Примерное время чтения: 2 минуты
97

Плохо без слона

Есть такая болезнь - "элефантомания" называется. Проще - "слоновья". Мания эта не лечится, к тому же передается по наследству, из поколения в поколение вместе с экспонатами.

КОМУ-ТО нравятся кошечки и собачки, а кому-то - слоны, как Михаилу СКУЛЬСКОМУ. За что? Да ни за что. Просто так. В его коллекции около трехсот всевозможных слонов с разных концов света. Длинноногий - из музея Сальвадора Дали в Фигерасе. Белый - из хлеба и соли, его недавно девушка, освободившаяся из мест не столь отдаленных, подарила. Еще двух школьницы из глины вылепили. Маленького из ракушечника приятель из Таиланда привез. Слон-чайник из Кисловодска. Есть точная копия слона, на котором царица египетская въезжала в Рим. У каждого своя история.

Открыли коллекцию тридцать лет назад семь накомодных слоников - Скульскому их тетя на счастье подарила. Такие тогда у многих дома стояли.

- Первый раз я увидел слона в детстве в цирке шапито в Канавине, - говорит Михаил Моисеевич. - Настоящего, живого, украшенного бубенчиками, цветными лентами и плакатами, зазывающими на представление. Небо, солнце - и вдруг туча. Поднимаю глаза - животное стоит. Мир мне загородило. Громадное такое.

- Так то живой был слон, а у вас все ненастоящие.

- Я всегда был сторонником того, что Нижний Новгород, в котором живет почти два миллиона людей, столица Поволжья, центр культуры, должен иметь своего слона. Что только мы о Нижнем не слышим от ныне действующих и недавно забытых политиков, а слона купить и его содержать не можем себе позволить. Ну что это такое? Плохо без слона.

- Михаил Моисеевич, а вы знаете, почему слоны не летают?

- Да летают они. Еще как!

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно