Примерное время чтения: 7 минут
243

Интеллектуальная актриса

Алла ДЕМИДОВА, народная артистка России, лаурет Государственной премии и Премии Президента России является одной из самых своеобразных актрис нашего времени.

Не взяли в артисты - идем в экономисты

РОДИЛАСЬ Алла в середине 30 годов в семье, которая была абсолютно далека от искусства. Мать ее работала лаборантом на кафедре экономики Московского государственного университета, отец - простой служащий.

Ничего значительного в своем детстве, ни особенно радостного, ни чего-то действительно горестного, Алла не помнит. Она была окружена заботой и любовью в семье, но в школе училась более чем средне, с детства росла отстраненной и не очень общительной девочкой. Возможно, повлиял на это следующий случай: однажды она играла с детьми в классики неподалеку от дома, на набережной Яузы, и ребята вдруг ни с того ни с сего схватили ее за руки и за ноги и начали раскачивать над водой, угрожая бросить в реку.

- Пережитый страх, - вспоминает Алла Сергеевна, - даже не страх, а ужас навсегда врезался в память. На всю жизнь осталось тягостное недоумение: откуда в людях столько жестокости, почему? Со временем я узнала, что не одну меня мучает этот вопрос.

Иногда мне кажется, что именно тот мимолетный ужас, который я испытала над темной водой Яузы, родил во мне какое-то инстинктивное недоверие к людям, которое я так и не смогла никогда окончательно преодолеть. Я настолько свыклась с настороженностью к незнакомым, что это стало свойством моего характера.

Окончив школу, Алла Демидова подала документы в Щукинское театральное училище, но ее не приняли.

- Сражаться с обстоятельствами моему характеру не свойственно, - говорит Алла. - Мне привычнее и удобнее плыть по течению, и хотя многие мне говорили, что нужно поступать еще раз, я отдалась течению жизни, и оно принесло меня с помощью мамы на экономический факультет МГУ.

Дебют

- УЧИЛАСЬ я неплохо, лучше чем в школе, многие предметы, особенно политэкономия, меня увлекали, но все-таки зароненное в мою душу еще в школьном драмкружке зерно любви к театру в конце концов привело меня в студенческий театр МГУ. Организовали эту театральную студию известный драматург Алексей Арбузов и не менее известный театральный режиссер Валентин Плучек. Однако вскоре Плучек ушел главным режиссером в Театр сатиры, а Арбузов вплотную занялся драматургией. В театр пришел Сергей Юткевич, мэтр советского кинематографа еще с середины двадцатых годов. Привел он с собой и молодого актера Ролана Быкова, низкорослого худенького паренька, который рьяно взялся за дело со всей мощью своего таланта и поставил на сцене студенческого театра пьесу чешского драматурга Павла Когоута "Такая любовь". Пьеса была очень далека от привычного нам тогда стиля соцреализма и вызвала эффект разорвавшейся бомбы. Там я получила первую свою роль, но не главную - главную исполняла Ия Саввина, студентка факультета журналистики.

На спектакль ходила, что называется, "вся Москва". И пьеса была необычна хотя бы непохожестью на советские соцреалистические штампы, и играли студенты талантливо и вдохновенно.

- А вскоре и Быкова, и Юткевича заслонили Владимир Ворошилов, который впоследствии прославился на телевидении своей передачей "Что? Где? Когда?", и драматург Михаил Шатров. Вместе они уговорили меня и некоторых других студентов-любителей (к тому времени мы уже окончили свои факультеты) пойти в организованную ими студию при Театре ленинского комсомола. Отношения у меня с ними совершенно не сложились, и очень быстро меня уволили за "профнепригодность".

Первый успех и его последствия

В ЭТО время в Щукинском училище курс набирала народная артистка РСФСР, ученица Евгения Вахтангова Анна Орочко, которая мне очень нравилась, и это побудило меня снова подать документы в театральную школу, забыв об университетском дипломе экономиста.

На этот раз меня приняли. Нашим педагогом на курсе был Юрий Любимов. В 1964 году он поставил с нами дипломный спектакль "Добрый человек из Сезуана", который стал событием театрального сезона в Москве, а потом взял с собой весь свой курс в новый театр, ставший впоследствии легендарной Таганкой.

- Что вам дал Любимов, всегда ли вы были согласны с его идеями?

- Атмосфера, созданная Любимовым, не предполагала дискуссий и рассуждений, не говоря уже о спорах с ним. Он был единоличным постановщиком и диктатором. К театру сразу же примкнула плеяда талантливых людей: Евгений Евтушенко, Юрий Трифонов, композитор Эдисон Денисов, художник Боровский и многие другие. Пришли в театр молодой Владимир Высоцкий из МХАТа и Николай Губенко из ВГИКа.

Из-за ее отстраненного характера и необычного дарования, которое часто называют интеллектуальным, Юрий Любимов долгое время относился к Алле Демидовой настороженно. Изменилось это отношение, когда по настоянию писателя Федора Абрамова ей дали главную роль в пьесе по его роману "Деревянные кони".

И сейчас помню, как мы были заворожены перевоплощением молодой красивой женщины в деревенскую нищую старуху. Ком стоял в горле, когда мы, зрители, смотрели на страдания нашей деревни. А те, кто хоть немножко знал Демидову, просто не могли понять, как молодая актриса, выпускница МГУ, всю жизнь прожившая в Москве, так пронзительно играет роль несчастной деревенской старухи в разоренной деревне. И это было настоящее театральное чудо.

Аллу тотчас заметили и пригласили в кино, где она сыграла более 40 ролей.

- Это была прекрасная школа, - говорит Алла Сергеевна, - хотя театр и кинематограф - это абсолютно разные вещи.

- Алла Сергеевна, вас называют интеллектуальной актрисой. Что, по-вашему, вкладывают в это понятие?

- Мне кажется, что прежде всего актер должен быть мыслящим и умным человеком, прекрасно представляющим себе тот образ, который он изображает, во всех его аспектах. Это не просто дар перевоплощения, поскольку на одних способностях перевоплощения глубокий, убедительный образ не создашь. С моей точки зрения, для этого нужно много читать и не только заучить роль, а узнать как можно больше о том времени, в котором действуют твои герои. Так поступали Евгений Евстигнеев, Михаил Ульянов, Владимир Высоцкий, не говоря уже об Иннокентии Смоктуновском.

Древние греки ожили

- АЛЛА Сергеевна, как вы отреагировали на раздел Таганки? Какую сторону в споре между Губенко и Любимовым вы заняли?

- Для меня такой вопрос не стоял. Нравственные критерии занимали и занимают в моем миропонимании главную роль. Юрий Любимов создал этот театр, к Губенко относился как к сыну, тот даже какое-то время жил у него. Если что-то не устраивало Николая Губенко и часть труппы в Юрии Любимове, они могли бы просто уйти, организовать свой театр, а не бегать по судам... Время сгладило боль, тем более что позднее, когда у меня практически не осталось ролей на старой сцене, я ушла сама, создала свой театр "А".

Театр - пожалуй, это слишком громко сказано. Нас было всего семь человек, и начали мы с древнегреческой трагедии "Федра", которую играли с Дмитрием Певцовым в постановке Романа Виктюка, а когда играть стало негде, начали гастролировать по всему миру. Так я и попала в Грецию, где, очевидно, все время жила подспудная тяга к национальной гордости - античным трагедиям Еврипида, Софокла, Эсхила. Никто их давно уже не ставил - они казались безнадежно архаичными, и вдруг невесть откуда появилась Федра, которая, похоже, просто поразила их. Греки и уговорили меня обратиться к своим античным классикам.

Демидову не зря называют одной из немногих подлинно трагических актрис современности. Чтобы донести до современного скептического зрителя трагедии, которым больше двух тысяч лет, и не только донести, а и потрясти давно забытыми страстями, нужны колоссальный талант и трагическая мощь. И в Алле Демидовой, этой спокойной и на вид даже флегматичной женщине, вдруг взрывается настоящий вулкан страстей, который потрясает и завораживает.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно