Примерное время чтения: 4 минуты
68

Свобода прямостояния

- НЕ ДОЛЖНО быть никаких запретов!" - можно услышать сейчас и от журналистов, и от учителей, и даже от законодателей Государственной Думы. Но ведь это абсурд! Если разобраться, именно на запретах держится вся человеческая культура.

Что такое культура поведения за столом, как не запрет чавкать, рыгать, шмыгать носом, вырывать лакомый кусок изо рта соседа? А правила пользования общественным транспортом? Разве они не предполагают, к примеру, запрет плюхнуться на колени к сидящему, когда нет свободного места, или разлечься на полу, предусмотрительно подстелив из гигиенических соображений газетку? Уберите языковые правила, сплошь состоящие из запретов, и мы не сможем объясняться. Восстаньте против врачебной дозировки (то есть запрета принимать лекарства в неограниченных количествах) - исход будет печальным, вплоть до летального. Не бывает поэзии без ритма (то есть запрещается от него отказываться), а музыки - без звуков.

Короче говоря, отмени культурные запреты - и культура посыпется, ибо это ее костяк.

- А чего ж тогда "совок" рухнул? - спросил нас в кулуарном разговоре на эту тему сотрудник "Новой газеты". - Запретов-то было хоть отбавляй.

Ему казалось, что он нам возражает, а на самом деле никакого противоречия тут не было. Ведь запреты могут быть чрезмерными, глупыми, жестокими, унизительными, безнадежно устаревшими.

Конечно, когда человек не мог поехать за границу без разрешения Старика Парткомыча, это было унизительно. Когда запрещали выставку художников-нонконформистов, это было глупо. Когда человека, живущего в эмиграции, не пускали на похороны отца, это было жестоко. Хребет, он от непосильного груза ломается.

А бывают запреты вполне осмысленные и гуманные. Скажем, обижать стариков.

Даже среди уголовников, которым вроде бы никакие законы (то есть запреты) не указ, не поощряется беспредел. Его справедливо считают угрозой уголовному миропорядку. Так что дело не в самом факте запрета, а в их сообразности времени, месту и обстоятельствам.

"Перегибы тоталитаризма и либерализма" очень хорошо иллюстрируются двумя разными подходами к воспитанию детей. Ребенок, который с утра до вечера слышит слово "нельзя", растет затюканным и безвольным. При этом в душе его накапливается недовольство, и "паровой котел" может неожиданно взорваться. Но если родители позволяют сыну или дочери все, то дети очень быстро психопатизируются.

Убирая всяческие рамки, взрослые фактически лишают ребенка ориентиров в неведомом мире, ввергают его в хаос, который порождает в детской душе страх и агрессию. Ребенок становится капризным и расторможенным. Он вытворяет Бог знает что.

- Уж мы чего только ему не позволяем, а ему все мало! Требует и требует, - недоумевают родители. - Как будто нарывается.

А он не как будто, он на самом деле нарывается. Нарывается на запрет, чтобы обрести хоть какие-то границы, хоть какие-то пределы дозволенного. Его тоже пугает беспредел. Не случайно даже доктор Спок, которого считают одним из отцов-основателей либеральной Америки, в своей последней книге "Нашим детям лучший мир" признался, что последствия того свободного воспитания, которое он пропагандировал всю жизнь, сегодня приводят его в ужас. Как в семье, так и тем более в обществе нелегко найти баланс запретов и свобод, ухитриться проплыть между Сциллой рабства и Харибдой скотства. Но пытаться необходимо. Иначе за призывами к свободе ползать на четвереньках (которая и ожидает нас после снятия всех запретов) мы безнадежно позабудем о том, что одна из главных, если не самая главная свобода человека - это свобода прямостояния.

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно