Примерное время чтения: 8 минут
107

Кавалеру двух орденов Славы не на что купить туалетную бумагу

Юрий Иосифович ПЛОТИНСКИЙ ушел на фронт в 16 лет, был воздушным десантником, на его счету более 400 прыжков с парашютом, а вот носить пиджак, пестрящий боевыми наградами, он, увы, не может - слишком тяжел для ослабленного болезнями и плохим питанием организма.

О том, что пенсионеры наши отнюдь не жируют, а зачастую едва-едва сводят концы с концами, хорошо известно. Но, когда на грани нищеты и выживания оказывается ветеран и инвалид войны и труда, становится по-настоящему больно и стыдно за нашу державу.

О ветеранах

- МНЕ очень обидно, что так наплевательски относятся к ветеранам в нашей стране. Мы ведь последние из могикан, мы - живая история, неужели мы не заслужили если не достойную, то хотя бы более-менее сносную старость? Нас, инвалидов войны, совсем мало, и жить нам осталось всего ничего, а мне Платонов, председатель Московской думы, к которому я обращался за помощью, пишет: "Потерпите, Юрий Иосифович, когда-нибудь все будет хорошо". Я ему второй раз написал, что мне нужно, чтобы сейчас было хорошо, потому что я не доживу до "когда-нибудь".

Наши политики все время твердят: страна должна жить по средствам. Так давайте жить по средствам. Я Путина очень уважаю: милый, добрый, хороший человек, но его за горло берут, не дают ему нормально работать. Почему Дума получает огромные деньги? Почему каждый из депутатов имеет по 50 помощников, людей, которых на пушечный выстрел нельзя туда подпускать? Нам ставят преграды на увеличение пенсий, а сами гребут под себя все подряд.

О здоровье

ВО ВРЕМЯ войны под Балатоном я был очень тяжело ранен в живот и в грудь. Никто и не надеялся, что выживу, но спасли. А в 1993 году (прошло почти 50 лет) у меня лопнули швы на брюшной аорте. Шесть часов длилась операция, два месяца я пролежал в больнице. Да, меня снова спасли, но с тех пор я практически не могу ходить. Ноги отказали. Не могу сам себя обслуживать. Но первую группу инвалидности мне не дали, только вторую, объяснили, что на первую лимит кончился. Мне требуются лекарства, которых нет в бесплатном списке. А покупать я их не могу. Не так давно у меня был инфаркт, боюсь, что вот-вот будет второй. Потому что стоит мне поговорить по телефону с кем-нибудь из органов социальной защиты, я потом две недели в лежку лежу. Говорят нахально, безапелляционно, неуважительно... У нас очень много органов социальной защиты, но мне кажется, что они работают не для нас, а для себя. То есть мы для них, а не они для нас.

О вкладе

В 91-М ГОДУ, мы в то время жили с женой очень неплохо, я положил на книжку 7 тысяч рублей, тогда на эти деньги можно было купить машину. И что в результате? В октябре 2000 года мне выдали тысячу рублей компенсации и сообщили, что на книжке осталось 7 рублей. Все остальное похерили. Оригинальным движением руки 7 тысяч превратились в 7 рублей. Я уже не говорю о процентах за 10 лет.

Крик о помощи

МНЕ 75 лет, я профессор ветеринарной медицины, 40 лет проработал в Ветеринарной академии, подготовил 92 аспиранта и десятки тысяч дипломников, сегодня вынужден просить помощь, как нищий. Да я и есть нищий. Я износился: у меня нет обувки, нет, простите, нижнего белья, носков. Мы не можем позволить себе купить туалетную бумагу. Телевизор уже пять лет не работает, не можем заплатить мастеру. Вместе с нами в однокомнатной квартире живет 95-летняя бабушка, которая находится на нашем иждивении. У бабушки есть внучка, очень больная девочка, мать которой тоже инвалид, поэтому вся бабушкина пенсия полностью идет этим несчастным женщинам, иначе они просто погибнут. А мы не можем этого допустить. Все наши деньги уходят только на еду и лекарства. И то не хватает. Хорошо, что жена, работающая в больнице, имеет возможность приобретать жизненно необходимые мне препараты с небольшой скидкой. Если кто-то из власть имущих услышит мой крик о помощи и чуть-чуть поможет, хотя бы приобрести вещи первой необходимости, до конца дней своих буду за него Бога просить.

Прокомментировать ситуацию мы попросили заместителя начальника управления социальной защиты населения Восточного административного округа г. Москвы ГУБИНУ Наталью Леонидовну. Однако вместо комментария получился прелюбопытнейший диалог.

- Плотинский Юрий Иосифович? Да у него с головой не все в порядке. Человек сидит дома, ему не с кем общаться, вот он и пишет всем без конца, кому хочет, тому и пишет. А если с ним поговорить, он такие вещи несет, например, что все кругом дураки, начиная с правительства, потому что надо свеклу и сахар покупать на Кубе. Поэтому я считаю, Плотинский не тот человек, о котором надо в "Аргументах и фактах" писать. Вы меня только правильно поймите. Есть другие, более сложные вопросы.

- Но все-таки речь идет о заслуженном человеке, инвалиде, ветеране...

- Что вы имеете в виду? Вы правильно должны понимать, что такое заслуженный человек. Всю положенную помощь от государства он получает. Его пенсия...

- Я знаю. 1659 рублей.

- Ничего подобного. А ежемесячная доплата мэрии начиная с 1 мая 2000 года? У него где-то 1800 получается. А в феврале еще прибавят. На эти деньги можно очень хорошо жить.

- Думаете?

- Что "думаете"?

- Что можно хорошо жить?

- Но другие-то живут. Кроме того, у него жена молодая, работает. А вы знаете о том, что у Плотинского три квартиры в Москве? Он их сдает. Так что он у нас очень обеспеченный. И не надо из него бедного и заслуженного делать.

- Три квартиры?

- И детей у него много. Вот пусть они о нем и заботятся. А вам не надо таких вот хулиганов поддерживать.

- Вы считаете, что он хулиган?

- А вы считаете, нет? Мое мнение такое, пускай он заслуженный, но то, что ему положено, как заслуженному, он все получает. А из-за того, что он везде пишет и все идут ему без конца на уступки, все время что-то дают, кому-то другому, действительно нуждающемуся, одинокому, не хватит. Вы посмотрите, как у нас много стариков. А молодые умирают. И дети-сироты остаются с бабушками и дедушками. Вот где проблема. Для нас главное - детей поддержать. У нас мальчики из Чечни приходят круглые сироты, без рук, без ног. Вот это горе. А этот пишет и пишет. Живет в своей квартире, в тепле...

- А вы были у него дома?

- Лично я не была.

- Так я могу вам сказать, крохотная однокомнатная квартирка, где кроме него с женой живет 95 летняя бабушка.

- Мама его, да.

- Нет, это мама жены. Причем бабушка находится на их иждивении.

- Я этого не знаю.

- Вот видите, вы не знаете.

- Нет, я говорю в том плане, что не знаю, что он там вам наговорил. Я могу дать официальную справку, кто сколько получает и какие все эти матери-дочери инвалиды. И вообще, я вас прошу как человек, как руководитель, не надо делать из Плотинского героя наших дней.

- Простите, Наталья Леонидовна, сколько вам лет?

- 35.

- А вы никогда не задумывались, что, если бы не такие вот "хулиганы", как Юрий Иосифович Плотинский, нас с вами, возможно, и в живых бы не было?

На вопросы корреспондента "АиФ. Здоровье" отвечает ПЛОТИНСКАЯ З. М., жена Юрия Иосифовича.

- Зоя Михайловна, извините, если мой вопрос покажется вам не совсем корректным, но я слышал, что вы достаточно молодая женщина?

- Молодая? Спасибо за комплимент. Я родилась в 1934 году.

- Правда ли, что Юрий Иосифович владеет тремя квартирами, которые он якобы сдает?

- Господь с вами, какие три квартиры? Вот уже десять лет мы живем с ним в этой однокомнатной квартире. Он, кстати, здесь не прописан, потому что кроме меня тут прописаны моя мама, брат и племянник. А там, где прописан Юрий Иосифович, живут сейчас его сын от первого брака, жена сына, ребенок и родители жены. А больше никаких квартир нет.

- Сколько детей у Юрия Иосифовича?

- Только один сын.

- Он помогает отцу?

- Видите ли, не всегда у детей, к сожалению, есть возможность помогать родителям, даже если они этого и хотят...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно