Примерное время чтения: 10 минут
165

"Владик, какой же ты молодец!"

Глядя на перечень титулов легендарного вратаря хоккейного ЦСКА и сборной СССР Владислава ТРЕТЬЯКА, невольно хочется снять шляпу, даже если ты её сроду не носил. 3-кратный чемпион Олимпийских игр, 10-кратный чемпион мира, 13-кратный чемпион страны...

"Если выживете, будете великим"

- ВЛАДИСЛАВ Александрович, кому в первую очередь вам хотелось бы сказать "большое человеческое спасибо" за полученное спортивное воспитание?

- В самую первую - конечно, родителям. Папа с детства приучил меня к порядку и дисциплине. Он у меня военный лётчик, так что воспитывал нас со старшим братом в жёсткой манере, следил, чтобы в школе двоек не нахватали. Отец большой спорт не любил и хотел, чтобы я пошёл по его стопам - в военную авиацию. Однако пересилило мамино влияние: она была учительницей физкультуры...

- А своего первого тренера помните?

- Обязательно! Первым моим тренером в хоккейной школе ЦСКА был Виталий Георгиевич Ерфилов. Он не только начальное игроцкое образование мне дал, но привил, пожалуй, самое главное - трудолюбие на тренировках. Хотя, возможно, очень помогло стечение благоприятных обстоятельств. В школе я учился во вторую смену, а мои товарищи по команде - в первую. Утром, когда они были на уроках, на лёд выходили трое-четверо юных хоккеистов, так что тренер мог уделять мне больше внимания. Именно Ерфилов обратил на меня внимание Анатолия Владимировича Тарасова. Весной 1969-го тот окликнул меня в нашем ледовом Дворце на Ленинградке: "Молодой человек, завтра приходите ко мне на тренировку команды мастеров. Если выживете, будете великим".

Как тренер и педагог Тарасов был уникальным. Взять меня, 17-летнего мальчишку, в основу прославленного ЦСКА, а потом и в сборную по тем временам был большущий риск.

- На тренировках, рассказывают, Тарасов драл со своих игроков три шкуры...

- Это ещё мягко сказано... В повседневной работе он был беспощаден, а меня временами так просто "убивал". Судите сами: после победной игры он всех отпускает домой, а меня подзывает и говорит: "Вам, молодой человек, завтра с утра надо прийти на тренировку и отразить 1000 бросков низом". Он не проверял, потому что знал - я приду и сделаю, пусть даже с ребятами из детской школы или молодёжки. А однажды безапелляционно заявляет: "Вы слишком много пропускаете!" На следующей тренировке я должен был кувыркаться на льду после каждого пропущенного гола. Я уж и стоять-то на коньках не мог от головокружения, а Тарасов доволен: "Полуфабрикат вы пока ещё..."

"Брежнев шептал мне в спину"

- АРМЕЙСКОЕ начальство вас любило и холило, разве не так?

- Министры обороны Гречко и Устинов не раз приезжали к нам на базу в Архангельское. Маршалы любили команду и всячески её поддерживали, в том числе и материально. Однажды перед матчем с "Крыльями Советов" Гречко неожиданно появился у нас на тренировке и попросил непременно победить, поскольку на игру обещал приехать лично генеральный секретарь ЦК партии Брежнев, наш давний истовый болельщик. Тарасов тут же за всех отрапортовал: "Да, товарищ Маршал Советского Союза! Выиграем!" А мы тогда проиграли, и маршал на нас обиделся и года два с хоккеистами не общался. Хотя, правду сказать, Гречко всегда тепло относился к спортсменам-армейцам. Заходишь к нему в кабинет после чемпионата мира или Олимпиады, докладываешь: "Старший лейтенант Третьяк...", а он в ответ: "Поздравляю, капитан Третьяк!"

- С самым главным болельщиком ЦСКА и хоккейной сборной Союза Леонидом Ильичом Брежневым общаться доводилось?

- Как сказать... Дело было в 1974-м, мы только-только вернулись с выигранного чемпионата мира, и я оказался в Кремле, где проходил XVII съезд комсомола. Мне было поручено обратиться к делегатам и одновременно приветствовать находившихся в президиуме руководителей страны во главе с Брежневым. Понятно, что вручили для этого заранее приготовленный текст. Начинаю его читать с трибуны, и вдруг у меня за спиной раздаётся громкий шёпот: "Владик, какой же ты молодец!" Через мгновение снова: "Владик, молодец!" Честно, никогда в жизни я не испытывал такой растерянности, ведь сзади сидел не кто иной, как генеральный секретарь ЦК КПСС, который обращался к выступавшему весьма странным образом. В ту минуту совершенно не представлял, как реагировать: прервать выступление, обернуться и поблагодарить? Или сделать вид, что не расслышал?

Все, наверное, знают, что, играя за ЦСКА и сборную СССР, я был членом ЦК ВЛКСМ. Считаю, нельзя наше прошлое огульно охаивать. У комсомола было немало плюсов. Он ведь действительно объединял молодёжь. Разве не комсомол шефствовал над "Золотой шайбой", "Кожаным мячом", "Серебряной ладьёй"? Очень много комсомол занимался патриотическим воспитанием, чего сейчас катастрофически не хватает.

- В своё время среди хоккеистов вы были самым идеологически выдержанным. Вас и комсоргом, и парторгом избирали.

- Наверное, заслужил своим поведением. Я ведь уже говорил, что воспитывался в семье военнослужащего, а отец был очень строг. За 21 год, проведённый в хоккее, я не пропустил ни одной тренировки. И ни разу не был наказан за нарушение режима.

Пенсия $100 в минуту

- А К ВЫПИВКЕ как относились?

- Я всегда знаю, когда пить... И с кем.

- Тогда неудивительно, что в 1982-м, когда в СССР приехал самый знаменитый канадский хоккеист Уэйн Гретцки, вас, можно сказать, "назначили" его другом...

- На протяжении многих лет в Канаде существует суперпопулярный киносериал "Чемпионы". По задумке организаторов одну из серий посвятили Гретцки и мне. И вот он со всей своей семьёй - мама, папа, трое братьев - приехал в Москву. Киношники снимали Гретцки и в Большом театре, и в старом цирке на Цветном бульваре. Потом нас вместе на тренировке, где мы изрядно накувыркались. А затем по сценарию Уэйн со всей роднёй должен был оказаться у меня в гостях за "рюмкой чаю". Ну вот, подъехал он на "Чайке", вышел, смотрит на пятиэтажку, в которой я тогда жил, и спрашивает: "Влад, этот дом - твой? Зачем тебе такой большущий?" В общем когда разобрались, то долго смеялись. Гретцки оказался отличным парнем. Мы уже безо всякого сценария весь долгий вечер просидели у меня, пили водку...

- Великий канадец что-нибудь понял о нашей тогдашней жизни?

- Мне кажется, что они ни тогда, ни сейчас нас не могут понять. Когда я бываю в Канаде и говорю, что как полковник запаса получаю пенсию порядка 100 долларов, то они думают, что это в минуту.

Точку поставило Политбюро...

- ВЫ ДЕСЯТИКРАТНЫЙ чемпион мира, трёхкратный олимпийский чемпион. И всё-таки есть ли в вашей карьере то, о чём можно сожалеть?

- Сожалею, что так и не удалось сыграть в НХЛ за "Монреаль Канадиенс". После Олимпиады в Сараево в Москву приезжал генеральный менеджер "Монреаля", пытался уговорить спортивных и партийных руководителей отпустить меня. Дошёл до самого Михаила Суслова, главного в то время идеолога Советского Союза. Но тот заявил, что я не могу уехать из страны, так как против этого "мой отец, генерал армии Третьяк, командующий Дальневосточным военным округом". На самом деле мой отец служил обычным офицером-лётчиком, как я уже говорил, был майором. После этого я закончил с хоккеем в 32 года. А в НХЛ бы отыграл ещё лет 5-7 спокойно...

- Несмотря на то что вы ни разу не вышли на лёд в свитере клуба НХЛ, вас первым из европейских игроков ввели в престижнейший Зал хоккейной славы в 1989-м. Почему?

- Туда принимаются только люди, которые достигли высших результатов в НХЛ. Но я никогда не играл в национальной хоккейной лиге. Думаю, меня признали не только за игры против энхаэловских профессионалов, но и за 4 Олимпиады и победы в десятке чемпионатов мира.

- Помимо чести быть первым иностранцем, представленным в Зале хоккейной славы, у вас и других знаков отличия и наград масса...

- Был такой случай. В 1981 году мы играли на Кубок Канады. Финальный матч, у нашей сборной просто шикарный состав. Побеждаем с разгромным счётом - 8 : 1. И тут объявляют, что лучшему нападающему в награду - перстень с бриллиантами ценой в 10 тысяч долларов. А я уже признан лучшим игроком турнира, ну, думаю, что же дадут? Оказалось, какие-то часы. Вручил президент фирмы "Картье". Я поначалу приуныл: вот Гретцки перстень заработал - закачаешься! А иностранца и обидеть можно, ерунду дарят. А потом оказалось, что часы эти стоят 12 тысяч долларов. А вообще мы по 300 долларов премиальных за победу на Олимпиаде получали, а сейчас ребята в НХЛ вино пьют по 300 баксов бутылка.

"Дедушка, а у тебя зубы свои?"

- С НЕ ТАКИХ уж давних пор вы - человек государственного масштаба, депутат Госдумы. Как вам новая работа?

- С весны прошлого года я возглавляю думский Комитет по физической культуре, спорту и делам молодёжи. Это широкое поле деятельности - законы, связанные с физкультурой и спортом, здоровым образом жизни. Плюс дела молодых - тех, кому от 14 до 30. Так что забот под завязку. Трудно. Очень много заседаний, встреч, писем, поездок. Даже когда был игроком, так часто по стране не летал.

- Известно, что вы счастливы в браке, воспитали дочь и сына. Но они спортсменами не стали. Может, ваш внук Максим пойдёт по стопам деда?

- Вообще-то уже пошёл. Максиму Третьяку восемь лет, и почти половину из них он занимается хоккеем в клубе "Серебряные акулы". Сначала был нападающим, каждой забитой шайбой безмерно гордился, смаковал. Но вот как-то подходит и спрашивает: "Дедушка, а у тебя зубы свои?" "Слава богу, свои, - отвечаю. - А почему ты интересуешься?" Тут Максим выдаёт: "Да просто знаю уже, что у многих форвардов зубы вставные!" Я ему объясняю: "Понимаешь, они ведь без масок играют, им могут и шайбой в лицо попасть, и клюшкой врезать". После этого мальчишка встал в ворота. Пока его характер и упорство меня устраивают. Но ему очень трудно. Ведь все из кожи вон лезут, чтобы забить внуку Третьяка.

- Ну, Максим, по крайней мере, экипирован на все сто. Вы-то, по слухам, в начале карьеры стояли в рамке даже без шлема на голове...

- Дурак был, копировал тогдашнюю моду канадцев: мол, мы очень мужественные. Вот и вставал в ворота без шлема, только в маске. Но пару раз разбили шайбой голову до крови, и отец сказал: "Или кончай пижонить, или заканчивай с хоккеем".

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно