Примерное время чтения: 9 минут
101

Россия СУИЦИД не осуждает

Коль человек всерьез задумался, не решить ли с помощью самоубийства все свои проблемы, он, скорее всего, попытается осуществить это намерение на практике. Если ему повезет выжить, вполне возможно, он станет пациентом доктора медицинских наук Владимира Федоровича ВОЙЦЕХА, возглавляющего Федеральный научно-методический суицидологический центр НИИ психиатрии.

- ЦЕНТР возник больше десяти лет назад благодаря усилиям профессора психиатрии Айны Григорьевны Амбрумовой, ее связям, энергии. Она сумела обратить внимание вышестоящих кругов на проблему суицида, "вышла" на тогдашнего министра МВД Щелокова - и сначала специалисты из МВД, а потом ЦК занялись изучением этой проблемы. Тогда и был издан приказ о создании при Московском НИИ психиатрии отдела суицидологии, а на его основе организован Федеральный научно-методический центр суицидологии, который долгое время возглавляла Айна Григорьевна.

- Чем сегодня занимаются сотрудники центра?

- Осуществляют научно-методическую работу, как в столице, так и по регионам. У нас есть два отделения (мужское и женское) на базе психиатрической больницы, кризисный стационар на базе городской больницы N 20, "телефон доверия", наши суицидологи ведут прием в 11 районных поликлиниках Москвы. Кроме того, сейчас создается аналогичная служба для подростков.

- Почему ваш кабинет находится в здании психиатрической больницы? Значит ли это, что совершившего попытку самоубийства врачи все-таки считают психически больным человеком?

- Действительно, сейчас мы с вами находимся в одном из корпусов психиатрической больницы N 4, сюда поступают суициденты - психические больные, суицид которых мотивирован психическими расстройствами, а вот в кризисный стационар при 20-й больнице поступают практически здоровые люди. Обычно служащие "телефона доверия" решают, куда направить позвонившего им потенциального суицидента: к суицидологу в поликлинику, кризисный стационар или диспансер. Такая же диспетчерская служба существует и при Институте им. Склифософского - совершившим самопорез, самоотравление предлагают обратиться к нам. Причем только если человек имеет психическое заболевание (допустим, у него бред, галлюцинации) и он представляет собой опасность для окружающих - речь идет о неотложной госпитализации. В других случаях пациент решает сам, нужен ли ему суицидолог.

- То есть насильно человека после попытки самоубийства лечить не будут и в клинику не положат?

- Нет, никакого насилия - только решение самого человека.

- Всегда ли достаточно суициденту первой медицинской помощи? Или он может повторить попытку?

- Такая опасность есть всегда, так как человек идет на суицид чаще всего во время кризисной ситуации, которая этим не разрешается, а может и усугубиться. К тому же у вышедшего из больницы (где его вытащили с того света) организм полностью не очищен от гадости, которой он наглотался или надышался, голова соображает плохо, посему возвращение в прежнюю среду может вызвать вторую попытку суицида. Человеку необходимо восстановиться, перестроиться, переориентироваться. Этим мы и занимаемся: назначаем пациенту антидепрессанты (легкие) и проводим с ним психотерапевтическую работу, помогаем понять, что ситуация разрешима или что можно изменить свое отношение к ней.

- Вы лечите и любителей пугать самоубийством близких?

- Да, бывают шантажно-демонстративные попытки суицида, когда человек пытается изменить к себе отношение окружающих людей или ситуацию. Тогда объясняем пациенту, что увлекаться этим не стоит - можно переиграть и совершить настоящее самоубийство. Такое случалось: один раз близких попугал, второй, третий, а на четвертый - погиб.

- Сколько времени пациент проводит в вашем стационаре?

- В психиатрической больнице - смотря по его состоянию (сколько необходимо), а в открытом стационаре - не больше месяца. В стационаре "открытые двери", как в санатории, - можно временно уходить домой, но необходимо соблюдать режим, ходить на занятия к психологу, психотерапевту.

- И все-таки всем ли несостоявшимся самоубийцам так необходимо ваше лечение? Неужели невозможно самостоятельно выйти из кризиса?

- Если человек не хочет лечиться, его никто не заставит, и он отправится домой - жить дальше. Но это для него же плохо. Мозги до конца не прочистились, сознание окончательно не прояснилось... Был случай: откачали в реанимации больную, совершившую тяжелейшее самоотравление, она чуть пришла в себя и говорит: "Теперь я знаю дозу, от которой могу умереть", - и требует, чтобы ее отпустили. Причем у этой женщины - никаких психических расстройств. Поэтому подобные истории зачастую оканчиваются трагически: больных отпускают, и они повторяют попытку, уже "зная свою дозу".

- Выживших после "второй попытки" тоже на учет не ставят?

- Нет! Конечно, очень хотелось бы, чтобы отношение к психиатрии менялось. Вот в Соединенных Штатах обращение к психоаналитику для людей в порядке вещей. Так ведь и в России можно обратиться к психотерапевту, суицидологу.

- Да у нас столько развелось шарлатанов, прикидывающихся психотерапевтами, психологами и прочими лекарями, и мы так запуганы страшными рассказами о психушках...

- В том-то и дело! Однако среди наших сотрудников шарлатанов нет. И если бы люди после первой попытки приходили к нам (а лучше "до", считая ситуацию якобы неразрешимой), думаю, мы могли бы предотвратить большое количество повторных суицидов.

- Каким образом?

- Дело в том, что вторая попытка чаще всего вызывается теми же причинами, что и первая. Поэтому мы стараемся переориентировать сознание человека так, чтобы изменилось его отношение к самой проблеме.

- Существует ли основная причина суицида?

- Такой нет. Обычные жизненные обстоятельства, трудности. По определению, суицид есть следствие социально-психологической дезадаптации в условиях неразрешенного социального конфликта. Конфликт может быть внутренним, внешним, он изматывает (например, частые ссоры в семье, проблемы на работе), затрагивает наиболее значимые личностные установки. Человек постоянно думает об этом, перебирает варианты разрешения, замыкается в себе, находясь в состоянии напряжения, - и тогда нарушается сон, приходит стресс, кризис. И - появляется мысль о суициде. А за ней - попытка.

- Женщины или мужчины чаще прибегают к суициду?

- Женщины чаще совершают попытки, а мужчины чаще умирают.

- Можно выделить по возрастному, социальному или еще какому-то признаку группы людей, наиболее склонных решать свои проблемы суицидальным путем?

- Обычно это лица, имеющие низкую квалификацию или не имеющие ее вовсе, злоупотребляющие алкоголем; в возрасте 35-45 и после 60 лет; и, наконец, живущие в тяжелых условиях (например, на Крайнем Севере). Также сюда можно отнести людей, страдающих неизлечимыми заболеваниями, испытывающих страх перед наказанием, перед одиночеством - физическим и психологическим, переживающих крах ценностей и не видящих перед собой перспектив. Допустим, человек был лидером в семье, зарабатывал деньги, кормил домочадцев, затем ушел на пенсию и занял подчиненное положение, начались конфликты... Кроме того, к суициду приводит потеря близкого (вообще значимого) человека и насилие над личностью.

- А когда в России был "пик" суицида и с чем, на ваш взгляд, это связано?

- Пик был в 1994 году, хотя "волна" попыток поднималась с 1991 года. Произошло это "благодаря" целому ряду причин: резкому изменению социально-экономической ситуации в стране, отсутствию социальной поддержки населения, потере работы и низкой заработной плате, инфляции, росту алкоголизма. Кстати, мы провели исследование и выяснили: за эти годы сильно снизился процент потребления в пищу белка, что, конечно, само по себе - не причина для суицида, но отражает глубину потрясения, пережитого народом. Теперь цифры потихонечку снижаются. Но так было до октября кризисного 1998 года, а новыми данными мы пока не располагаем. Известно, что после октября 98-го в Москве был подъем суицида.

- В связи с кризисом?

- Думаю, да. Понимаете, самоубийство - явление индивидуальное, но в то же время оно статистически устойчиво. Можно сказать, что в том или ином регионе страны, в тех или иных группах населения есть статистически устойчивая величина самоубийств. А вот что скрывается за этими словами - честно говоря, вам не скажет никто. Известно, что у нас на юге и на западе количество самоубийств "постоянно" меньше, чем на севере и на востоке. Это величина устойчивая, но с определенными вариациями.

- Взрывы жилых домов как-то повлияли на рост суицида?

- Нет, не повлияли. Я по этому поводу даже выступал на телевидении. Дело в том, что в годы критические (например, войны) народ мобилизуется, жизнь ценится больше, и число попыток суицида уменьшается.

- Что вы считаете лучшим средством в борьбе с суицидом?

- Наличие в обществе психологической поддержки человека, чтобы никто не чувствовал себя потерянным, брошенным. Вот недавно звонит нам в центр старушка и плачет: не могу выйти на улицу, одинока, слаба, да еще телевизор сломался. А что ей ответишь? Ну, поговоришь, успокоишь...

Сейчас мы собираемся организовать подростковую службу и надеемся, что у школьника на тетради, рядом с таблицей умножения, будет напечатан номер нашего "телефона доверия". Кстати, такой суицидологической службы, как в России, нет ни в одной стране. В других странах есть кризисные стационары, есть центры по учету и анализу случаев суицида в США, но там другое отношение населения к этим службам - люди сами к ним идут. А в нашем обществе суицидологов боятся так же, как и психиатров.

- А как, по вашему мнению, россияне относятся к людям, совершившим попытку самоубийства, и вообще - к суициду?

- 50 на 50. 50% опрошенных считают, что в некоторых ситуациях на это можно пойти, 50% говорят, что нельзя. Но в целом люди с пониманием относятся к суицидентам: мол, жизнь довела... А вот "религиозного" отрицания суицида в целом по России (ведь для верующего человека это - большой грех) пока еще нет.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно