Примерное время чтения: 5 минут
197

Деньги: живые, но грязные

В последний месяц коррупционные скандалы взрываются над страной, как праздничные фейерверки, освещая очевидное: в карманы чиновников переливаются миллионы бюджетных рублей.

С ДРУГОЙ стороны, члены правительства беззастенчиво декларируют по пять квартир, каждая больше 100 м2, загородные дома, земельные наделы. И всем ясно, что это только самая верхушечка айсберга - то, что они вынуждены показать народу. Неужели контроль невозможен?

ПОПЫТКИ контроля за крупными тратами чиновников уже были. Я тогда работал в налоговых органах. Действовали следующие нормы: израсходована сумма свыше 10 тысяч долларов - изволь сообщить в налоговую инспекцию. Помню, мы тогда море бумаги перевели, всё было занято мешками с этой информацией. Но главного не было: ответственность госчиновников в законе не прописали. А какой же закон без ответственности?

За рубежом, если ты покупаешь недвижимость, тебе сразу говорят: "Давай, парень, документы, откуда деньги: либо это кредит, либо нотариально заверенное завещание на миллион долларов". У нас пока ничего этого нет.

Мы намерены установить режим мониторинга за счетами лиц со значительными публичными полномочиями: я имею в виду чиновников, депутатов, глав госкомпаний ("Газпрома", "Роснефти", "Татнефти" и др.), членов их семей и их деловых партнёров. Госдума готовит соответствующий законопроект. Этого же требует и подписанная Россией Конвенция ООН против коррупции.

Сделки с недвижимостью под контролем

ДВА года назад приняты поправки в закон о противодействии отмыванию денег, по которым сведения о подозрительных сделках нам должны сообщать не только банкиры, но и аудиторы, нотариусы, страховщики, ломбарды, организации, занимающиеся игорным бизнесом, риелторы. Последние, к примеру, должны направлять сообщения о сделках на сумму свыше 3 млн. руб.

Когда мы принимали эту поправку в закон, я с сомнением спрашивал у коллег в Англии и во Франции: "Какой же нотариус будет сдавать своего клиента?" Мне объяснили, что и у них не все поголовно соблюдают закон. Но важно уже то, что такой закон есть.

В прошлом году нами проведено более 900 проверок ломбардов, организаций, занимающихся игорным бизнесом, риелторов. Нарушения выявлены в 70% случаев! Это восемнадцать с половиной миллиардов рублей, о которых нам вовремя не сообщили! Думаю, в ближайшее время можно ожидать громкие дела по страховым компаниям с многомиллионными и многомиллиардными суммами. Руководство Федеральной службы страхового надзора очень серьёзно относится к этой проблеме. Мы уже провели несколько крупных совместных проверок.

Под контролем Росфинмониторинга находятся также почтовые и некоторые альтернативные (безналичные) денежные переводы. Всё чаще в схемы отмыва денег вовлекают, причём почти всегда вслепую, "нелегалов" из СНГ: Украины, Белоруссии, Узбекистана, Казахстана. Их "цепляют" где угодно - на стройке, на рынке, по их паспортам открывают счета с пластиковой картой. В лучшем случае бросают за это копеечную подачку. Хорошо ещё, что "по башке не дадут", чтобы забыли, кому давали свои паспорта. Для нашего расследования это самая трудная схема. Деньги, как правило, уходят в страны СНГ, а там либо нет финансовых разведок, либо они по ряду причин пока работают не очень эффективно. Поэтому сегодня для России особенно важно навести порядок в миграционных потоках.

Заплатил карточкой - получи приз

НО ЕСЛИ деньги перемещаются "живьём", то есть ящиками и мешками, то они, к сожалению, вне сферы нашей компетенции. Проблемы в том, что в российской экономике очень много наличных денег. 97% платежей в торговле осуществляется наличными. Это уже угрожает национальной безопасности. Немалая часть наличности идёт на подкуп чиновников, закупку больших партий оружия и наркотиков, финансирование экстремистской деятельности и другие преступные деяния. Необходимо заинтересовать банкиров и бизнесменов в развитии безналичных платежей, предоставить им льготы, давать простым людям скидки, премии, бонусы, чтобы большинство платежей было выгодно производить без участия "живых" денег. Правительство и Центробанк в ближайшее время собираются представить соответствующую программу.

Ежедневно в Росфинмониторинг поступает из банков 20 тысяч сообщений об операциях на суммы свыше 600 тыс. руб. В год таких сообщений набирается 8 млн. Наше мнение - избыточной информации быть не может. Даже если её основной массив не криминальный, мы должны её исследовать. На основании наших сигналов Центробанк принимает меры: штрафы, смена руководства. Крайняя мера - отзыв лицензий. Правда, на Западе штраф в этом случае может доходить до 80 млн. евро, а у нас - 20-30 тыс. рублей (примерно столько же стоит хороший ужин банкира в ресторане).

Ещё один важный момент - Росфинмониторингу следует дать больше времени на работу с подозрительными банковскими платежами. Сейчас такие операции могут замораживаться на срок до пяти дней. Этого мало, чтобы проследить подозрительные цепочки. Нужно 30-45 дней.

Не надо откладывать все эти меры в долгий ящик. "Серые" схемы придумывают очень умные люди. Мы стараемся их не афишировать, но достаточно сказать, что методы, которыми пользовался Содбизнесбанк (в 2004 г. он первым лишился лицензии за отмывание денег), были приняты на вооружение многими банками, у которых сейчас уже тоже отозваны лицензии. К счастью, ЦБ проявляет настойчивость и довольно эффективно наводит порядок в банковской сфере.

Материалы наших расследований уже "осветили" преступное происхождение более триллиона рублей. Иногда в прессе встречаются укоры - мол, у Росфинмониторинга нет ни одного громкого дела. Моё убеждение - это хорошо. Мы даже не рекомендуем использовать наши документы в материалах суда или следствия. Наша цель - спокойно выдавить с рынка недобросовестных участников и сделать финансовый сектор прозрачнее.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно