Примерное время чтения: 7 минут
81

А кто не псих?

Слово "психиатрия" у большинства людей не ассоциируется ни с чем положительным. А между тем пора бы осознать, что психиатрическая служба имеет первостепенное государственное значение, так как психическое здоровье нации лежит в основе всего культурного, интеллектуального, экономического и военного потенциала страны. О проблемах современной психиатрии, в том числе геронтологической, рассказывает руководитель Центра по изучению систем поддержки психического здоровья Научного центра психического здоровья Российской академии медицинских наук Василий ЯСТРЕБОВ.

Люди "второго сорта"

К СОЖАЛЕНИЮ, психиатрия остается, и не только в нашей стране, на задворках медицины и вне внимания властей. Традиции у нас достаточно косные, именно по идеологическим соображениям эта сторона жизни долгое время была табу для обсуждения. В социалистическом обществе просто не могло быть социально обусловленных заболеваний - ни венерических, ни психических. Сегодня об этом говорить можно, но на страницы газет и журналов неудержимым потоком выплеснулась необъективная информация о работе психиатрической службы. Проблема в том, что к гинекологу, кардиологу, урологу идут лечиться, не боясь получить клеймо о неполноценности, а к психиатру по доброй воле мало кто отправится. Увы, с фактами не поспоришь - в прежние годы обратившийся за помощью к врачу-психиатру становился кем-то вроде изгоя. Ни в институте учиться, ни в заграничную поездку отправиться, ни за руль сесть, ни в общество охотников вступить... Бесправный человек, одним словом. И до сих пор считается, что тот, кто лечится у врачей нашей специальности, - человек второго сорта.

Заметьте, что с теми врачами-психиатрами, которые работают в медицинских центрах общего профиля, делятся своими проблемами гораздо более свободно. А полежать на кушетке у психолога - так и вовсе престижно. Значит, отталкивает само название "психбольница". Следовательно, основной путь развития современной психиатрии - перевод части служб в больницы общего профиля, районные поликлиники. Последние годы отмечены бурным развитием сети общественных организаций, в которые обращаются как пациенты, так и их родственники для получения моральной поддержки, помощи в социальной адаптации, и именно оттуда идет основная работа по изменению негативного имиджа психических больных.

Попробуем развеять несколько наиболее распространенных мифов о работе психиатрической службы. Во-первых, если раньше и правда информация о каждом обратившемся за помощью в диспансер к психоневрологу могла быть передана в соответствующие органы (по их запросу), то теперь она не предоставляется никому, за исключением суда и следствия. К тому же в зависимости от тяжести заболевания в условиях диспансера около 60% больных переведены на положение "консультативной группы" - т. е. не обязаны проходить регулярное наблюдение и посещать психиатра, и никакой запрос в их отношении сделан быть не может. Вторая группа - более тяжелые больные. Они, конечно, по-прежнему должны регулярно посещать врача. Но это обусловлено необходимостью правильного подбора медикаментов. Кстати, препараты, необходимые нашим пациентам, выдаются бесплатно. И былые ограничения в правах психиатрических больных распространяются лишь на очень тяжелые случаи.

Еще один миф - что люди с заболеваниями нашего профиля крайне опасные и агрессивные. Ничего подобного! Достоверная статистика показывает, что правонарушения ими совершаются ничуть не чаще, чем людьми абсолютно здоровыми.

Их вытесняют на обочину

ОДНИМ из важных разделов психиатрии является геронтопсихиатрия - наука о психических расстройствах у населения старших возрастов. В странах бывшего Советского Союза проблемы психиатрического здоровья пенсионеров приходится рассматривать под совершенно иным, чем во всем мире, углом зрения. Один только тот факт, что люди ушли на пенсию, на которую нельзя прожить, и все время слышат рассуждения политиков о том, как бы у них отнять и последнее, не может способствовать психическому здоровью. Ведь и так переход в статус пенсионера - это тяжелый удар. Это потеря зарплаты, среды общения, положения в семье - человек уже не лидер, выросшие дети как бы отодвигают его на обочину. Добавим сюда сужение культурного поля, изоляцию, одиночество - вот и полная картина стрессовой ситуации. Нельзя сбрасывать со счетов и объективные изменения в психике - как правило, к старости развивается целый комплекс сосудистых заболеваний, возникают проблемы с нарушением сна, памятью и настроением, развивается мнительность - т. е. человек становится сверхчувствительным к малейшему покушению на свой статус. А у нас к этому "букету" приходится добавить еще и необходимость жесточайшим образом бороться за свое физическое выживание - те, кто прежде выезжал на природу только отдыхать, теперь зачастую, чтобы прокормиться, вынуждены ковыряться в огородах. Им приходится стоять в унизительных очередях за льготными рецептами, считать каждую копейку, и в то же время слышать из всех средств массовой информации уничижительные отзывы обо всем том, что они в советские времена создавали своими потом и кровью. Получается, что их жизнь прошла совершенно зря? И какую бы радужную перспективу ни рисовали им нынешние политики, пожилым людям надо жить сегодня, а не надеяться на светлое будущее - во многих надеждах они уже неоднократно обманывались.

Государству более чем пора наконец подумать о пожилых и создать специальную, отдельную геронтопсихиатрическую службу, разговоры о которой ведутся уже более 20 лет. Привлекать туда специалистов со знанием именно возрастной психологии, с возможностью полноценного оказания не только медикаментозной, но и психотерапевтической, социальной, патронажной помощи. Чтобы пациент, обратившийся в такую службу, получил лечение и от сопутствующих соматических заболеваний, свойственных больным старшего возраста, чтобы мог войти в психотерапевтические группы, которые помогут справиться с одиночеством. Ведь, по статистике, около 50% лиц старше 60 лет живут одни. Недавно в одной из газет был опубликован случай, когда совершенно одинокая бабушка после смерти своей любимой кошки покончила с собой, поскольку не видела дальнейшего смысла жизни. И таких примеров, связанных с одиночеством, можно привести множество.

Правда, было бы несправедливым сказать, что у нас совсем ничего не делается для стариков. Есть и дневные стационары для пожилых, и специалисты, принимающие в диспансерах и поликлиниках, и психологи. Но все это - только в крупных городах, да и то на всех не хватает...

Стрессы бьют в первую очередь по старикам

ШУТКА, что, мол, здоровых в психическом плане людей нет, есть недообследованные, имеет изрядную долю правды. У каждого из нас к пожилому возрасту неизбежно развиваются те или иные расстройства в области психики. Что делать, как обращаться с больным, как ухаживать, даже как снимать психологическую нагрузку с члена семьи, осуществляющего уход за больным, - одни вопросы... Многие на своем опыте прочувствовали, насколько сложно поместить в стационар своего родственника, которому за 60, а тем более - за 70 лет. Но эти трудности многократно возрастают, если становится известным, что человек имеет какое-либо психическое нарушение или состоит на учете у психиатра, а ведь, согласно современным данным, до 67% лиц старше 60 лет страдают различными видами психических расстройств (естественно, имеются в виду все виды психической патологии - от самой легкой, нередко протекающей на амбулаторном уровне, до выраженной, требующей лечения в условиях специализированного стационара или учреждения призренческого профиля).

За последнее десятилетие отмечена тенденция к росту среди пожилого населения церебрально-сосудистых расстройств, психогенных депрессий. Что делать - стрессовые ситуации, которыми перенасыщена наша жизнь, бьют в первую очередь по старикам... В целом около 42,5% населения старшего возраста нуждается в специализированной психиатрической помощи, однако лишь 1/4 часть из них эту помощь может реально получить.

Так что будущее нашей психиатрии состоит из нескольких аспектов - конечно, необходимо совершенствовать саму систему помощи, укреплять службу психического здоровья и ее материально-техническую базу, улучшать лекарственное обеспечение. Но параллельно общественные, негосударственные формы помощи нашим пациентам могут быть существенным дополнением к традиционным, государственным, и огромный опыт, накопленный во многих странах, подтверждает это.

В части защиты прав пациентов, изменения отношения общества к ним никто не сможет помочь людям в большей мере, чем так называемые группы самоподдержки, движения семей, родственников больных и др. Но для такого уровня сознания наше общество еще должно дорасти.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно