62

Олимпиада - дело семейное

Представьте себе, с каким настроением после всех скандалов в Солт-Лейк-Сити ехали на Паралимпийские игры наши спортсмены-инвалиды. Но Бог миловал: 26 человек завоевали 21 медаль (7 золотых, 9 серебряных и 5 бронзовых). И в семь раз меньшим составом дали стране больше наград, чем их абсолютно здоровые товарищи.

И ЭТО притом, что выступили только в трех видах из четырех, входящих в программу, - лыжных гонках, биатлоне и горных лыжах. В хоккее с шайбой мы команду выставить не смогли.

Присутствуя в Доме правительства на чествовании паралимпийцев, постоянно ловил себя на мысли, что эти ребята, сидящие в колясках или с трудом передвигающиеся без посторонней помощи, почти слепые, знают какой-то секрет, недоступный нам, здоровым. Приблизительно его можно сформулировать так: они научились высекать счастье из жизни, имея все основания быть в обиде на нее.

Даже здоровый не всегда отваживается выйти на улицу, не будучи уверенным в своей безопасности. А эти где-то нашли силы не просто выйти, а еще и взять в руки палки, встать на лыжи и идти сколько хватит сил. Они решили тренировать себя, а тренеры им помогли. Их пример намного дороже того серебра и злата, которое они завоевали. Не говоря о том, что у каждого своя судьба и свой путь к пьедесталу...

У семьи Ильюченко они особенные. И Николай, и его жена Татьяна - триумфаторы Игр, лыжники. Можно сказать, семейный подряд. А начиналось все так. Николай увидел свою будущую супружницу на тренировке, но особого внимания не обратил. По причине ее малолетства. А вот когда подросла - стал "выделять" из общей массы. Да и тренер помог: шутя "сосватал" их, она была вроде не против, а через год-полтора сыграли настоящую свадьбу. Это на словах. На деле за свое счастье Николаю пришлось побороться. Татьяне тогда исполнилось 17, ему 24, и надо было что-то делать, чтобы их расписали (по закону - только с 18 лет!). Решили действовать! Ночью Николай с тренером выехали из родного Бийска (где и сейчас живет семья Ильюченко) в Барнаул, получили, не без слез, правда, согласие Таниной матери, взяли справку, что она "в положении" (другого выхода не было), и только после этого поженились...

Поначалу Татьяна смотрела на своего суженого снизу вверх. Ну, как же - чемпион Европы, Паралимпийских игр... А она только начинает оперяться. Но совместные тренировки сделали свое дело - сблизили их по-настоящему. Тем более, что выступали оба в категории слабовидящих спортсменов. И у жены, и у мужа - минус 16. Да и по комплекции они сильно напоминали друг друга - джинсы носили одного размера. Кстати, вопрос на засыпку: можно ли бегать на лыжах в очках? Можно, но очень неудобно и где-то опасно. Гайморит и простуда замучают! - они же леденеют на морозе, да еще и нос морозят. Поэтому для лыжников контактные линзы - спасение. Бегают только в них.

Находясь рядом, не выдержал, спросил Николая, сколько лет у него ушло на восхождение? "К званию заслуженного мастера спорта, - ответил он, - около двадцати. Правда, я поздно начал, в шестнадцать..."

Был у него момент, когда не только карьера, но сразу все повисло на волоске... Вдруг, в одну минуту, потемнело в глазах. Не зная, что думать, с грехом пополам добрался до больницы. Там его ждал страшный диагноз: отслоение сетчатки на обоих глазах, полная потеря зрения. Полгода его водили за руку, потом бесконечные операции. Когда надежда стала угасать, судьба смилостивилась: в красноярской клинике он вновь увидел свет, пусть не очень яркий. И сразу вернулось желание двигаться. Он снова встал на лыжи...

После женитьбы и рождения ребенка, казалось, наступила полоса бесконечных удач - на лыжне, в жизни... И тут новый удар: собирались вместе с женой поехать на соревнования, как вдруг у дочери (ей тогда было два года) случился приступ. Неделю она провела в реанимации, две недели заняла реабилитация.

- Нам ее вынесли из больницы, - вспоминает Николай, - и сказали: "Чувствует себя нормально..."

Когда ребенка привезли домой, выяснилось, что у него парализована правая сторона... Сейчас девочке девять лет, и кто не знает, что с ней было, может ничего и не заметить. Она бегает, речь восстановилась. Но что с ней тогда случилось, никто, включая специалистов, сказать не может. Николай не исключает врачебную ошибку, неправильное лечение. Так или иначе, но в два года девочке пришлось заново учиться ходить. Кое-какие последствия болезни заметны до сих пор. Например, ложку она держит в левой руке, пишет тоже только левой. Но все отмечают ее необыкновенную душевность, доброту. И папа этим очень гордится....

Сейчас дочь учится в специализированной школе для слабовидящих. Не потому, что плохо видит, скорее, в целях профилактики. Родители ведь сами выпускники этой школы. Таню, например, туда привезли в подготовительный класс в 6 лет.

- Мы даже квартиру поменяли, чтобы быть поближе к этой школе, - рассказывает Николай. - Как только призовые за Олимпиаду получим, ремонт сделаем. Надеюсь, что хватит...

- Кстати, ты не подскажешь, что там случилось у вас на последнем этапе эстафеты? Говорят, борьба жесточайшая была с американцами...

- Не то слово! Мы до сих пор не можем понять, в чем было дело. На подъемах я выигрываю чуть не 20 секунд, а на спуске они нас догоняют. То ли смазка у них лучше была, то ли лыжи, но как спуск - они рядом. Просто бессилие какое-то чувствуешь! И вот выходим на стадион, а мой соперник Стив Кук в двух метрах от меня! Рев на трибунах страшенный, истерика... В общем, опередил я его на 1,6 секунды. Полтора метра. Но "золотые"...

- Говорят, все отдал, упал после финиша...

Отдал - не то слово! Минут десять встать не мог... Жена к этому времени уже "серебро" в эстафете завоевала, по телевизору смотрела, так извелась вся...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно