Примерное время чтения: 12 минут
177

Ознаменую столетний юбилей прыжком с парашютом

Многие военачальники у нас, не успев отряхнуть ратную пыль с генеральских звезд и лампасов, опрометью мчатся застолбить свое место в политике: кто в мэры норовит, кто в губернаторы, а кто в Думу. Генерал-майор Александр Халутин - исключение. В 87 лет он совершил прыжок не в теплое кресло Думы, а в край вечных льдов и северных сияний, на макушку земли - Северный полюс. С парашютом.

К чертовой матери этот планеризм

ДВАЖДЫ, в 1927 и 1928 годах, врачебная комиссия браковала будущего генерала при поступлении в Смоленскую летную школу. Но Халутин ни секунды не сомневался: рано или поздно он все равно станет летчиком. От кого-то из знакомых узнал, что в Ленинграде при Обществе друзей воздушного флота открылась планерная школа, и, не раздумывая, поехал туда. Устроился на стройку каменщиком-кладчиком, а вечерами строил вместе с такими же одержимыми небом ребятами планеры, сконструированные Павлом Цыбиным и Олегом Антоновым - первый впоследствии стал одним из ближайших помощников Королева, а второй - знаменитым конструктором самолетов. А учил ребят летать на планерах легендарный Валерий Чкалов. Тогда, правда, его "великим летчиком" не называли. Он был уволен из ВВС за пролет под одним из мостов через Неву и имел репутацию "воздушного хулигана". Это был далеко не лучший период в его жизни.

Инструктаж у него получился коротким: "Ручка от себя - вниз, на себя - вверх. Понял? Ну садись и лети". Обычно (и тогда, и теперь) планеристов сперва обучают на пробежках и подлетах. Халутина же буквально выбросили в небо. Амортизатор натянули так сильно, что планер взвился, будто камень из рогатки. Страху он натерпелся! "Первая мысль: "К чертовой матери этот планеризм. Больше никаких полетов! Близко не подойду ни к чему, что летает!"

Однако ухватился за ручку управления, и когда сделал несколько "горок" "на себя - от себя", то почувствовал, что планер слушается... А снизу услышал подбадривающий крик Чкалова: "Молодец, Сашка, молодец!" Саше хорошо запомнился первый полет. Только-только построенный планер втащили на гору, натянули амортизатор: пять человек держали канат с одной стороны, пять - с другой. Чкалов показал пальцем на Сашу: ты - первый.

Летчик и курение несовместимы

НА ВСЮ жизнь Александр Халутин запомнил слова пожилого врача первой строевой части, где ему довелось служить:

1. Любишь летать, хочешь надолго остаться в авиации - брось курить. "И я сразу бросил. Как отрезал. Всегда все, что могло помешать главному делу моей жизни - полетам, я отбрасывал не задумываясь".

2. Не пей. Летчик и спиртное несовместимы так же, как летчик и курение. "В компании, скажу честно, перепью любого. Даже сейчас. Только зачем? Я когда в пьяную компанию попадаю, обычно очень веселюсь: только что вроде твой собеседник был неглупым человеком, а выпил и молотит черт знает что".

3. Чтобы организм работал слаженно и без перебоев, нужны крепкие, железные мышцы. Поэтому не давай себе лениться, работай, тренируйся, развивай мускулатуру. "Вот уже много лет подряд я не только делаю физзарядку, но в любую свободную минуту, утром-вечером, в холод-жару, кручусь-верчусь-дрыгаюсь - не даю организму никакой поблажки.

4. Ешь все, не признавай никаких диет. Организм сам знает лучше, что ему надо, он не знает только одного - сколько. Поэтому всегда старайся оставаться чуть-чуть голодным. Следи, чтобы не было живота. "Мне 92 года - пожалуйста, нет и намека на живот".

Удовольствие ниже среднего, но... на всю жизнь

ПЕРВЫЙ прыжок с парашютом Халутин совершил в 1932 г. Тогда летчику совсем не обязательно было прыгать. Да ему особо и не хотелось. Считал это занятие удовольствием ниже среднего. Но, когда ему предложил совершить прыжок Николай Евдокимов, знаменитый парашютист, первым в СССР выполнивший прыжок с задержкой раскрытия парашюта, не смог сказать нет. После первого же прыжка он сам побежал к Евдокимову: когда следующий?

"Сегодняшние парашюты по сравнению с теми, что были раньше, - баловство, - считает Халутин. - Можно хоть десять прыжков за день совершить, а с теми черта с два так попрыгали бы. Поэтому, может, кому-то покажется, что я не так уж много и прыгал - всего 157 раз, зато есть в моей "коллекции" уникальные прыжки со сверхмалых высот: со 100, с 90 и с 80 метров - никто в мире не делал ничего подобного.

Мы ничем не хуже американцев

В 1994 г. Александр Иванович услышал по радио, что какой-то пожилой американец прыгнул с парашютом, причем это было представлено как сенсация. Новость генерала, который только-только отметил свое 84-летие, сильно рассердила. И он поехал в Центральный аэроклуб: "Мать вашу так, по радио американцами восхищаются, а мы что? Чем хуже?" Опешившие чиновники послали старика... в Центральный военный госпиталь. Врачи растерялись не меньше, чем чиновники, и разрешение на прыжки дать отказались. Не потому, что нашли какую-то болезнь, просто прецедента не было. В самом деле, где такое видано, чтобы 84-летний дед с парашютом прыгал? Халутин вошел в положение врачей, написал бумагу, что о возможных последствиях предупрежден, и стал прыгать без разрешения.

С 1994-го по 2000 г. генерал Халутин выполнил 18 прыжков с парашютом, из них два раза опускался на Северный полюс. Второй прыжок на Северный полюс оказался несчастливым - произошел заворот кишок. "Я еще до прыжка почувствовал, что побаливает живот. Но такой уж я человек, что обращаюсь к врачам только в самых крайних случаях: считал и считаю, что организм должен сам справляться со всеми болезнями. А тут получилось так, что сразу после приземления я очутился на операционном столе. Последствия: частичная слепота и глухота, да еще ноги плохо слушаются. Так что сейчас я уже не тот спортсмен-подвижник, каким был еще полтора года назад, а полуразвалина. Но я не теряю надежды. Верю, что восстановлю спортивную форму и снова буду прыгать. Так и запишите: ознаменую свой столетний юбилей 158-м прыжком".

- Вы сказали, что обращаетесь к врачам только в самых крайних случаях. Не доверяете им?

- Я очень ценю врачей, но я не люблю к ним обращаться. Сами врачи в свое время научили меня: "Александр Иванович, хотите как можно дольше сохранить здоровье - не увлекайтесь лекарствами". Что я всю жизнь и делал. Даже в госпиталях во время войны из четырех лекарств, которые мне назначали, принимал какое-то одно, а три остальных - в унитаз.

Трудовой стаж - сто лет

- КАК вы думаете, сколько лет у меня трудового стажа? - неожиданно спросил Александр Иванович.

Я прикинул в уме:

- Наверное, лет 50.

- А вот и не угадали, - обрадовался генерал. - Ровно сто лет. Считайте: 4 года - каменщик-кладчик, 32 года пролетал в авиации, 30 лет проработал на предприятии Сергея Павловича Королева. Сколько это будет?

- 66 лет.

- Правильно. Но за сложность летной работы, в связи с ранением, а также с тем, что я с первого до последнего дня участвовал в войне, мне добавили к выслуге лет 34 года. Вот и получилось, что трудовой стаж у меня сто лет. Так в личном деле и записано.

20 лет летал с одним глазом

- ХОЧУ рассказать об одном случае, произошедшем во время войны. В воздушном бою меня атаковал сверхвысотный разведчик: очередь прошила кабину, осколок задел глаз. Чудом посадил самолет на чужой аэродром. В госпитале, куда меня немедленно доставили, врачи приняли решение: глаз удалить. А я подумал: мать честная, я, хоть и раненый, посадил самолет, да еще на чужой аэродром, значит, я и с одним глазом могу летать. Но кто мне разрешит? Короче, удрал я из армейского госпиталя. По личному распоряжению командира дивизии меня доставили в Москву. Там сделали еще 10 снимков, и после каждого: надо глаз удалять. А я: милые, не удаляйте глаз. Они мне: но ты же им все равно ничего не видишь. Да, не вижу - одно красно-зеленое полыхание, и все, но если глаза вообще не будет, меня близко к самолетам не подпустят. Наконец принесли все десять снимков профессору, он за голову схватился: зачем столько? И так ясно, что глаз надо удалять. А я говорю, не 10 снимков, а 14. Два сделали еще в полевом госпитале и два в армейском. "Как? Еще четыре? - вскричал профессор. - Да вы же облысеете". Я говорю: "Товарищ профессор, давайте договоримся так, пускай я облысею, но вы мне оставите глаз". Он рассмеялся: "Ладно, в порядке исключения попробую". Удалил осколок. Сделал совсем незаметный косметический шов. И я еще 20 лет обманывал окулистов, летал с одним глазом. На медкомиссиях, конечно, привирал: мне когда говорили - закройте правый глаз, я его якобы закрываю, а сам немножко подсматриваю. И только один раз попался. Совсем молоденькому врачу, старшему лейтенанту, ученику Филатова. А я уже был полковник, командир дивизии. Доктор вдруг заподозрил неладное: "Что у вас с правым глазом? Мне кажется, вы им совсем не видите." Крутил меня, крутил, пришлось честно во всем признаться. "Ну, и что будем делать?" - спрашивает. "Летать, как до сих пор летал", - отвечаю. Задумался лейтенант. И наконец вывел: "Зрение - 0,7". Прошел комиссию.

Летчик - это навсегда

МНОГИМ нынче трудно понять, насколько популярна и престижна была в свое время летная профессия. Каково было пройти по улице в кожаном пальто, с длинным шарфом-кашне, в валенках из мягкого фетра, голенища которых можно было откатить аж до бедер! Да еще иной раз на голове - шлем с очками-консервами... Сразу слышался среди прохожих восхищенный шепоток: "Летчик! Летчик идет!" А в 20 лет ощутить, что тобой любуются, очень приятно.

- Александр Иванович, когда вы смотрите на нынешнюю молодежь, какие чувства испытываете?

- Не буду идеализировать своих ровесников: и среди нас встречались рвачи, карьеристы, пижоны, жившие только ради себя и своего удовольствия. Но все-таки это были только капельки грязи на огромном и чистом портрете моего поколения. У большинства из нас жила в душе Вера в Светлое Будущее. Нам было дано великолепное ощущение общности со страной, с ее народом, с пролетариями всех стран, наконец... Может быть, его в нас насаждали, умело воспитывали ВКП(б) и ВЛКСМ? Да, несомненно, но я никогда бы не сказал, что нас "оболванивали", "вдалбливали" что-то. Во всяком случае какого-то внутреннего противодействия, неприятия идеология, которую нам прививали, не вызывала. Тем более что тогда, в 30-е годы, мы воочию видели реальные успехи и ощутимые достижения нашего строя. Согласен, что о цене этих свершений мы знали не все, замечали, что дураки, жулики и бюрократы иной раз неплохо чувствуют себя в партийных креслах, но ощущения, что наш строй порочен по самой своей сути, не было. И это - у подавляющего большинства моих сверстников!

Парадокс: воспитывавшиеся в эпоху, когда материализм, диалектический и исторический, безраздельно господствовал, а вера в Бога, прямо скажем, не поощрялась, оказались куда большими идеалистами, чем нынешние молодые люди, которым регулярно читают проповеди по радио и телевидению, которым преподают Закон Божий в школах и предлагают на выбор не один десяток вероучений, от православия до дзен-буддизма. Увы, хорошо заметно, что для многих из них главный бог - деньги. А мы верили в идеалы, верили в то, что их можно достичь и построить на земле такую жизнь, что, как говорил киношный Чапаев, "помирать не надо". И мы четко знали, что эту будущую, еще не построенную жизнь будут стараться задушить, затоптать сапогами, а потому надо суметь ее защитить, если придется.

Будет здоров лес - будем здоровы мы

- ВОТ еще о чем хочу сказать: я очень люблю природу, и мне очень больно видеть, как порой люди по-варварски относятся к ней.

Например, многим не нравятся мухоморы - очень красивые грибы, прямо-таки украшение леса. Если их не употреблять в пищу, то они никакой опасности не представляют. Однако некоторые товарищи считают своим долгом сбить их и растоптать, не задумываясь о том, что для многих жителей леса, например лосей, мухомор - это лекарство. Кроме того, мухоморы и белые грибы растут в сообществе, взаимно способствуя произрастанию.

Многие, наверное, заметили, какой редкостью в наших лесах стали муравьиные гнезда, а это привело к ухудшению состояния леса. Основной причиной их исчезновения явилось разграбление гнезд любителями самолечения. Какой-нибудь товарищ, имеющий ревматическое заболевание, осенью разрушает муравьиное гнездо и выгребает всех обитателей, приготовившихся к зиме. То, что гибнет целое гнездо, его не интересует. Что ему до леса, до природы? Кто-то ему сказал "помогает", и этого оказалось достаточным для уничтожения целого гнезда ценных санитаров леса. Любого подлеца, который поганит природу, не понимая, что будет здоров лес - будем здоровы мы, наши дети и внуки, я готов сам, лично... отругать.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно