни и т.д., а также рассмотрели конкретные крупные российско-шведские проекты.

В понедельник же я провел совещание аппарата Правительства и сотрудников Министерства внешних экономических связей, Центрального банка, Внешэкономбанка, Министерства экономики, Минфина, на котором обсуждался широкий комплекс вопросов о совершенствовании внешнеэкономической деятельности в контексте той критики, которая в последнее время звучала в адрес Правительства.

В понедельник я проводил еще одно совещание - по подготовке к ратификации соглашения о защите инвестиций между Россией и Соединенными Штатами. Смысл состоял в том, чтобы посмотреть, насколько мы готовы к ратификации, есть ли замечания у ведомств, у Верховного Совета. Если во время встречи Б. Ельцина с Б. Клинтоном возникнут какие-то вопросы, то можно было бы быть готовыми на них ответить.

В понедельник я собирал участников переговоров по так называемой энергетической хартии. Речь идет о соглашении между 50 странами, которые пытаются определить условия механизма сотрудничества в такой чувствительной сфере, как энергетика. Если базисное соглашение энергетической хартии будет подписано в приемлемом для России варианте, то это, в частности, откроет путь для России в вопросе регулирования инвестиционных потоков в энергетику и, возможно, другие отрасли. Нас уговаривают поскорее подписать соглашение, но мы жестко отстаиваем свои позиции. Поэтому нынешний, уже 37-й по счету вариант базисного соглашения, видимо, будет не последним.

Что мы делали во вторник? Мы сейчас выруливаем на последнее заседание Парижского клуба, который должен принять окончательное решение по долгу бывшего Советского Союза. Нам удалось согласовать все исходные переговорные позиции, которые на протяжении последних месяцев были предметом больших споров. Это и российско-украинские споры, и споры между Россией и кредиторами. Так вот, во вторник проведенные переговоры позволяют сделать вывод, что мы уже близки к этим соглашениям.

Во вторник же я провел совещание по проекту закона о свободных экономических зонах, мы готовы теперь представить его в Верховный Совет. В частности. Правительство предлагает сделать упор на небольшие зоны - зоны экспортного производства и свободные таможенные зоны, понимая, что нынешние зоны в масштабах областей, регионов, краев - на самом деле являются просто некоторыми льготами регионам и вряд ли их можно рассматривать как полноценные свободные экономические зоны. Мы не предлагаем отбирать уже существующие льготы у регионов, но будем ускоренными темпами развивать таможенные зоны и зоны экспортного производства - в основном в тех краях, областях, республиках, которые по Указу Президента получили законодательный статус свободной зоны.

Сегодня у нас среда. В 10 часов утра я должен быть на заседании правительственной Комиссии по гуманитарной и технической помощи. В повестке дня - отчет Министерства внутренних дел по контролю за использованием гуманитарной помощи. Иногда приходится слышать, что из 60 млрд. руб. гуманитарной помощи 40 млрд. разграблено коммерческими структурами. Здесь налицо явное недопонимание. Мы очень активно сейчас используем то, что на Западе называют монетизацией гуманитарной помощи. И как минимум 60% помощи у нас идет по рыночным каналам. Помощь к нам приходит не в форме уже готовой для распределения между нуждающимися, а в самом разнообразном виде. Нам приходится продавать ее на бирже, а вырученные деньги распределять через фонд социальной поддержки населения. Аукционная форма реализации гуманитарной помощи становится сейчас главной - и это не столько наша инициатива, сколько инициатива доноров, которые хотели бы двух зайцев убить. Но в рамках такого движения злоупотреблений не меньше, чем при прямом распределении. Приходит, к примеру, партия товаров, которые можно условно назвать предметами роскоши, - дорогие ткани, подвенечные платья, вечерние туалеты. И возникает проблема. Во-первых, мы не хотим допустить, чтобы доноры из-за рубежа под видом гуманитарной помощи, не облагаемой таможенными пошлинами, пытались просто реализовывать товар в России. И, во-вторых, мы не хотим, чтобы российские партнеры, реализуя эти товары с аукционов, занижали их стоимость и забирали себе большую часть вырученных средств. Поэтому мы вынуждены контролировать движение гуманитарной помощи на всех этапах, в том числе силами правоохранительных органов.

Сегодня же приезжает премьер-министр Словакии В. Мечьяр. Я активно сейчас готовлюсь к завтрашним переговорам с ним.

Думаю, что даже по этим трем дням видно: Правительство не сидит сложа руки, а работает. Хотя обстановка, понятное дело, достаточно сложная. Это как раз один из аргументов и фактов в пользу того, что налицо все основания считать: островки стабильности у нас есть, и достаточно большие.

- Если не секрет, чью сторону возьмет Правительство в том случае, если съезд вынесет решение об импичменте Президенту?

- Если это произойдет, то только один человек в Правительстве сможет выбирать - это премьер-министр, поскольку он назначен съездом. Мы же все назначены Президентом... Я думаю, что сегодня не стоит делать драматических шагов ни той, ни другой стороне. Пространство для маневра есть, и его надо использовать.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно