Примерное время чтения: 6 минут
317

Киньте шапку для вундеркиндов

В этот день на одном из этажей в школьном коридоре я увидел прислоненную к стене учебную доску зеленого цвета. Вся она была исписана формулами, совершенно мне не понятными. Где-то посредине доски они обрывались, и далее было крупно начертано: "Крыша поехала..." "Хорошо, что наши вундеркинды не теряют чувства юмора!" - подумал я.

ЭТО учебное заведение часто называют "школой для вундеркиндов". Два-три неприметных здания на окраине Москвы за высоким забором. Для нескольких поколений доморощенных ученых, бизнесменов и даже шпионов она стала точкой отсчета их восхождения к карьерным высотам. Называется эта школа Специализированный учебный научный центр при МГУ (СУНЦ), создан в начале 60-х годов известным ученым А. Н. Колмогоровым по типу Царскосельского лицея для особо одаренных детей. Юные таланты искали (и ищут) повсюду. Даже, несмотря на распад СССР, число одаренных детей нисколько не уменьшилось. Наоборот, из года в год конкурс в СУНЦ становится все больше (более 20 человек на место). Сейчас в школе обучаются около 300 ребят со всей России.

С одним из них я познакомился сразу после урока математики в просторном светлом классе, прибыв в СУНЦ с утра пораньше. Зовут его Ашум Каибханов, он родом из старинного города Таганрога. Ашума смело можно назвать представителем нового поколения научной молодежи. Ему едва исполнилось шестнадцать лет, а он уже стал призером (занял третье место) на престижном математическом конкурсе в США, удивив авторитетное жюри новым доказательством "трансцендентности числа Майлера". "Творческий путь" Ашума до сего дня не был тернистым. Отец преподает математику в институте, мать - в школе. Всерьез увлекся разными уравнениями и задачами в восьмом классе. Отец всячески поощрял устремления сына. Ашум мало чем отличается от своих сверстников: в свободное время играет в шахматы, в футбол. Вот только телевизор смотрит редко.

- Папа вообще разрешал включать телевизор только на полчаса в день, - сказал Ашум. - Конечно, тогда мне это очень не нравилось. Но сейчас я его понимаю.

Два года обучения скоро заканчиваются, но у Ашума большие планы.

- Хочу поступать в МГУ, - говорит он. - Я думаю, сейчас это самое престижное образование. Хочу заниматься наукой.

- А работать за рубеж поедешь? - спрашиваю я, намекая на бедственное материальное положение многих его преподавателей.

- Ну, на полгода, на год, - поразмыслив, ответил Ашум. - Но не навсегда!

- А в Таганрог не хочешь вернуться?

- Там спокойно, но в Москве больше возможностей!

Надо сказать, что Ашум далеко не единственный победитель из России. Уже не первый год мальчишки из этой школы завоевывают на подобных конкурсах призовые места и награды. Им бы идти дальше, но куда?

- Сейчас появляются хорошие возможности, - сообщил один из давних преподавателей школы, доцент А. А. Русаков. - Наука стала постепенно подниматься с колен. И самое главное, интерес в ребятах не угас.

- А встречаются так называемые самородки из российской глубинки? - спрашиваю я.

- В селах и деревнях самородков сейчас нет, - отвечает преподаватель. - Образование там настолько плохое, что дети, окончив среднюю школу, иногда даже читать и писать толком не могут. Поэтому вундеркинды теперь появляются, как правило, в крупных городах, где учителям худо-бедно, но платят зарплату, где в школах есть хоть какое-нибудь современное оборудование.

Сама школа оснащена неплохо: три компьютерных класса - два более современных, подаренных ректором МГУ В. А. Садовничим, один - устаревший от компании ИНТЕЛ за вклад школы в развитие информационных технологий; большой актовый зал, построенный на деньги президента В. В. Путина. Правда, проекционное оборудование стоимостью 300 тысяч рублей оказалось не самым современным. Видимо, кто-то решил сэкономить. Компьютеры изнашиваются быстро, их тоже надо постоянно менять. Что касается специального оборудования, например для кабинетов физики, то пока что школе оно не по карману. Стоит несколько миллионов долларов, да и обновлять его, так же как и компьютеры, надо часто.

- Из-за того, что у нас нет современных приборов, наших юных физиков вообще не принимают на международные соревнования! - сказал с досадой один из преподавателей СУНЦ. - Отечественное оборудование для физики устарело давным-давно, а импортное, сами знаете, сколько стоит. А работы наших ребят могли бы без сомнения претендовать на призовые места!

- Бросили бы шапку к ногам своих бывших учеников! - посоветовал я. - Глядишь, не один бы класс оборудовали.

А среди выпускников школы, как выяснилось, есть и директора известных банков, фирм, иные числятся в мультимиллионерах и проживают за рубежом. Правда, не всем многообещающий путь к материальным благам показался насущным. Есть и такие, кто, откинув дела земные, ушел в священники. А кто-то, несмотря ни на что, по-прежнему предан науке. Один из первых десяти докторов наук, учеников А. Н. Колмогорова, молодой профессор Е. В. Щепин не только преуспел на научных поприщах, но собирается в ближайшее время неплохо зарабатывать при помощи математики. Причем не придумывая что-то на потребу дня, а занимаясь серьезными теоретическими исследованиями в своем Институте математики РАМН.

- Что-то сдвинулось с места, - убежден ученый. - Как говорится, лед тронулся. Государство наконец-то стало выделять деньги на науку. Скоро оно будет финансировать один из наших проектов. Работа продлится не один год. И, я думаю, моя зарплата будет больше тысячи долларов в месяц...

Несколько лет назад Щепин работал по приглашению в Мексике. Говорит, наших ученых там много, платят им хорошо, есть все условия для работы. Ему тоже предлагали остаться, но душа не лежала к незнакомой жизни. "Наши ученые там как-то обмякают, - сказал он. - Меньше свежих идей, меньше азарта..." "Сытая жизнь виновата?" - спрашиваю я. "Может быть..." - неуверенно отвечает профессор.

Так уж наш человек устроен, что ли? Всегда ему чего-то не хватает: то ли кнута, то ли пряника...

Пока мы беседовали в кабинете математической кафедры, из коридора в комнату то и дело сновали озадаченные мальчишки. В обычной школе таких не встретишь. Взгляд, устремленный в себя, - видимо, какие-то необыкновенные идеи бродят в голове. А тех, у кого они не только бродят, но и материализуются в виде интересных работ, преподаватели распределяют на соответствующие конкурсы и олимпиады. Благо, сейчас их немало и у нас в стране, и за рубежом. Есть, где себя показать...

Смотрите также:

Оцените материал

Также вам может быть интересно