Примерное время чтения: 7 минут
468

ПО ПРОСЬБЕ ЧИТАТЕЛЕЙ. О взаимосвязи наступательных и оборонительных вооружений

В СВЯЗИ С ТЕМ, что гонка вооружений - и наступательных и оборонительных - в последнее время вступает в новые витки, а объяснение их значимости для судеб мира дается на Запале и Востоке различное, с особой остротой встает ряд вопросов. Что такое наступательные и оборонительные вооружения? В чем их взаимосвязь? Каково военно- политическое значение этой взаимосвязи?

Главный аспект этой проблемы - политическое предназначение вооружений конкретного государства или военно-политической группировки. С этой точки зрения вооружения СССР, государств Варшавского Договора, проводящих политику мира, являются оборонительными. Они составляют материальную основу сугубо оборонительной военной доктрины стран социалистического содружества и предназначены только для их защиты. В свою очередь, вооружения США и НАТО, преследующих агрессивные цели, могут квалифицироваться как наступательные.

Важна и военная сторона. При этом следует учитывать, что дать четкое военное определение указанным понятиям очень трудно. Грани между чисто наступательными и оборонительными видами вооружений очень подвижны: одно и то же оружие может использоваться и в наступлении и в обороне.

Это обстоятельство используют на Западе с ловкостью факира, когда там с помощью различных манипуляций пытаются доказать "угрозу с Востока". Утверждается, например, что поскольку, мол, танк - это прежде всего наступательное оружие, то 25 тыс. танков Варшавского Договора в Европе - это "мощный ударный кулак", "символ агрессии". И тут же, попреки всякой логике, 25 тыс. танков НАТО объявляются чуть ли не символом оборонительного оружия, поскольку они якобы предназначаются для "сдерживания агрессии".

Как видим, в первом случае за основу взята военная сторона дела, а во втором - политическая, и к тому же искаженная. В таком двойном подходе и состоит суть натовских манипуляций. При рассмотрении же этого вопроса важен прежде всего политический аспект. Он позволяет полнее представить себе и сугубо военное предназначение тех или иных вооружений, а также их взаимосвязь.

В современных условиях особо важна взаимосвязь между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями. Состоит она в том, что создание одних порождает создание других, приводя к взаимообусловленной гонке вооружений.

Рейган демагогически заявляет, что создание космических систем противоракетной обороны (ПРО) сделает-де бесполезным обладание ядерным оружием. Какой, мол, смысл будет иметь ядерное оружие, если средства доставки "наверняка" будут уничтожены в космосе, а если что и останется, то будет добито наземными средствами ПРО. На первый взгляд это может показаться даже привлекательным для несведущих людей - ведь президент говорит вроде бы об оборонительных мероприятиях. Но столь радужная перспектива - обман чистой воды.

С развертыванием Соединенными Штатами "противоракетного щита" над всей территорией страны Советский Союз был бы вынужден предпринять соответствующие ответные меры с тем, чтобы не допустить подрыва военно-стратегического равновесия. США предприняли бы новые попытки добиться превосходства. Тем самым в перспективе, если положить начало милитаризации космоса, очевидна не рейгановская демагогическая идиллия "обеспечения мира", а непрерывная цепь военных мер, контрмер и контр- контрмер, т. е. беспрецедентная по масштабам гонка и наступательных и оборонительных стратегических вооружений. В том-то и состоял смысл Договора о ПРО, что он нацелен на пресечение такого опасного варианта развертывания событий. Заключив в 1972 г. одновременно и Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений, и Договор об ограничении систем противоракетной обороны, СССР и США тогда этим признали, что между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями существует неразрывная взаимосвязь. Теперь же США намерены эту взаимосвязь разорвать.

Утверждение Вашингтона, будто создание и развитие средств космической ПРО не приведет к наращиванию стратегических наступательных потенциалов, - обман общественного мнения. Об этом свидетельствует и тридцатилетний опыт военного строительства в США. Начав в середине 50-х годов прорабатывать концепцию противоракетной обороны, в Пентагоне одновременно начали разрабатывать и способы наступательного преодоления ПРО, а также вообще качественного повышения мощи наступательных вооружений.

Итогом, в частности, явилось создание в США в конце 60-х годов ракет с разделяющимися головными частями, которые не только имеют по нескольку боеголовок (часть их должна-де уцелеть при преодолении ПРО), но и способны совершать маневр в космосе, чтобы уклониться от ударов противоракет.

В середине 70-х годов СССР был вынужден создать аналогичные системы оружия. Но это было лишь началом борьбы между оборонительными и наступательными стратегическими вооружениями.

Гонка вооружений, которая была бы порождена реализацией американской "оборонительной концепции", чревата опасными политическими последствиями. Она крайне негативно скажется на взаимоотношениях государств, общей политической атмосфере.

Десятки или сотни космических боевых станций, способных одновременно уничтожить тысячи объектов (ракет, боеголовок, самолетов в полете), - таковы приводимые в американской печати показатели возможного размаха в создании средств ПРО в околоземном пространстве. А если к этому добавить планы наращивания наступательной ударной мощи, которые в этих условиях стали бы и качественно и количественно иными, чем даже нынешние гигантские планы? Фактически были бы открыты шлюзы для безудержного наращивания всех видов стратегического оружия - и наступательного и оборонительного. При реализации этих планов сложилась бы совсем иная, чем ныне, военно-политическая обстановка, многократно увеличилась бы вероятность ядерного конфликта. Если сегодня в США вынуждены сознавать, что развязывание ими всеобщей ядерной войны привело бы к самоуничтожению, то при наличии так называемой "абсолютной защиты" оценки, надо полагать были бы иными. Могла бы сработать и опасная иллюзия превосходства американского "противоракетного щита". Результатом этого может быть нажатие на американские ядерные кнопки.

Существует и другой важный аспект взаимосвязи оборонительных и наступательных стратегических вооружений: сами оборонительные вооружения, по очевидным расчетам Пентагона, будут способны выполнять стратегические наступательные задачи, т. е. непосредственно участвовать в нанесении первого (обезоруживающего) ядерного удара. Суть этих расчетов: с помощью противоспутникового оружия "ослепить" Советский Союз, затем нанести внезапный первый удар, а с помощью системы ПРО - "добить" в космосе и атмосфере советские средства, которые использовались бы в ответном ударе. Результатом было бы, мол, "обезоруживание" СССР, тогда как США якобы не только уходили бы из-под ответного удара, но и сохраняли стратегический ядерный резерв, который и обеспечил бы окончание войны "на выгодных для США условиях".

Из этого следует, что "оборонительная" концепция Рейгана носит отнюдь не оборонительный характер. На деле речь идет об агрессивной концепции, в которой не только наступательные средства, но и система ПРО выполняли бы функцию "обезоруживания" СССР - лишения его способности нанести ответный удар. В этом и состоит суть американских замыслов наращивания наступательных арсеналов первого удара, в том числе путем милитаризации космоса. Но эти замыслы обречены на провал.

СССР никогда не окажется безоружным против любой угрозы. Как вновь подтвердил товарищ К. У. Черненко, "пусть знают все, что никаким любителям военных авантюр не удастся застать нас врасплох, никакой потенциальный агрессор не может надеяться избежать сокрушительного ответного удара".

Л. СЕМЕЙКО, кандидат военных наук

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно