Примерное время чтения: 7 минут
627

Одна судьба на двоих

В СЕРЕДИНЕ апреля не стало самых известных в мире сиамских близнецов - Маши и Даши Кривошляповых. Последние годы сестры фигурировали в Книге рекордов Гиннесса в качестве долгожителей среди собратьев по несчастью. Их жизнь оборвалась в 53 года.

Заживо похороненные

...СЕСТРЫ появились на свет 4 января 1950 года в московском роддоме на улице Верещагина. Это были первые роды портнихи Екатерины Кривошляповой. Они настолько затянулись, что врачи, опасаясь за жизнь матери, решились на кесарево сечение. То, что они увидели, повергло медперсонал в шок. Сиамские близнецы. Первые в истории московских роддомов. Раньше столичные врачи читали о них лишь в книжках. Сестра отнесла диковинных детей в инкубатор, а врачи собрались на совещание. В итоге было решено сказать матери, что дети родились мертвыми. Для достоверности оформили свидетельство о смерти. Однако убедить Екатерину в смерти долгожданных детей оказалось делом непростым. Она настаивала, что слышала детский крик. Наконец, одна из медсестер решилась раскрыть правду и отвела Екатерину в инкубаторскую палату. За стеклом несчастная мать разглядела два детских тельца, сросшихся бедром и имевших общую (третью) ногу. Из роддома Екатерина прямиком попала в психиатрическую больницу, где провела два года. Муж Екатерины - Иван Кривошляпов знал правду с первого дня. Он просил врачей лишь об одном - сохранить дочерям жизнь. И первое время регулярно переводил деньги на счет Научного института педиатрии, куда девочек отправили под наблюдение специалистов.

Подопытные кролики

УЖЕ будучи взрослыми, Маша и Даша с ужасом вспоминали о своем пребывании в этом заведении. По их словам, к ним относились, как к подопытным кроликам. А однажды в качестве эксперимента зачем-то посадили прямо на лед. После чего одна из сестер заболела воспалением легких. К слову, интерес к феномену проявляли не только отечественные эскулапы. Маша и Даша сильно интересовали американцев. От них даже последовало предложение... купить девочек. Заокеанские врачи обещали дать близнецам хорошее образование. Предложение отклонили. Естественно, не из-за суммы.

К семи годам сестры так и не смогли научиться передвигаться самостоятельно, они даже сидели с трудом. Однако к девяти появились первые успехи - Маша и Даша научились ходить с помощью костылей. А когда близнецам исполнилось пятнадцать, врачи решили ампутировать третью, среднюю ногу. Она располагалась перпендикулярно к спине и представляла собой две сросшиеся ноги с девятью пальцами. "Слишком много внимания привлекает, да и мешает она вам", - сказали Маше и Даше.

Вскоре после операции врачи решили, что отечественная медицина полностью изучила феномен близнецов, и отправили сестер в Новочеркасский интернат для детей с заболеваниями опорно-двигательного аппарата. Там сестрам пришлось терпеть постоянные насмешки и издевательства. Одноклассники за бутылку водки показывали сиамских близнецов местным ребятам. Часто Маше и Даше приходилось спать в мокрой постели - соседки по комнате наливали им на простыню воду. Случались и банальные драки, когда у сестер лопалось терпение. В одном из интервью они признались, что именно в Новочеркасске им впервые пришла идея о самоубийстве - настолько они чувствовали себя брошенными и одинокими. Возможно, девочек могло бы как-то отвлечь обучение игре на фортепиано. Они мечтали играть в четыре руки. Но руководство интерната смотрело на них исключительно как на умственно отсталых, отношение учителей было соответствующее. И просьбу о музыкальных занятиях в интернате сочли блажью.

В 1970 году сестры сбежали из Новочеркасска. Они направились в Москву, но по дороге потеряли метрику и паспорта. В столице не без труда восстановили документы и устроились жить в интернат для престарелых. Они не теряли надежды найти мать. Хотя врачи уверяли, что она умерла при родах, у них теплилась надежда на чудо. Встрече было суждено произойти, когда Маше и Даше исполнилось 35 лет. Адрес удалось выяснить через справочный стол. "Когда мы однажды решились прийти к матери домой, вместо радостных объятий нас встретил тяжелый взгляд совершенно чужой женщины, - вспоминала Маша. - Не такой мы ее себе представляли. С порога на нас обрушились упреки, мол, где вы раньше были, почему сразу не разыскали". После этой первой и единственной встречи с дочерьми у Екатерины Кривошляповой начались серьезные проблемы со здоровьем, вскоре она умерла от сердечного приступа. Еще раньше от рака умер ее муж, отец сестер, Иван Кривошляпов. На могиле родителей Маше и Даше так ни разу и не удалось побывать.

Мысли о самоубийстве

САМЫМ счастливым временем в своей жизни они считали 1993 год. Тогда немецкие журналисты пригласили Кривошляповых в Германию. В этой стране они впервые почувствовали себя людьми. Спокойно гуляли по улицам, жили в гостиничном номере, который после интернатовской комнаты казался дворцом. К ним обращались ласково и вежливо, вкусно кормили. На этом фоне возвращение в родную Москву показалось возвращением в ад. Тогда у сестер второй раз возникла мысль о самоубийстве. И если бы не Маша, которая в последний момент отговорила сестру прыгать с 11-го этажа, близнецы расстались бы с жизнью еще десять лет назад. Наверное, это был один из тех случаев, когда ярче всего проявилось, что сестры разные по характеру. Так Даша была добрее, мягче, а Маша, наоборот, резкая, упрямая. В школе у Даши отметки были лучше, да и на ласку в отличие от сестры она откликалась. Любила, чтобы ее погладили по голове, похвалили. Различие в характере сказалось на самом главном. Даша нашла утешение в спиртном. Маша сильно страдала от запоев сестры, ведь кровеносная система у сестер общая. Пила одна, а пьянели обе, и голова утром болела у обеих. Когда сестры были уже не в силах справиться с пагубным пристрастием, им на помощь пришел нарколог Сергей Федорченко. Их закодировали по методу Довженко на один год. Но сестры этот год не выдержали. По странному стечению обстоятельств в их судьбу опять вмешались западные журналисты. В Москву приехала англичанка с целью написать книгу о непростой судьбе Кривошляповых. В течение многих дней она по нескольку часов записывала воспоминания сестер на диктофон. Переживая в интервью заново прежние обиды, сестры поняли, что опять возьмутся за старое. Тогда они позвонили врачу и, крича в трубку, требовали их раскодировать. Врач, опасаясь, что сестры "сорвутся", выполнил просьбу.

Журналистка благополучно собрала материал для книги и отправилась домой. А сестры вновь остались один на один, как они говорили, "со своим уродством" и букетом болезней. Уже тогда у них обнаружили цирроз печени. Кроме того, Маша в пику Даше, которая не переставала пить, нашла свой способ "расслабляться" - стала помногу курить, иногда больше пачки "Беломора" в день. Сестры с двух сторон поджигали свою жизнь, горящие концы неумолимо приближались друг к другу.

На все упреки врачей подумать о здоровье Маша и Даша лишь зло огрызались. Они почти безвылазно сидели в своей комнате. Чем занимались? Да ничем. В одном из последних интервью они признались: "Скучно. Нам даже спорить не из-за чего, ведь у нас все общее".

...Первой от сердечного приступа умерла Маша. Через семнадцать часов остановилось сердце и ее сестры. Могилы Кривошляповых не существует, их кримировали на одном из московских кладбищ. Где будет установлена урна, решит руководство интерната.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно