Примерное время чтения: 16 минут
125

Террористы рождают страх. СМИ его распространяют

Террор в переводе с латинского означает "ужас". Ужас от уже пережитого и ужас от того, что в любой момент это может произойти снова. Цель террористов - не уничтожить тот или иной объект. Цель - посеять страх. Взорванные дома в Москве, Волгодонске - мы еще очень хорошо помним, что пережили тогда. Трагедия в Америке всколыхнула ужас и страх снова...

ЛЮБАЯ чрезвычайная ситуация - это внезапная потеря стабильности, веры в то, что жизнь будет идти своим чередом, что она поддается контролю и прогнозируется на ближайшее обозримое будущее. Это деморализует массу людей. При этом, как отмечают медики, природные катастрофы человек принимает легче. "Списывает" их на кару Господню, например. Так называемые антропогенные чрезвычайные ситуации - учиненные человеком - наносят психике больший ущерб. И в том и в другом случае избавиться от душевных шрамов, к сожалению, не всегда удается без помощи врачей.

Профессор Зураб Ильич КЕКЕЛИДЗЕ, заместитель директора Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского МЗ РФ, руководитель научно-методического центра неотложной психиатрии и помощи при чрезвычайных ситуациях, оказывал помощь пострадавшим при взрывах в Москве, при падении самолета в Иркутске, на шахте Зыряновская в Новокузнецке, заложникам в Кизляре и многим другим.

- Имеется ли в США специальная система оказания психиатрической помощи пострадавшим при ЧС?

- Конечно, эта система существует уже давно. И наша программа психиатрии чрезвычайных ситуаций разработана в сотрудничестве с американцами. При этом они официально признают, что в этой области Россия сильнее. Пожалуй, только у нас существует отдельная структура, которая занимается исключительно психиатрией чрезвычайных ситуаций, врачи проходят специальную подготовку именно в этом направлении. В США в системе оказания помощи пострадавшим участвуют не столько психологи и психиатры, а больше социальные работники. Например, среди пожарных обязательно есть священник, и функция "поддержания духа" возложена на него.

- Когда по телевизору показывали кадры "американской трагедии", было очень страшно. Что же должны были пережить те люди, которые оказались непосредственными свидетелями и участниками теракта?

- Страх - это нормальная реакция на ненормальные обстоятельства. Не каждый день что-то взрывается. Не каждый день мы видим, как тысячи людей умирают среди бела дня в центре города. Если человек на это не реагирует - это как раз скорее говорит о его психическом нездоровье. В чрезвычайной ситуации примерно у 70%, непосредственно участвовавших в ней, возникает острая реакция на стресс. Она длится от нескольких минут до нескольких суток. В некоторых случаях острая эмоциональная нагрузка настолько сильна, что организм с ней не справляется, особенно если страх не может реализоваться в конкретные действия по самоспасению (например, в самолете, терпящем катастрофу). Иногда пострадавший в состоянии психического шока впадает в ступор - цепенеет и не может сдвинуться с места. Либо, наоборот, приступ паники вызывает дезориентацию: человек бежит сломя голову, часто подвергая свою жизнь и окружающих еще большей опасности. Или ведет себя агрессивно, бывает, даже нападает на спасателей.

Люди же с наиболее устойчивой психикой сохраняют способность к активным действиям не только ради собственного спасения, но и для оказания помощи другим. Как правило, это те, кому уже приходилось попадать в подобные ситуации - по роду профессиональной деятельности, например. Но страдают - в той или иной мере - все, кто соприкасается с трагедией. И спасатели, и врачи. Когда два года назад мы приехали на место второго взрыва в Москве, увидели в развалинах мертвого трехлетнего ребенка. У меня до сих пор в глазах стоит эта картина. Одному из моих коллег стало плохо, поднялось давление, его рвало - хотя, казалось бы, сколько раз он уже присутствовал на местах катастроф. Есть такое понятие, как "вторичная жертва". Это люди, которых чрезвычайная ситуация не коснулась непосредственно, но они затем стали свидетелями последствий. Когда специалисты нашего центра выезжают на место ЧС, сначала мы выясняем, в каком состоянии находятся врачи, оказывающие первую помощь. Потому что очень часто в помощи нуждаются они сами.

- Как долго человек может оправляться от пережитого?

- Посттравматические стрессорные реакции могут длиться месяцами, а иногда годами. Это телесные раны вылечиваются за неделю-другую. У приблизительно 30 процентов людей, так или иначе соприкоснувшихся с чрезвычайными ситуациями, затем появляются проблемы. Нарушены сон, память (особенно запоминание, концентрация внимания), человек испытывает постоянный душевный дискомфорт, приступы страха, тоску, тревогу - вплоть до глубокой депрессии, суицидальных мыслей, снижается интеллект. Каждый пытается преодолеть это по-своему. Один старается чаще менять обстановку, уезжать в другие города, другой носится на машине по городу с бешеной скоростью, когда ему плохо. Третий уходит в запой или не вылезает из казино. Кто-то занимается сексом без удержу (считается, что это отвлекает, снимает напряжение), хотя практически не получает удовольствия от этого. А у других, наоборот, появляются проблемы в интимной сфере. Есть категория мужчин, которые бегут от этих проблем... на войну. В откровенно стрессовой ситуации с автоматом в руках они чувствуют себя лучше, а в мирной ситуации - с тревогой в душе - жить не могут.

Загнанные внутрь эмоции ищут выход, и они обязательно его найдут. В какой угодно извращенной форме: навязчивых ночных кошмарах, фобиях, агрессии и так далее. Часто пострадавшие длительное время мучаются от подсознательного чувства вины - что остались живы. При этом практически никто не отдает отчета своей неадекватности, в крайне редких случаях сами обращаются к врачу. Чаще их приводят родственники. А ведь рано или поздно к чисто душевным страданиям рано или поздно присоединятся и физические: давление, проблемы с сердцем, нарушение обмена веществ, язва...

- Может ли стать "вторичной жертвой" ЧС человек, вообще не присутствовавший на месте трагедии, но в силу своей впечатлительности среагировать психическим срывом?

- Таких людей очень много, и их срывы, их бессонные ночи, их депрессия в таких случаях - в значительной мере результат работы средств массовой информации. Когда по телевизору показывали во всех подробностях, что происходило после взрыва на Пушкинской площади в Москве, по телефону доверия нашего центра звонили по 150 и больше человек в сутки - тех, кто на месте трагедии и близко не был, но благодаря слишком откровенной съемке стал ее невольным очевидцем, и ситуация, ее нагнетание в СМИ вывели их из душевного равновесия. Кстати, кассету с записью наших новостей - с демонстрацией изувеченных, залитых кровью тел, мы два года назад возили в США на конференцию, обсуждали это вместе с американскими коллегами и пришли к выводу, что именно из-за этого после событий в Москве было столько вторичных жертв. А вот сейчас в Америке, несмотря на масштаб трагедии, вторичных жертв будет меньше. Потому что возьмите хотя бы новости Си-эн-эн, к которым в эти дни был прикован весь мир: ни одной кровавой картинки, оторванных конечностей, истошных криков. Люди встревожены самой ситуацией, сознанием того, что погибло множество людей, и первое, чего они ищут, - какой-то стабильности. Телефонов, куда можно обратиться, конкретной помощи от ответственных лиц. Там все было грамотно: начиная с заверений о том, что виновные будут наказаны, и заявления мэра Нью-Йорка о том, что башни будут построены снова, и заканчивая 40 миллиардами долларов, выделенных на ликвидацию последствий теракта.

- Утрата веры в свою неуязвимость - самое тяжелое психологическое последствие для американцев как нации...

- Настало время понять, что нельзя обеспечить безопасность только своей стране. Невозможно устроить так, чтобы внутри все было хорошо, а снаружи может быть и плохо. Невозможно защитить каждый дом, следить за каждым террористом. Мировое сообщество должно в своем сознании прийти к выводу, что терроризм - такое же зло, как людоедство, возвести его в ранг табу. Сейчас террор является средством достижения каких-то целей, причем для некоторых это - высшие цели. Отдать свою жизнь за идею - определенное количество людей в обществе способно на это. Вопрос, что за идея, вопрос жизненных ценностей. У всех наций есть исторические примеры того, что человек во имя защиты Родины отдавал свою жизнь. Иван Сусанин, Александр Матросов. Это ведь тоже люди-смертники, не так ли? Они пошли на это осознанно. Когда речь идет о религиозных фанатиках, они тоже идут на сознательную смерть ради высшей в их понимании идеи, за торжество их веры, чтобы попасть в рай. Ни один человек не пойдет на заранее четко запланированную смерть ради чего-то плохого, недостойного. Проблема в той социальной среде, которая допускает, оправдывает такие идеи, ради торжества которых человек убивает себя и других, и называет это геройством.

Почти век прошел со времени Первой мировой войны, когда все человечество решило не применять химическое оружие. Полвека прошло с тех пор, как были брошены две атомные бомбы и все увидели их разрушительную силу и весь масштаб последствий. Что бы ни происходило, люди понимают, что эти две вещи использовать нельзя, иначе погибнет цивилизация. Значит, мировое сообщество способно на какие-то общие табу. Такое же отношение должно быть и к терроризму. Если человечество хочет выжить, оно должно пойти именно этим путем. Вообще, современная цивилизация при всей ее "навороченности" очень уязвима, в этом нужно отдавать себе отчет. Количество чрезвычайных ситуаций - природных и техногенных, - к сожалению, будет возрастать хотя бы потому, что увеличивается население земного шара, его плотность, растут мегаполисы, внедряются новые и новые технологии, усиливается прессинг на окружающую среду. Это основные факторы возникновения ЧС. И мы должны быть к этому готовы.

В состоянии острого страха организм мобилизует все свои силы, вплоть до того, что "вооружается" на случай возможных ранений клетками-киллерами для борьбы с инфекцией. В кровь поступает целый коктейль гормонов, которые при определенных условиях вызывают состояние эйфории и обезболивающий эффект.

Рубцы на психике - реальная вещь. И лечить это состояние нужно обязательно, иначе неминуемы проблемы в обществе: запуганными людьми легче манипулировать.

Острая стрессорная реакция обычно продолжается от нескольких часов до 2-3 дней. Осознание того, что произошло, приходит позже. Понять и примириться с этим некоторым не удается всю последующую жизнь. Насколько глубокими будут следы психической травмы, зависит от того, как человек "переработает" трагедию, которая случилась с ним, его близкими или на его глазах.

Чрезвычайная ситуация - это когда в сознании людей рушится вера в систему, внезапная потеря стабильности и веры в то, что жизнь будет идти своим чередом, что она поддается контролю и прогнозируется на ближайшее обозримое будущее.

Каждый выпуск новостей - как сеанс психотерапии (Свидетельство очевидца)

Российский адвокат Павел Астахов из г. Питтсбурга:

- КОГДА утром 11 сентября по телевизору показали первое столкновение самолета с небоскребом, все подумали, что это трагическая случайность, авария. И тут же в прямом эфире другой самолет прорезает вторую башню. Несколько минут понадобилось на то, чтобы осознать, что это не кино, не трансляция "Войны миров" Герберта Уэллса, из-за которой в свое время люди ринулись покидать города. Потом упал самолет у нас под Питтсбургом, в том месте, которое известно каждому жителю города, - это национальный парк со знаменитыми водопадами. Причем самолет рухнул в то время, когда все полеты над Америкой уже 40 минут как были запрещены. Поэтому не перестают говорить о том, что его сбили военные. Очевидцы из жилых домов вблизи места аварии утверждают, что из самолета был виден дым, когда он еще находился в воздухе, и они слышали хлопок, похожий на взрыв. Укрепило эти слухи и то, что представители спецслужб сначала отказывались комментировать эту ситуацию, просто закрывали рукой камеру. В Питтсбурге сразу же объявили об эвакуации всех государственных и общественных учреждений. Люди в спешном порядке покидали небоскребы, которых в городе около 12, паники не было, но определенный хаос был неизбежен. Очень трудно было уехать из центра, не хватало автобусов, а личные автомобили полиция не пропускала. Мой старший ребенок позвонил мне из школы - автобус уехал, а его забыли, мне пришлось ехать за ним.

Сейчас настроение у всех подавленное, напряженное. Кто-то переживает сиюминутно - трагедия, погибло очень много людей, так много, что даже страшно предположить сколько. Люди, которым за 45, особенно интеллектуалы, в частности преподаватели университета, в котором я сейчас прохожу магистратуру, понимают, чем грозит вся эта террористическая акция, и они очень сильно переживают, представляя себе, какие могут быть последствия.

Постоянно на экранах телевизоров мы видим жену президента Буша. Она организовала фонд помощи детям, погибшим при теракте. В него записываются тысячи добровольцев, они общаются с этими детьми, проводят с ними дни и ночи. Лаура Буш, учитель по профессии, объясняет, как надо рассказывать детям о том, что случилось, как вести себя с ними, чтобы не травмировать и в то же время подготовить к тому, что они больше никогда не увидят своих родителей. Психологическая помощь организована потрясающе. Америка вообще уделяет очень много внимания психическому здоровью нации. Каждый выпуск новостей - своего рода психотренинг. Видно, что ведущие специально подготовлены. В отличие от наших новостийных блоков нет этого нагнетания, акцентов на кровавых подробностях, камера не наезжает на пятна крови, разможженные тела, извлекаемые из-под обломков. Кстати, совершенно не показывают и подробности спецопераций - как кого задержали, руки заламывали, лицом в асфальт, как у нас, когда телегруппа на хвост омоновцам садится и снимает всю дорогу. Меньше акцента на детали, больше информации уже по факту и особое внимание тому, чтобы правильно объяснить людям, что произошло, что это не агрессия какого-то государства против Америки, что это террористы, не конкретные курды, палестинцы или иракцы, а люди вне закона и вне национальности. Очень ровно, сдержанно, и, знаете, это успокаивает, это хорошо. Они стараются поддержать. Постоянно говорится о том, что государство оказывает помощь, телефоны, куда обращаться, что делать. Люди чувствуют, что о них помнят, конкретно о каждом.

В то же время у американцев очень много вопросов к своему правительству и президенту, которых они, как здесь говорят, наняли и платят налоги на их содержание. И, соответственно имеют право спросить по полной программе: кто, когда, почему? Расследование пройдет весьма быстро. На это брошены колоссальные силы. Вероятность того, что виновные в итоге понесут наказание и, в частности, предстанут перед судом, весьма велика. Принцип неотвратимости наказания в Америке работает безупречно. Найдется ли адвокат, который будет защищать террористов? Естественно, в Америке работа адвоката воспринимается иначе, чем в России. Здесь он в общественном сознании не ассоциируется как пособник клиента. Все понимают - адвоката не клиент придумал, а государство. Чтобы все было чисто с точки зрения закона. Поэтому у террористов обязательно будут адвокаты, причем лучшие. Другое дело, станет ли легче людям от того, что на электрический стул посадят 50 человек или разбомбят Кабул? Люди ждут более глобальных шагов по обеспечению безопасности от международного терроризма. Постоянно говорят о том, что Россия в этом прямой союзник США.

Лично я уже какой день просыпаюсь утром и думаю: во сне это было? Я смотрел на ночь страшный фильм? И так многие. Только и слышно: "как в кино, как в кино". Причем продолжение этого "кино" еще впереди.

Что это такое

ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИЙ СТРЕССОВЫЙ СИНДРОМ - психическое расстройство, возникающее у человека как отдаленная реакция на пережитую чрезвычайную ситуацию или травмирующее событие (природная или транспортная катастрофа, насилие, гибель других людей на его глазах). Проявляется самым различным образом: ночные кошмары, нарушение сна, депрессия. Многие становятся раздражительными, даже агрессивными, кто-то, наоборот, замыкается в себе, развиваются апатия и безразличие ко всему. Часто уже на первой стадии заболевания наблюдается сильное выпадение волос, становятся ломкими ногти, у женщин нарушается менструальный цикл. Исследования, произведенные в США на примере ветеранов вьетнамской войны, показали, что у некоторых пациентов, страдающих ПТСС, в клетках мозга происходят дистрофические изменения: например, гиппокамп - отдел мозга, отвечающий, в частности, за память, уменьшается в объеме на 5-8 процентов.

Манхэттен кашляет

Когда смотрела по телевизору, как обрушились обе башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и как люди бежали по улицам, спасаясь от облаков поднявшейся пыли и дыма, с ужасом подумала: как же они теперь этим будут дышать? Ведь потравятся все!

И. Мишнева, Владимир

СПЕЦИАЛИСТЫ - токсикологи, пульманологи, врачи спасательных отрядов, с которыми нам удалось связаться, согласились с тем, что даже тех людей, что не попали под обломки зданий, кто был просто рядом, кто рядом жил, можно также отнести к жертвам террористов. В первые сутки после трагедии вид Манхэттена с высоты птичьего полета ничем не отличался от панорамы накрытого ковровыми бомбардировками города времен Второй мировой. Смог из цементной, бетонной пыли, продуктов горения мебели и пластмасс из завалов плыл над Манхэттеном не один час. По сообщениям зарубежных агентств, ее слой спустя два дня покрывал внутренние помещения даже госпиталей.

Другими словами, Манхэттен сейчас кашляет. Строительная (неорганическая) пыль, попавшая в легкие в таких экстремальных дозах за короткий промежуток времени, способна закупорить бронхи человека, вызвав острые воспаления верхних дыхательных путей. Не исключен всплеск аллергических обострений и бронхиальной астмы у тех, кто ими уже страдал. В норме легкие рассчитаны на постоянное самоочищение, но с большим количеством строительной пыли они не справятся. Поэтому всем, кто находился в опасном районе, не меньше недели придется принимать отхаркивающие препараты.

Что касается асбестовой пыли, то для паники по поводу возможного увеличения раковых заболеваний оснований нет. Да, асбест признан канцерогеном и имеет свойство накапливаться в организме, но для того, чтобы заболеть, его нужно вдыхать регулярно в течение нескольких лет. А пока западные врачи рекомендуют нью-йоркцам до минимума сократить пребывание на улицах и активнее пользоваться респираторами и масками.

Напомним, что при расчистке завалов на улице Гурьянова и на Каширке в Москве в прошлом году наши спасатели получили такие средства защиты только через 16 часов после начала работы. Тем не менее все люди, работавшие там, живы, и пока никто не отметил у себя нарушения самочувствия.

Пожелаем того же и американцам.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно